Свежий выпуск

Выдающийся подвижник науки будущего

В Послании народу Казахстана Президент страны Касым-Жомарт Токаев назвал цифровизацию базовым элементом всех реформ, ключевым инструментом достижения национальной конкурентоспособности. Она охватит все стороны жизни. В том числе и реальный сектор экономики.

Здесь очень важна эффективность «промежуточного звена» между цифровыми технологиями и окружающей материальной средой – исполнительных механизмов, манипуляторов и других подобных устройств робототехники.

Именно в данной сфере, именуемой «теорией машин и механизмов», «механизмами высоких классов», главным научным авторитетом Казахстана долгие годы был ученый с мировым именем, академик Умирбек Арисланович Джолдасбеков, которому в этом году исполнилось бы 90 лет. Юбилейную дату отмечают несколько поколений ученых и инженеров страны, его многочисленные студенты, ученики, последователи, коллеги и соратники.

Академик Джолдасбеков не дожил всего пять месяцев до миллениума, но по праву считается выдающимся ученым не только XX, но и XXI века. Его наследие не только остается ценным вкладом в науку, но и обретает «второе дыхание», становится еще более актуальным и востребованным новой логикой мирового развития.

Видный ученый-механик, талантливый педагог, крупный организатор науки и образования, государственный, политический и общественный деятель У. А. Джолдасбеков не перестает восхищать масштабом и цельностью своей личности. Ему, казалось, было подвластно решение задач любой сложности. За новое дело брался уверенно и азартно, заряжая коллег и исполнителей своей неиссякаемой энергией.

Московская сага

Характер проявлял еще смолоду. Показательный пример – «московская сага» Джолдасбекова. Окончив школу с золотой медалью, он собирался идти в рабочие, ведь отца уже не было, и Умирбек осознавал себя главным кормильцем. Видя такой настрой, директор школы сам отправил документы одаренного парня в приемную комиссию механико-математического факультета МГУ.

Столица не вскружила голову, и ответственности за семью обладатель престижного студенческого билета с себя не снял. Подрабатывал грузчиком, преподавал математику в школе, по возможности отправляя денежные переводы матери. Рано втянулся в науку. А его еще и на спорт хватало. Серьезно занимался самбо, став чемпионом Москвы!

Для того чтобы выдерживать столь напряженный режим, надо было обладать недюжинной силой воли, которая у «человеческого Льва», как назвал Умирбека Арислановича мой коллега Мухтар Кул-Мухаммед, была налицо.

Не меньшее значение имела вдохновлявшая его любовь верной спутницы – Майи Михайловны Багизбаевой, глубоко уважаемой всеми, кто был вхож в дом Джолдасбековых. Свадьбу сыграли на пятом курсе в новой высотке главного корпуса университета. Физик и лирик свили счастливое гнездо, согретое теплом и лаской.

Целеустремленная натура, в науке Умирбек Джолдасбеков с самого начала радовал хваткой, остротой ума и проницательностью. А среди его профессоров были настоящие светила. Они помогли раскрыться потенциалу молодого ученого, вели его вперед. Со временем это сотрудничество переросло в большую дружбу.

Умирбек Арисланович быстро стал по-настоящему «своим» в самой высокой научной элите СССР. Думаю, это результат как его высокой одаренности, так и редкостных личностных качеств – какой-то мягкой аристократичес­кой притягательности, доброжелательности, внимания к людям.

По окончании МГУ У. Джолдасбеков работал преподавателем, старшим преподавателем кафедры механики, деканом механического факультета Казахского химико-технологического института.

Но потребность роста снова поз­вала в Москву, где он поступил в аспирантуру текстильного института на кафедру теории механизмов, приборов и машин. И оказался здесь настолько востребованным, что уже в следующем, 1959 году, был принят в члены КПСС, а в
1961-м – на работу преподавателем. Над кандидатской диссертацией трудился, прислушиваясь к советам и новых коллег, и своих прежних наставников. Работа на тему «Кинематика и динамика торсионного боевого механизма ткацких станков» была защищена блестяще. Даже рецензенты признали, что она вполне тянет на докторскую. Однако таковую перспективу новоиспеченный кандидат отложил и в 1962 году вернулся на родину, приняв приглашение Казахского политехнического института (ныне КазНТУ им. К. И. Сатпаева).

На главном направлении

Молодой доцент был полон сил и замыслов. С этого момента его деятельность была направлена на становление и развитие в респуб­лике науки о механике машин. Им был организован факультет автоматики и вычислительной техники, деканом которого стал по праву, а в 1963 году по его же инициативе была создана кафедра теории механизмов и деталей машин. Одновременно У. А. Джолдасбеков начал подготовку специалистов по механике машин в Казахском государственном университете им. С. М. Кирова (ныне КазНУ им. аль-Фараби), читая спецкурсы на механико-математическом факультете.

Карьера складывалась успешно. В 1964 году он уже стал проректором политеха. Проявились и незаурядные способности педагога, и отменные качества организатора, и пришедшая не по годам мудрость в подготовке научных кадров. Он становился дальновидным стратегом научно-технического прогресса, не жалел усилий для направления подающей надежды молодежи в ведущие университеты и научные центры сначала СССР, а затем и в мировые центры.

Такая тактика подготовки кад­ров стала успешной. Посланцы Джолдасбекова возвращались, как правило, остепененными и с новейшими знаниями в ведущих направлениях науки и техники. Они становились ценными участниками исследований самого серьез­ного уровня.

Еще задолго до приближения находящейся сегодня на слуху «эры роботизации» У. А. Джолдасбековым и его учениками на базе механизмов высоких классов были созданы оригинальные устройства промышленных роботов. Изобретения были защищены авторскими свидетельствами, отмечены медалями и грамотами ВДНХ (Москва) и международных выставок.

В нем гармонично сочетались качества системного мыслителя, организатора, ученого, инженера и конструктора. Он создал фундаментальную теорию анализа и синтеза плоских рычажных механизмов высоких классов, в 1972 году защитил докторскую диссертацию «Теория плоских рычажных механизмов», опубликовал 12 монографий, 30 учебных пособий, более 400 научных статей. Он стал признанным основоположником казахстанской школы механики машин.

Благодаря ему казахстанская столица стала крупным центром союзного, а затем и международного значения в области механики машин, формирования в этой сфере эффективной научной политики. Мощный импульс развитию науки о механике машин задали, в частности, организованные в Казахстане I Всесоюзный съезд по теории механизмов и машин в 1977 году и V Всесоюзный съезд по теоретической и прикладной механике в 1981 году. В них участ­вовали многие зарубежные ученые из США, Великобритании, ФРГ, Франции, Италии, развивались контакты с ведущими научными школами мира.

К Умирбеку Джолдасбекову пришли известность и слава. Он стал академиком АН КазССР, лауреатом Государственной премии Казахстана, был награжден орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями и почетными грамотами. Как эксперт экстра-класса входил в два научных совета АН СССР – по робототехнике и по теории машин и систем машин, был участником всемирных конгрессов, международных съездов и симпозиумов в Канаде, Индии, Испании, Италии, Румынии, читал лекции в Польше, Болгарии, Японии, Турции, Греции, Пакистане.

Золотая эпоха КазГУ

Особое место в биографии ученого заняло руководство главным вузом страны – Казахским государственным университетом. Рекордное по сроку ректорство продлилось 16 лет, с 1970 по 1986 год. Заступив на пост 39-летним кандидатом наук, Умирбек Арисланович решительно, по-хозяйски взялся за преобразования, в которых нуждался флагман высшей школы. И вуз обрел второе дыхание.

Молодой ректор с незаурядным организаторским и административным талантом полностью обновил учебно-лабораторную базу и приобрел современный парк ЭВМ, стоивший огромных денег, что могли быть выделены только по распоряжению Правительства.

По настоянию Джолдасбекова Правительством было принято решение о строительстве уникального по замыслу комплекса КазГУград. Под него были выделены 90 га земли и нужные средства.

Уже в 1974 году в городке стоя­ли 4 общежития на 1 200 мест и неподалеку 6 жилых домов для профессорско-преподавательского состава, строились дома и в других частях города.

До прихода Умирбека Арислановича лишь 30% сотрудников КазГУ были обеспечены жильем, чаще неблагоустроенным. А за время его ректорства более 300 семей преподавателей и 500 аспирантов получили благоустроенные квартиры. Жилой фонд «собиратель научных мозгов» выгодно использовал и приглашая в университет состоявшихся ученых и лучшую молодую поросль со всего Союза. Снова сравнение в его пользу: в 1970 году в КазГУ насчитывалось 30 профессоров, а в 1986-м 130 – более чем четырехкратный рост!

В этой большой республиканского значения стройке, а, по сути, сложнейшем научно-образовательном и социальном проекте в высшей школе Казахстана, и мне пришлось принять самое непос­редственное участие. В разгар стройки, в начале 80-х Умирбек Арисланович убедительно попросил меня занять позицию проректора, курирующего строительство, финансовые, административные и молодежные вопросы. Предложение было для меня непростым, в то время я был секретарем комитета комсомола университета.

С одной стороны, оно требовало отодвинуть мою научную и преподавательскую деятельность, чем я был увлечен и с чем бесповоротно связывал всю свою дальнейшую жизнь. С другой стороны, приближалась ответственная дата – 50-летие университета (1984), до чего оставалось лишь 2 года. Юбилей мы должны были встретить с размахом и важными достижениями, среди них КазГУград был самым сложным участком. Надо было завершить строительство главного корпуса (ректората), ГУК-3 и множества других объектов плюс благоустройство.

Важность предложения прак­тически исключала отказ, я постарался объяснить все Умирбеку Арислановичу и попросил:

– Можно только на два года?

– Хорошо, это я тебе обещаю, – ответил ректор.

А все свои обещания он четко помнил и железно выполнял.

О, это были два незабываемых года практически круглосуточной работы, ведь стройка была непрерывной, трехсменной! Мы пересекались не только в кабинетах, но и на объектах, которые зачастую посещали члены Правительства, секретарь ЦК КП Казахстана
Нурсултан Абишевич Назарбаев и даже Динмухамед Ахмедович Кунаев! Это была настоящая школа жизни и экстремальной закалки. Дивный кусочек алматинской земли стремительно преображался, обретая черты современного кампуса. 50-летие КазГУ прошло на самом высоком уровне.

Университет расширялся, возводились новые корпуса, создавались новые кафедры, увеличивался прием обучающихся, открывались научно-исследовательские институты, где студенты под руководством признанных ученых делали первые шаги в науке. КазГУ встал вровень с ведущими вузами Союза – Московским, Ленинградским и Киевским университетами, вошел полноправным членом в Международную ассоциацию университетов и позиционировался как бренд высшей школы Казахстана.

Вследствие качественного укреп­ления кадрового состава и научно-лабораторной базы вуз стал конкурировать даже с Академией наук республики. Тем самым Умирбек Арисланович впервые в Казахстане доказал, что настоящей наукой можно успешно заниматься и в университете. В стенах флагмана тогда трудились свыше 30 академиков, порядка 200 докторов и 700 кандидатов наук.

Задумываясь о природе феноменальных достижений Умирбека Арислановича, соратником которого был с 1978 года и до пос­ледних его дней, к многогранной одаренности добавляю и ярко выраженный человеческий фактор. Он был удивительно цельной и одновременно многогранной натурой, любил людей, ценил их по конкретным делам, умел собирать вокруг себя инициативных, преданных своему делу, творческих личностей, создавать из них эффективную команду для решения самых непростых задач, формировать благоприятную для работы и жизни атмосферу.

Мне здорово повезло встретить на жизненном пути этого замечательного человека, он многому научил, на многое открыл глаза, не уставая удивлять широтой души и мудростью. Он был хранителем важнейших человеческих ценностей и одновременно – неус­танным «генератором» самых творческих новаций.

И твердое «нет» мог сказать. Однажды после приема по личным вопросам один из проректоров выс­казал удивление, почему тому-то отказано в помощи. Дес­кать, можно же сказать: «Давайте посмотрим, вернемся к вопросу через месяц…» и в таком духе. На что Умирбек Арисланович принципиально возразил: «Самое неправильное, когда понапрасну обнадеживаешь человека. Он и так уйдет от тебя обиженным, не веря в призрачные посулы. И ведь не сможешь решить вопрос ни через месяц, ни через два. А он придет еще раз и только убедится в твоей необязательности – обида умножится, да и людское уважение пострадает».

Горжусь, что много лет был рядом и шел в ногу с подвижником науки, продвигая затем начинания Учителя. И инфраструктуру, научный потенциал университета продолжал развивать, когда тоже был ректором, и руковожу более двух десятилетий Национальной инженерной академией РК, приняв эстафету от основателя.

Но до сих пор гложет вопрос: за что столь заслуженного и так много сделавшего для Казахстана человека в свое время хотели списать в архив? Завистники У. А. Джолдасбекова в самый продуктивный период его деятельности с помощью кляуз и доносов добились увольнения ректора-новатора в июле 1986 года. Почти за полгода до декабрьских событий. И впоследствии пытались приписать ему все мыслимые и немыслимые грехи. На КазГУ обрушились ревизии, экс-ректор пережил десятки допросов, исключение из партии, травлю в прессе, измену людей, считавшихся сподвижниками. Самое обидное – тех людей, кому много помогал, выдвигал, содействовал… Очень тяжело. Но как бы трудно ни было, какие бы обвинения ни выдвигались, Умирбек Арисланович никогда даже не пытался прятаться за людей, за коллектив университета, имел мужество отстаивать свою правоту.

Три года показались бесконечно длинными. Но в итоге в этом сфабрикованном деле была поставлена точка. В результате анализа работы более 80 комиссий по проверке деятельности КазГУ и его первого руководителя все обвинения были признаны необоснованными, и решением Бюро ЦК КП Казахстана при непосредственной поддержке
Нурсултана Абишевича в июле 1989 года он был восстановлен в рядах КПСС.

«Мудрость побеждает судьбу»

Правоту этого изречения Ювенала убедительно подтвердил сверхмощный «двигатель» нау­ки и «человеческий Лев» академик Джолдасбеков. Несгибаемый борец, он и во время опалы плодотворно работал. Заведовал кафедрой прикладной математики КазГУ. За три года подготовил 5 док­торов и 12 кандидатов наук (за все время – 25 и 80), писал статьи – спешил развивать науку, творил свою школу. Сохраняя при этом твердость духа и уверенность в победе. И когда преследования закончились, не стал мстить, великодушно «отпустил» ситуацию.

С головой погрузился в дела и начал второе восхождение. Следуют назначения заведующим лабораторией, заведующим отделом машиноведения, директором Института механики и машиноведения (был бы без Джолдасбекова этот институт?!) Академии наук КазССР.

В 1990 году стал народным депутатом КазССР. А выдвинула его, своего кумира, студенческая конференция КазГУ. И с агитационной кампанией мы постарались. В итоге Умирбек Арисланович успешно обошел восьмерых конкурентов. Всего же его семь раз (!) избирали в высший представительный орган – и в Верховный Совет, и в Парламент республики. Такое по плечу только деятелю по-настоя­щему государственного уровня.

У. А. Джолдасбеков с соратниками основал Инженерную академию Казахстана, при его участии была создана Международная инженерная академия со штаб-квартирой в Москве.

Позитивную роль сыграла и организованная им Республиканская политическая партия труда (РППТ), почетным председателем которой он стал, а меня избрали председателем партии. В 2000 году РППТ вошла в состав президентской партии «Отан».

…Работая на пределе возможнос­тей, Умирбек Арисланович надор­вал свой богатырский организм, в 68 лет завершив земной путь, но нам, соратникам и последователям, задал ясные ориентиры в творчес­ких поисках. Звезда из плеяды самых прославленных современников, он продолжает излучать благодатный неугасимый свет. А его дух, витающий в КазГУ, КазНТУ, других научных центрах, будет вдохновлять молодежь к труду во имя великих свершений. Мне бы очень хотелось, чтобы и наши потомки ценили это и понимали – Великая степь богата не только недрами, но и более дорогими сокро­вищами: такими подвижниками-учеными, как Умирбек Арисланович Джолдасбеков.

Автор:
Бакытжан Жумагулов, депутат Сената Парламента РК, академик НАН РК, президент НИА РК
09:44 , 1 Марта 2021
0
534
Подписка

Читайте также

Популярное