Главная страница

«Я родом из России, но моя Родина – Казахстан»

Так говорят многие известные актеры из легендарной труппы Театра для детей и юношества им. Н. Сац. За 30 лет независимости Казахстан стал для них и страной, где они реализовались как яркие творческие личности, и родным домом.
Фото из архива театра

Напомним: Наталия Сац – организатор первого в мире детского театра, открывшегося в 1918-м в Москве. Попав в 1943 году в Алма-Ату, она и здесь создала ТЮЗ. 7 ноября 1945-го открылся русский театр, а через год – казахский, первыми актерами которого стали супруги Камаси и Амина Умурзаковы.

А что касается русской труппы, то в основном это были выпускники театральных вузов других республик Союза. Среди них, кстати, была и выпускница ВГИКа, будущий министр культуры КазССР Ляйля Галимжанова. Большинство актеров русского театра, попав в Казахстан, навсегда связали свою жизнь с респуб­ликой. Сегодня воспоминаниями и мыслями о переплетении судеб – актерской и страны – делятся те, кто считает этот театр своим домом.

Любимица публики – заслуженная артистка Казахстана, прима Татьяна Тарская служит Театру им. Н. Сац более полувека.

– В сентябре 1968 года я приехала из России в Алма-Ату по приглашению режиссера Григория Жезмера, – вспоминает она. – Мне здесь сразу все понравилось, город был настоящим оазисом: высокое голубое небо, обилие зелени, журчащие арыки, на каж­дом углу продаются фрукты, везде аромат яблок, а главное – люди в Казахстане приветливые как нигде. Театр мне тоже очень понравился. Еще бы! Репертуар замечательный, труппы – русская и казахская – дружили между собой, а я сразу стала получать значительные роли.

В 1985-м, в год своего 40-летия, Алматинский ТЮЗ разделился на два самостоятельных теат­ра. Так появился русский театр, позже ему было присвоено имя основательницы театра Наталии Сац, и казахский – имени Габита Мусрепова.

В 1986-м, месяца за два до печальных декабрьских событий, театр возглавил приглашенный из Иркутска легендарный режиссер Борис Преображенский. Так совпало, что для первой постановки он взял пьесу, исходя именно из декабрьских событий ‒ «Ночную повесть» польского автора Кшиштофа Хоинского. Острый детектив про противостояние мировоззрений точно выстрелил во времени. Вообще этого режиссера всегда отличало то, что спектакли, поставленные им, были не просто созвучны сегодняшнему дню, а чуть опережали его.

Многие из постановок адресованы подросткам. «Назначь мне свидание» по повести Галины Щербаковой «Вам и не снилось», «Синяя птица» Метерлинка, «Волшебная трава» Светланы Аксеновой-Штейнгруд, «Завтра была война» Бориса Васильева… К сожалению, сейчас поч­ти нет хорошей современной драматургии для детей и подростков.

На новой сцене Борис Преображенский ставил «Гамлета», «Тартюфа», «Доктора Живаго», но самым знаковым стал «Белый крест» по «Дням Турбиных» Михаила Булгакова, созвучный неспокойному началу 90-х, когда разваливался Советский Союз. До сих пор это по праву лучшая постановка нашего театра: спектакль шел около 15 лет и всегда собирал аншлаги. А для детей маркой нашего театра стала «Сказка о царе Салтане» по любимому Преоб­раженским Пушкину.

Надо сказать, что независимость дала нам свободу в выборе материала, чего в советское время не позволяла партийная цензура. Тогда раз в год к знаменательным датам было принято ставить пьесы на темы идеологии, мы их так и называли – «датские» спектакли. На приемку всех новых спектаклей приходили комиссии из министерства культуры и других организаций. Это очень напрягало: а вдруг не примут? Поэтому оттачивали каждый штрих.

До сих пор помню, как в первой половине 80-х мы ставили спектакль об Алие Молдагуловой, где я играла главную роль. На прогон пришли аксакалы из Союза писателей Казахстана. Когда они после просмотра сказали: «Это наша Алия!», словно гора с плеч упала, и усталость от бесконечных репетиций как рукой сняло.

Во времена перестройки начались идеологические послаб­ления, спектакли про Ленина уже не ставили. 90-е годы и вовсе принесли нам творческую свободу, но к тому времени страна переживала экономические трудности, было очень тяжело в бытовом плане.

Нам, артистам, между спектак­лями – дневным и вечерним – вместо того чтобы готовиться к выходу на сцену, настраивать себя на встречу со зрителем, приходилось стоять в длинных очередях, чтобы достать хоть какие-то продукты. Бывало, еле успевали прибежать к шести часам вечера в театр. Получали копейки, а цены рос­ли как на дрожжах. Молодежь стала искать подработку на других проектах – на телевидении, в кино, в рекламе.

К счастью, бытовые трудности тех лет оказались временными. Постепенно страна становилась на ноги, крепла. Именно в годы независимости наш театр обрел собственную крышу над головой – мы переехали во Дворец культуры АХБК. До начала нулевых мы делили одно здание с ТЮЗом имени Мусрепова. Жили дружно, но как соседи в коммунальной квартире. Было не очень удобно показывать зрителям спектакли по очереди, хранить декорации и реквизит.

– Все, что со мной происходило, происходило в этой стране, на моей родине, в Казахстане, – рассказывает главный режиссер театра Владимир Крылов. – Я вернулся из армии в 1986 году и не узнал родной город – тихую и теплую Алма-Ату. На площади толпы народа. Это был первый шаг к независимости. В 1989 году я прошел три художественных совета в театр. Эйфория от того, что юношеская мечта реализовалась и я смогу состояться в профессии актера, окрыляла.

И вот – 1991 год. Появилось непривычное для нас слово – президент. Человек, который стал им, смело смотрит в будущее и заряжает своей увереннос­тью и других. В последующие годы было трудно. С началом нулевых жизнь заметно полегчала, мы стали путешест­вовать по миру, друзья, подавшиеся в бизнес, стали строить большие дома, а я развлекал их детей, зато был беззаботен и счастлив.

И вот теперь – 2021 год. Я главный режиссер театра. Он у нас особый. В нем без душевной отдачи невозможно, потому что мы играем для детей, и мы, как бы это пафосно ни звучало, те, кто готовит их к взрослой жизни.

Актриса Любовь Бойченко порог ТЮЗа им. Н. Сац впервые переступила без малого 60 лет назад.

– Мы с супругом приехали в Алма-Ату ранней осенью 1962 года, – вспоминает она. – Театр имени Наталии Сац стал третьим ТЮЗом в нашей жизни. До этого были Иркутск (4 года) и Астрахань (2 года). Город полюбили сразу и навсегда, работа в единственном в Казахстане ТЮЗе была интересной, играли много, простоев фактически не бывало. Так пролетели-промчались 14 лет. Настал декабрь 1986 года. Даже сейчас при мысли «как это было» мурашки по телу. Дочь дружила с соседской девочкой-казашкой. В те дни она меня спросила: «А что, теперь мы с Радой играть не сможем?» Я ей ответила: «Все, как и раньше: ты – к ним, она – к нам!»

Потом настал 1991 год. Я все думаю: что это было? По телевизору показывают, как спускают все ниже и ниже красный флаг СССР. Как?! Я объехала с гастролями полстраны – от Читы до Калининграда, и у меня теперь больше нет Родины?!

Депрессия… Но надо было жить дальше. Вставать, идти на работу, репетировать, играть, все как всегда. А вот когда приехала в отпуск на родину – в Иркутск, чувствовала себя раздавленной и никому не нужной. Регистрация, очереди, ходьба по кабинетам, подписывание каких-то бумажек… А когда после отпуска прилетела в Алматы и услышала бесстрастный голос из динамика: «Жители Казахстана проходят к окну №…», он показался мне самым родным и теплым на земле. О боже! Я – житель Казахстана! Спасибо! Я у себя дома!

...И вот прошло уже 30 лет. Чего мы достиг­ли? Я думаю, построили новую жизнь. Но прежде всего вспоминаю, как мы обсуждали символы государства: герб, флаг, гимн. Мне всегда нравился бирюзовый цвет. Здорово! Его, наш флаг, видно издалека.

Что еще произошло в нашем новом государстве? В 1991 году закрыт Семипалатинский ядерный полигон. Затем перенесли столицу в Акмолу. Акмолинск – Целиноград – Акмола – Астана – Нур-Султан! Наша столица – красивая, заново отстроенная – стала символом молодого государства, где проходят международные форумы. В работе одного из них – «Евразийская культура в новом мире» – в 2012 году приняли участие и мы, актрисы ТЮЗа имени Наталии Сац – Любовь Бойченко, Татьяна Тарская и Валерия Крымская.

Заслуженный деятель Казах­стана Евгений Дубовик свою трудовую деятельность начинал в 90-х рабочим в родном Таразе, но потом увлекся театральным искусством.

– В 1991 году мне исполнилось 17 лет, – рассказывает он. – Получается, вся моя сознательная жизнь проходила в независимом Казахстане. В начале нулевых пришел в ТЮЗ имени Наталии Сац актером, а сейчас руковожу детской театральной студией при нашем театре. Это социальный проект, благодаря которому у талантливых детей появилась уникальная возможность бесплатно получать в стенах академического театра духовное воспитание и учиться театральным премудростям у профессиональных актеров и режиссеров.

Вот такое служение я считаю вкладом в общее развитие Казахстана. И если каждый из нас, казахстанцев, вместо того чтобы спрашивать «А что сделало для меня государство?», задастся вопросом «А что сделал я для государства?», это станет весомым кирпичиком в основание мира и стабильности в отечестве.

Фатима Сагимбекова – одна из тех актрис, кто преподает в детской театральной студии при театре. Она окончила Екатеринбургский государственный театральный институт, работала в Карагандинском государственном драматическом театре им. К. Станиславского.

– Меня часто спрашивают, почему после учебы в России я вернулась в Казахстан. Ведь Екатеринбург мог стать трамплином, чтобы попасть, к примеру, в Москву, где много возможностей для творческой карьеры. Это действительно так, но я очень сильно скучала по Казахстану. Второй момент – я все-таки хотела реализоваться на родине. Многие знакомые уезжают за границу на учебу и стажировку. Кто-то из них остается жить и работать там, но кто-то, получив опыт и знания, возвращается домой. Некоторые стали открывать студии, театры, причем абсолютно разные, в том числе и национальные, чтобы продвигать государственные язык и культуру. Смею причис­лить себя к одной из них.

Александра Качанова родилась в 1994-м, когда в нашей стране впервые прошли парламентские выборы, Казахстан вступил в МАГАТЭ, а столицу в тот год было решено перенести в Акмолу.

– Я даже не помню момента, когда начала понимать, что моя Родина ‒ Казахстан, – говорит молодая актриса. – Это само собой разумеющееся, как гимн, с которого начинался мой день в школе и университете.

Когда вижу людей, которые хотят уехать, я их за это не осуж­даю. В такие моменты мне становится грустно, что человека больше ценят за рубежом, чем на родине. Но также я понимаю, что во всех странах, вне зависимости от того, насколько они развиты или наоборот, есть свои сложности и особенности. Какое-то время я жила в Китае. Удивительно, но именно там я стала патриоткой своей родины...

Мини-репортаж из первого в Казахстане Театра для детей и юношества прима театра, заслуженная артистка РК Татьяна Тарская завершила словами, которые мог бы, наверное, сказать любой из нас:

– Каждая страна хочет быть самостоятельной и ни от кого не зависеть. И когда советский Казахстан стал суверенной рес­публикой, я не оказалась в одночасье в новой стране. Она осталась, как и прежде, родной и любимой. Просто пришли тяжелые времена, но мы их пережили без межнациональных конф­ликтов и цветных революций.

Автор:
Галия Шимырбаева
07:04, 29 Июня 2021
0
2169
Подписка

Популярное