«Слышащее государство»: путь к взаимопониманию
Юлия Магер

Концепция «слышащего государства» стала одним из значимых элементов политики Президента Касым-Жомарта Токаева и играет важную роль в построе­нии Нового справедливого Казахстана. Вместе с тем в ходе претворения этой концепции в жизнь продолжают наблюдаться перекосы и проблемы, есть разночтения даже в самом понимании принципов «слышащего государства». Очевидна необходимость не только формирования рабочих каналов коммуникации между государством и обществом, но и объективного анализа проходящей через эти каналы информации.

О том, что необходимо для действительно эффективной реализации концепции «слышащего государства», мы поговорили с участниками очередного эксперт-совета.

Дорога с двусторонним движением

Талгат Калиев, директор ТОО «Институт прикладных этнополитических исследований», политолог

Когда мы говорим о реализации концепции «слышащего государства», важно в первую очередь то, как понимают ее сами государственные служащие, да и граждане в целом.

Сейчас создается впечатление, что отношение к «слышащему государству» в определенном смысле потребительское: люди обращаются к чиновникам, к Главе государства по малейшему поводу, требуют решения своих сиюминутных вопросов и проблем. Не думаю, что это верный подход.

В моем понимании «слышащее государство» – некая форма партнерства между властью и обществом. Она в первую очередь подразумевает открытость государства, причем не только к обсуж­дению злободневных проблем, но и принимаемых решений – чтобы важные для всей страны решения принимались не в закрытом формате, а с вовлечением широких слоев населения, чтобы государство умело слушать их мнение, а не просто выслушивать жалобы.

То есть, на мой взгляд, дефеницию «слышащее государство» нужно понимать более широко. Главным здесь выступает совместное, партнерское решение системных вопросов и проблем, формирование курса развития страны, определение приоритетов и задач при разработке законопроектов, серьезных программ развития и так далее.

В реализации концепции «слышащего государства» есть еще один перекос: переоценка влияния социальных сетей, слишком сильное ориентирование на них со стороны местных исполнительных органов, когда они вмес­то того, чтобы заниматься своей непосредственной конкретной работой, начинают устраивать какие-то кампании по формированию в соцсетях имиджа, выстраиванию деятельности в комментариях и так далее.

Тратятся немалые деньги на попытку сымитировать некий благополучный фон, в котором якобы отсутствуют претензии, жалобы, когда вместо решения проблем людей идет «санитарная зачистка» информационного пространства от проявлений критики. Это явно не «слышащее государство», это искаженное какое-то понимание.

Возможно, мы еще не совсем освободились от советской привычки к кампанейщине, когда чиновники думают, что любая инициатива – это временно: пройдет, мол, срок, и про нее можно будет благополучно забыть, увлечься новой идеей. Кое-где можно видеть такие настроения, когда инициативы вроде «слышащего государства» воспринимаются как «временное неудобство», которое можно перетерпеть, просто имитируя деятельность.

Пора уже осознать, что с этой инициа­тивой, которую Президент предложил три года назад и с тех пор последовательно развивает, так не произойдет. Это наша неизбежность, если мы хотим развиваться как государство и общество. И те чиновники, которые не смогут эффективно влиться в эту работу, выстроить ее, в конечном итоге уступят место другим, тем кто готов к восприятию современной реаль­ности.

Ведь по большому счету идеи и мотивы, лежащие в основе «слышащего государства», – это не специфика общест­венно-политической жизни только Казахстана. Сегодня во всем мире отмечается повышение запроса граждан на участие в жизни государства, влияние на процессы принятия решений. Да, нередко это приобретает популистские формы. Но в то же время данный тренд игнорировать нельзя.

Современное общество благодаря широкому проникновению социальных сетей и ускорению информационных потоков стало более активно политически, общественно, граждански, и формат «слышащего государства» – один из способов проактивной работы с этим самым трендом.

Кроме того, очень важно обеспечить понимание того, что «слышащее государство» – не «курируемое направление» какого-то конкретного министерства или ведомства. Президент, выдвигая свои инициативы, создает возможности. А дальше уже успех этой инициативы зависит не от одного человека, пусть даже это и Глава государства, не от конкретного госоргана и даже не от системы государственной власти в целом. Это зависит от всех участников процессов государственного строительства, в числе которых не только ветви власти, но и каждый конкретный человек, гражданское общество, политические партии, предпринимательство и так далее.

Государство – это не только институты власти, госорганы. Государство – это народ. Поэтому и самим людям нужно активизироваться и, используя имеющие­ся возможности, отстаивать и продвигать не только свои узкие и местечковые интересы, а принимать участие в решении серьезных и значимых для своей страны, региона, населенного пункта задач, претендовать на большее участие в контроле за распределением бюджетных потоков и так далее. То есть кроме жалоб и обращений нужно адресовать «слышащему государству» еще и какие-то идеи, предложения, вовлекаться в решение проб­лем, в силу своих возможностей принимать участие в развитии республики.

«Слышащее государство» – дорога с двусторонним движением. Здесь и власть должна уметь слышать народ, и народ должен уметь слышать власть.

Взять социологию на вооружение

Мадина Нургалиева, директор Института общественной политики партии «AMANAT»

С момента вступления в долж­ность Президент Касым-Жомарт Токаев во многих публичных выступлениях, в том числе фактически в каждом Послании, обращает внимание на социологию как на инструмент, способный обеспечить коммуникации между обществом и государством.

Концепция «слышащего государства» будет эффективной тогда, когда население будет честно и открыто «говорить». В этом плане именно социология как наука может собирать, улавливать и анализировать мнение общества или отдельных социальных групп о конкретных проб­лемах, ценностях и установках. И с объявлением курса на построение «слышащего государства» значение и роль социо­логии еще больше возрастают.

В первую очередь надо помнить, что социология – наука, изучающая общест­во, поведение людей. Качественные исследования в этой области помогают определить «болевые точки», актуальные проблемы, которые реально беспокоят большинство граждан.

По сути, социология может помочь ориентироваться в информационном шуме, более отчетливо понимать, какие резонансные проблемы действительно требуют пристального внимания и сис­темного решения, а какие – единичный случай или, как нередко бывает, просто хайп, поднятый в соцсетях.

Что касается социальных сетей, то у нас (это признают многие эксперты, это понимает власть) очень много внимания уделяется различным возгласам, постам, призывам, вызывающим резонанс в Интернете.

Вместе с тем, по различным подсчетам, в Казахстане число пользователей Instagram сос­тавляет 6,8 млн человек, самой «политизированной» сети Facebook – порядка 2,4 млн. В 2020 году число пользователей Telegram составляло около 2 млн, а сейчас, наверное, еще больше.

Это большая неоднородная масса людей, состоящая из различных групп с абсолютно разными, зачастую противоположными взглядами. И этого определенно недостаточно для того, чтобы на основе постов в соц­сетях делать выводы о мнении⁄позиции всего населения страны по тем или иным воп­росам.

Даже опросы, проводимые в Интернете, имеют весьма относительную ценность, потому что пока еще остается открытым вопрос обеспечения репрезентативности онлайн-опросов, без которой статистически достоверных результатов получить невозможно.

Действительно адекватную картину состояния общества, мнений и настрое­ний в нем может дать классическая социология. Но для этого надо развивать эту науку, делать качественные исследования и, самое главное, пользоваться их результатами, чтобы данные соцопро­сов становились не инструментом манипулирования общественным мнением, а основой принятия тактичес­ких и стратегических решений.

Социология – это не же просто цифры и проценты. Такие исследования могут помочь найти первопричину, выявить корреляции, определить исходные точки, которые бы объяснили, почему в обществе то или иное событие или явление оценивает­ся именно так. Например, есть много исследований по межэтническим отношениям, по вопросам, связанным с бытовым насилием, – это такая экспертиза, которая позволяет принимать решения на уровне государственной политики, помогает понять, какие корректировки нужны в законодательстве.

Сейчас в Казахстане нет единого государственного института, республиканской бюджетной организации, которая бы на регулярной основе занималась социологией. Исследования такого рода (в том числе для государства) проводят различные социологические компании, НПО, вузы, разного рода исследовательские, аналитические институты. С одной стороны, такое положение вещей позволило казах­станской социологии сохранить независимость и объективность, с другой – без государственной поддержки развитие социологии на системном уровне представляется сложным.

Есть и еще один момент, который у нас «проседает», – это вопросы пуб­личности, открытости. В Казахстане на социологические исследования объективно тратятся действительно большие средства (в том числе в рамках госзаказа, механизма госзакупок), но не всегда видно, какой результат они дают, какие меры принимаются, исходя из полученных данных, как используются рекомендации, данные в том или ином социологическом отчете.

Кроме того, данные социсследований фактически не попадают в свободный доступ. Как правило, только заказчик обладает правами на результаты исследования, и он не всегда готов публично делиться ими. Помимо прочего, сейчас не все госорганы могут пользоваться результатами исследований, даже если они проводились за госфинансирование.

У нас есть информационная система Adilet, и внутри нее есть база данных, куда, по идее, должны выкладываться проведенные по заказу госорганов, других бюджетных структур социологические исследования в полном виде (и исследование, и отчет по его результатам). Однако доступ к базе ограничен, и не всегда исследования и их результаты своевременно там размещаются. В итоге полезная информация остается невостребованной; в отсутствие открытости разные госорганы заказывают исследования на схожие темы.

Есть и еще один момент: чтобы действительно эффективно использовать данные социсследований, с ними нужно уметь работать, уметь их интерпретировать. Это может делать социолог, но в министерствах и ведомствах, как правило, такой штатной единицы нет.

В целом, повторюсь, социология в реализации концепции «слышащего государства» – важный инструмент, который можно и нужно использовать максимально широко. Не только тематические социсследования проводить, но и делать аналитику по обращениям граждан в госорганы, в различные сервис-центры, call-центры. В современных условиях важно анализировать и онлайн-петиции, и смотреть обращения граж­дан в виртуальную приемную Президента.

Важно анализировать статис­тику по различным видам преступлений, потому что это тоже показатель проб­лем, которые есть в обществе. Нужно глубоко анализировать протестные акции, настроения граждан, пикеты, митинги и прочие вещи, ибо они отражают реакцию населения на те или иные события, и государство эту реакцию должно знать. Соцсети, конечно, тоже важно изучать, в том числе с точки зрения того, как пользователи реагируют на какие-то события (причем не только общественно-политичес­кой важности).

Есть еще крепко «дружащая» с социо­логией сфера – конфликтология. Есть немало компаний, которые занимаются исследованиями в этой области и предлагают конкретные решения на их основе. В контексте «слышащего государства» это очень важное и вост­ребованное направление, что, увы, наглядно демонстрируют события послед­них нескольких лет.

Концепцию «слышащего государства» Касым-Жомарт Токаев объявил еще в самом начале своего президентского срока и последовательно ее придерживается. Сейчас идет достаточно непростой процесс политической модернизации, выстраивания правильной и сбалансированной системы государственного управления. Когда в целом он будет закончен, думаю, и к реализации концепции «слышащего государства» подход будет более системный, и тогда можно ожидать, что социсследования будут не просто проводиться, но и своевременно использоваться.

Нужны системные меры

Арман Токтушаков, эксперт Института мировой экономики и политики

Прежде всего необходимо отметить, что концепция «слышащего государства» впервые была представлена в президентском Послании 2019 года «Конструктивный общественный диалог – основа стабильности и процветания Казахстана».

Не случайно, что она была заявлена именно в Послании: таким образом демонстрировалось стратегическое значение данного направления госполитики для Касым-Жомарта Токаева, который с первых дней своего президентства обозначил курс на последовательную политическую трансформацию.

«Слышащее государство» – это государство, в котором основополагающими являются интересы гражданина страны, и в нем выстроен эффективный механизм взаимодействия госорганов с обществом. А приоритетами выступают оперативное и эффективное реагирование госаппарата на все конструктивные запросы граждан, а также вовлечение гражданского общества в обсуждение наиболее актуальных общегосударственных задач с целью их решения.

Проблемы, которые наблюдаются в реализации концепции «слышащего государства», на мой взгляд, можно разделить на несколько групп.

Первая – проблемы институционального характера. В их числе сохраняющиеся проблемы в сфере защиты прав человека. В последние годы многие граждане жалуются на нарушение гражданских прав и невозможность эффективно защитить свои интересы в судебных органах. В этой связи высказывается тезис о закрытости государственных органов и их слабой связи с обществом.

В этой же группе – недостаточная эффективность и слабость партийной системы. Партии в современной жизни должны выполнять роль буфера или связующего элемента между государством и обществом. Однако в Казахстане они проявляют себя преимущественно в электоральный период, в остальное время не работают системно и не представляют на регулярной основе интересы общества.

Вторая группа – проблемы, которые характерны для государственного аппарата. В частности, хронический характер носит у нас проблема высокой бюрократизированности госорганов (как центральных, так и местных). Это зачастую приводит к неэффективности реализации антикризисных социально-экономических реформ.

Еще одна проблема – слабая обратная связь с населением. Как неоднократно отмечал Президент в своих выступлениях, зачастую люди вынуждены обращаться к Главе государства вследствие «глухоты» и закрытости чиновников в центре и на местах. Поэтому сегодня для госаппарата ключевым приоритетом должны быть открытость и оперативное реагирование на запросы и проблемы людей.

Третья группа проблем связана с недостаточной активностью самого граж­данского общества, его определенной разобщенностью и инертностью. Здесь главным образом следует обратить внимание на еще формирующуюся политическую культуру и не до конца выстроенные институты гражданского общества.

Как мне представляется, указанные проблемы являются самыми важными. Эффективное их преодоление позволит вывести реализацию концепции «слышащего государства» на качественно новый уровень и придать реформам в стране еще большую динамику.

Так, необходимо повышение эффективности и усиление механизма защиты прав граждан. Если государство будет проводить последовательную политику в этом направлении, общество будет чувствовать себя более защищенным, будет понимать, что государство слышит его и стремится выстроить максимально доверительные отношения.

Следующее – поступательное развитие партийной системы и общественных институтов. Эффективная партийная система с сильными партиями станет важнейшим каналом коммуникации с обществом. Именно через партии отдельные социальные группы и представители общественности должны выражать свои интересы и доносить их до властей.

Необходимо реформирование государственного аппарата в сторону повышения его эффективности. В этом направлении государство постоянно проводит реформы, однако до сих пор у общества возникает много претензий по качеству работы госаппарата.

Важно продолжить работу с акцентом на сервисную модель, заточенную на решение актуальных запросов граждан. Так же как и выстраивать эффективные каналы обратной связи с населением. В госорганах всех уровней есть специальные отделы по работе с обращениями граждан. У партий есть общественные приемные. Следует более эффективно использовать эти возможности.

Кроме того, в целом нужны системные меры, долгосрочная и последовательная работа по развитию гражданского общества. В этой связи следует отметить масштабную программу политических реформ, представленную Президентом в марте. Комплекс обозначенных в ней мер направлен в значительной степени на укрепление диалога между государством и общест­вом, на повышение политической культуры граждан.

Важно отметить, что Глава государства Касым-Жомарт Токаев проводит последовательную политику, нацеленную на открытость государственной системы и выстраивание конструктивного диалога с обществом.

Что касается роли общества в реализации концепции «слышащего государства», то она является одной из ключевых. Именно активное, ответственное и зрелое гражданское общество выступает важнейшим субъектом в демократичес­кой политической системе.

При этом важно отметить, что представители гражданского общества уже активно вовлекаются в реализацию концепции «слышащего государства». Это происходит посредством их участия в различных диалоговых площадках.

Один из примеров – Национальный совет общественного доверия (НСОД). Многие проблемные вопросы, озвученные экспертами, были приняты государством во внимание и воплощены в жизнь. Другой пример – Национальный курултай, пришедший на смену НСОД. Обращает на себя внимание расширенный состав участников данной структуры. В частности, в него помимо госдеятелей и экспертов вошли представители бизнеса, медицины, образования, науки, культуры, спорта, защиты прав человека и так далее.

Безусловно, эти площадки являются положительными примерами взаимодействия общества и государства. Однако, во-первых, необходимо активно ротировать состав участников Нацкурултая для того, чтобы вовлекать в него максимально широкие слои населения. Во-вторых, важно не останавливаться на этих площадках и инициировать новые альтернативные, в том числе со стороны гражданского общества.

Популярное

Все
В моногороде Аксу второй год не могут запустить котельную стоимостью 11 млрд тенге
Какие тендеры, такая и вода
Пребывание прибывших
Быть ли сахарной свекле?
Казахстану не удалось хлопнуть дверью
Возрождение древней традиции
Номады соберутся в Турции
Визуальный космос
Добро пожаловать, легенда!
Контрафакту – нет!
Раз – подсолнух, два – конопля
В ускоренном режиме
Олимпийские стипендии
Ее тепла хватало всем
Грядет цифровая трансформация
«Интервенты» из стабфонда
Логика перемен и активная гражданственность
Между риском и доходом
Этап практической реализации
Основано на модернизации
Ракета с космическим кораблем напугала казахстанцев – видео
Об отправленных в Россию вертолетах высказался глава МЧС
Археолог Андрей Астафьев обнаружил в Мангистау древнейший торговый ремесленный центр
Правительство полностью потеряло контроль над развитием угольных шахт Караганды – депутат
Российские СМИ забили тревогу по поводу задержания в Казахстане грузовиков из РФ с товарами из Европы. Мы разобрались в сложившейся ситуации
Какие соглашения подписаны между Казахстаном и ОАЭ в рамках визита Смаилова
Регионы с высокой материнской и младенческой смертностью назвали в Минздраве
Microsoft может открыть IT-лабораторию в Казахстане
Съезд НПП “Атамекен” состоится 4 ноября 2022 года
Касым-Жомарт Токаев обратился к народу Казахстана
Официальный визит Премьера Казахстана в ОАЭ: подписаны соглашения на $900 млн
Почти 60 млрд тенге взыскали с "неприкасаемых" за полгода
Депутат Сената заявила о кризисе в системе лекарственного обеспечения граждан
Покушения на демократические устои нет!
Два врача погибли в ДТП в Карагандинской области
Авиабилеты из Москвы в Алматы за 7,8 млн тенге – комментарий КГА
Планы по строительству нового газоперерабатывающего завода обсудил Премьер с руководством "Eni"
Выступление Президента Токаева на Общих дебатах 77-й сессии Генассамблеи ООН
Bank RBK поддержал насыщение рынка доступными лекарствами
Пока с имени Ахмета Байтурсынова не сняли гриф особой секретности, о нем было мало известно даже в профессиональной среде
Продолжить традицию китайско-казахстанских отношений и открывать новые возможности
Зачем самолет ВВС США прилетал в Нур-Султан, пояснили в МИД РК
В сузакской степи археологи нашли древний храм, аналогов которому нет в Казахстане
Барлыбек Сырттанов – автор первой казахской Конституции
Где смотреть прямую трансляцию Послания Президента народу Казахстана
Новая инициатива Президента Токаева: Нацфонд – детям
Токаев выступает с Посланием народу Казахстана – онлайн-трансляция
Где и во сколько смотреть трансляцию поединка Головкин – "Канело"
Торговля людьми: более 20 преступлений выявили полицейские Казахстана
Указ Президента Республики Казахстан
Как получить компенсацию по тенговым депозитам – утверждены правила
Ситуация по коронавирусу в Казахстане на 14 сентября
В Костанайской области огнем уничтожено и повреждено более 100 жилых домов
Меняемся вместе с Конституцией
Объявлены новшества ЕНТ-2023
Когда столица Казахстана вновь станет Астаной
МВД обратилось к казахстанцам с предупреждением
Реформатор с большой буквы
Почти на 10 млрд тенге снизили тарифы на комуслуги в 12 регионах
Мусин заехал по "старой доброй привычке" без предупреждения в ЦОН и рассказал, что его там ждало

Читайте также

Эксперт-совет
ОСИ: не верь, не бойся, не проси?
Спецпроекты , Эксперт-совет
Пора брать инициативу в свои руки
Эксперт-совет
Инвестиции в науку развивают конкурентоспособность страны
Спецпроекты , Эксперт-совет
Референдум – это то, чего мы ждали

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]