​Как выбить долг с неплательщика

1296
Жубаныш Байгуринов, Актобе

В 2011 году, когда в области открывали первую структуру частного судопроизводства, при созданной тогда региональной палате вместе с ее руководителем Жанной Умаровой было всего четыре специалиста.

Сегодня их уже – 68. И это чис­ло продолжает расти. По словам Жанны Батигуловны, жизнь доказала востребованность, необходимость этого института в новом статусе. Он выступает как альтернативный вид исполнения судебных актов истца наряду с государственными органами и создает конкурентную среду. Взыскатель, как физическое, так и юридическое лицо, сегодня вправе выбрать для себя по своему усмотрению любого частного судебного пристава. Статистика показывает, что в десятки раз уменьшилось количество жалоб на судебных исполнителей (СИ). Если когда-то процент ­реального исполнения составлял 25–30%, то сегодня 55–60%. На каждого СИ ныне приходится порядка 500–600 исполнительных документов одновременно, что вполне допус­тимо. И так как деятельность палаты самофинансируемая, ее члены прилагают все силы для того, чтобы судебные акты не залеживались под сукном, поскольку от этого зависит и законная оплата их работы.

В результате с начала года по области 94 тыс. судебных до­кументов уже подлежало к исполнению. В остатке сегодня числится около 60 тыс.

Закон есть закон

Как считает Жанна Умарова, нагрузка на частных судебных исполнителей сейчас относительно небольшая. Поскольку, когда ей приходилось работать в государственном административном суде, у каждого работника отдела по алиментному судопроизводству было по 2–3 тыс. документов! Обработать такой поток за 22 рабочих дня в месяц было просто невозможно. Это отражалось, естественно, и на качестве и эффективности их работы. А сейчас освоить, изучить и принять к исполнению 150 дел вполне реально, поскольку частный судоисполнитель имеет к тому же по два-три помощника, своего делопроизводителя.

Если коснуться кадрового сос­тава, то 70% палаты составляют судебные исполнители, работавшие до этого в государственной структуре. Это люди с опытом и стажем. Есть среди них и сотрудники правоохранительных органов, которые имеют соответствующие квалификационные лицензии, немало молодежи, прошедшей стажировку.

Должность руководителя палаты, как говорит Жанна Батигуловна, – на общественных началах, и поэтому она занимается одновременно и частной практикой. То есть высокий пост не мешает ей оставаться, в свою очередь, и рядовым судебным исполнителем. Работа между тем сложная, серьезная и опасная, за которой стоят принятие процессуальных решений, человеческие судьбы, ведь это – аналогия деятельности следователя, дознавателя. Поэтому на практике приходится сталкиваться с самыми разными случаями, в том числе сложными и весьма курьезными.

Особо запомнился случай прошлого года, когда нужно было исполнить решение суда, согласно которому необходимо было отобрать ребенка у отца в пользу матери. Как правило, это очень тяжелая категория производств из ряда семейно-брачных отношений. Корни ее составляют семейные конфликты, в которые частный пристав тоже вынужден вмешиваться. Несмотря на судебное решение, супруг молодой женщины категорически отказывался отдавать ей двоих малолетних детей – не подпускал ее к ним даже на пушечный выстрел, избивал, выгонял из дома. Еще с одним маленьким ребенком женщина оказалась на улице, ютилась по чужим углам. И Жанна Умарова взялась за исполнение этого решения. Очень тяжелый случай оказался. Супруг вел себя агрессивно, ругался-матерился, мол, вы не вмешивайтесь, не ваше это дело! В кабинете судебного исполнителя даже с кулаками набрасывался на бывшую жену. Настолько запугал ее, что она боялась смотреть ему в глаза. Увы, неоднократные такие вызовы для мирного решения конфликта результатов никаких не дали.

– Поэтому пришлось пойти на крайние меры. Привлекла органы опеки, сотрудников полиции, чтобы на основании судебного акта восстановить нарушенные права детей. Поехали по адресу проживания разгневанного супруга женщины. То, что пришлось там увидеть, можно сказать, поверг­ло в шок даже видавших виды представителей органов опеки и полисменов, – вспоминает Жанна Умарова. – Такое просто не укладывалось в голове. Помимо того, что озлобленный муж не отпус­кал детей, крепко вцепившись в них, домочадцы с его стороны превратили сей факт в большой фарс, исполняя плач-жоктау, будто в доме похороны! И это при живых-то детях! Оставлять детей в такой обстановке было никак нельзя. «Не подходите ко мне, я ударю вас!» – кричал между тем весь кипящий от злости хозяин дома. Проявила жесткость, пригрозила уголовной ответственностью за неадекватные его действия, буквально вырвала из его рук шестилетнюю девочку и передала матери, крикнув им вслед: «Уезжайте скорее!»

А через несколько дней бывший муж той женщины подал на Умарову в суд, пытаясь обжаловать ее действия. Но из этого ничего не вышло: закон есть закон. На исполнение этого судебного решения ушел месяц с лишним.

Гол как сокол?

Незанимательная фантазия появляется у злостных должников, когда к ним приходят судебные исполнители. В 2014 году, как рассказал судебный исполнитель Аблай Нуржанов, по иску АО «Трансэнерго» долгое время уклонялся от оплаты коммуслуг жилец одного дома по улице Брать­ев Жубановых. Жил он на четвертом этаже пятиэтажки. К нему не раз приходили судебные приставы, и двери квартиры им никто не открывал. Стучали-стучали… и уходили ни с чем. Потом к соседям обратились, спросили: живет ли кто здесь, может, переехали, и других людей беспокоим? Нет, говорят, живут. Посоветовали в стенку справа от соседа три раза постучать. Постучали и… дверь распахнулась, а за ней сам долж­ник, у которого долг перевалил за 100 тыс. Поняв, что в этот раз ему не уйти от ответственности, сразу же нашел деньги. Так был исполнен иск.

По словам Жанны Умаровой, должники нередко изощряются, кто как может. Доходит до того, что даже имущество стараются не оформлять на себя. С такой ситуацией столкнулись при исполнении судебного акта с юрлицом. Он, оказывается, участвовал в договоре долевого строительства, произвел куплю объекта, но на себя не стал регистрировать, потому что автоматическая регистрация повлечет наложение ареста. В ходе изучения дела выявились у него два таких безы­мянных объекта. Обратились в суд и в последующем обязали ТОО-должника их зарегистрировать на свое имя, а потом арестованное имущество реализовать.

Вообще изъятие имущества в счет погашения долга – весьма эффективный принудительный метод у судоисполнителей. Многие задолжники думают, говорит председатель палаты, что у частных судебных приставов нет таких полномочий, как у госструктур, и заблуждаются. Все их действия законны на совершение принудительного действия с санкций суда.

Безусловно, с проблемами тоже приходится сталкиваться, скажем, с неплатежеспособностью должников, нетрудоустроенностью. Поэтому на основании совместного приказа с республиканской палатой и центром занятости судоисполнители нередко решают вопросы трудоустройства должников через центр занятос­ти по имеющимся вакансиям. С 1 июля региональная палата направила туда 200 человек, только вот беда – нос воротят должники от рядовой работы, им высоко­оплачиваемую подавай, тогда еще, мол, подумают: трудоустраиваться или нет. Поэтому из 200 только один переобучился. Это говорит о явном их нежелании исправлять ситуацию. Если бы человек хотел погасить свои долги, то он за любую работу взялся бы.

Сталкиваются частные приставы и с отсутствием имущества у должника. Получают судебный документ о взыскании, а у долж­ника, как говорится, ничего нет за душой. Сейчас очень много уголовных дел по фактам мошенничества, и приходят многомиллионные суммы о взыскании. Взыскать, скажем, 10 млн тенге. А человек отбывает наказание. Начинают проверять, а у того – ноль. Либо есть квартира, которая находится в ипотечном жилищном займе, а тут 30 потерпевших. Опять в адрес судебных исполнителей сыплется весь негатив. Впрочем, нет, немало и благодарностей.

У палаты есть автоматизированная база органов исполнительного производства. И по ним сегодня СИ видит (должник работает, не работает), уточняет сведения о наличии движимого, недвижимого имущества и направляет документ на санкционирование в суд. Это удобно, быстро. Но бывает так, что базы неактуальны, и приходится загружать работой госорганы и направлять к ним данные на бумажных носителях.

Работа у судебных исполнителей, как было отмечено, к тому же опасная. Ведь нередко идет он по такому-то адресу и не знает, с чем столкнется, что его там ждет. Бывало, и собак спускали с цепи, и с кулаками набрасывались. Дело доходило, безусловно, до суда. Но как бы там ни было, исполнение судебных решений доводится до логического конца.

В частности, региональная палата сегодня на первом месте в РК по привлечению к административной ответственности должников. С начала года более 700 из них не ушли от такого наказания. 

Популярное

Все
На Дональда Трампа было совершено покушение
ФБР обнародовало имя стрелявшего в Трампа
УЕФА выбрал лучших футболистов Евро - 2024
Глава государства решительно осудил покушение на Дональда Трампа
На высокой ноте: итоги международного музыкального фестиваля «Опералия» подвели в Астане
Ермек Маржикпаев: Будет нелегко, но мы настроены на результат
Спасти уникальную породу лошадей вызвались специалисты конезавода «Кобыланды»
Ержан Нурлыбаев назначен вице-министром здравоохранения РК
В Уральске запустят линию по выпуску эмалированного провода
Испания или Англия - кто возьмет Кубок Европы?
Крейчикова выиграла Уимблдон, обыграв в финале Паолини
Гиззат Байтурсынов возглавил Комитет искусственного интеллекта в Минцифры
Под вечер начинается смрад
Врачи рассказали о состоянии раненой ножом беременной в Актау
Аскар Жамбакин освобожден от должности вице-министра цифрового развития
Скляр обсудил развитие ж/д отрасли с гендиректором Wabtec
Наша сборная завоевала четыре «бронзы» на IBO 2024
Свыше 200 коррупционных преступлений выявлено в акиматах за полгода
Сель в Кыргызстане: 6 человек погибли в Ошской области
Женские вагоны запустили еще на трех маршрутах
Шымкентский водоканал, признанный лучшим в стране и СНГ, может стать полностью частным
Токаев переговорил по телефону с Путиным
Из почти 40 фонтанов в Атырау работает только один
Судебное реформирование: реалии и перспективы
Строительные рынки переезжают за город
Девушка задушила ребенка и выпрыгнула из колеса обозрения в Алматы
WhatsApp-бот против мошенников действует в Астане
Эпос «Едиге» и топоним «Кушмурун»: неизвестное об известном
Дело Бишимбаева: астанчанку подозревают в присвоении 100 млн тенге
В Караганде из мусора делают антивандальные люки для колодцев
Аlma mater казахстанской спецслужбы отмечает 50-летие
Три человека погибли в воинской части в Арысе
Информацию о похищении судьи в Астане подтвердила полиция
Члены самой богатой семьи Великобритании осуждены за эксплуатацию прислуги
Заплатить за «уборку» после паводка отказался отдел ЖКХ Петропавловска
12 млн тенге присвоила из бюджета директор детсада в Таразе
На востоке республики вдвое увеличен объем ремонта дорог
Сколько выпускников набрало пороговый балл на ЕНТ
Казахстан инициирует закон о семейно-бытовом насилии в рамках МПА СНГ
Гости из Поднебесной ознакомились с туристическим потенциалом края

Читайте также

Ушла из жизни Омарова Кулян Омаровна
«Караван единства» отправился из Жамбылской области
Мир художника Жанибека Есенгулова полон добра
Вечерние концерты с участием талантливых горожан проходят в…

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]