Старая сказка на новый лад
Екатерина Бескорсая

Хотели как лучше…

Всего в Павлодарской облас­ти живут 3 072 ребенка с инвалидностью, причем 844 из них младше 7 лет, поэтому групп у последних еще нет. Вместе с тем буквально на днях завершилось присвоение групп инвалидности тем, кто старше: 417 детей получили I группу, 880 – II, 931 ребенок – III. Но многие павлодарки, воспитывающие особенных детей, не согласны с подобным решением медико-социальной экспертизы.

О том, что дети в возрасте 7–16 лет теперь тоже будут иметь группы инвалидности, начали активно говорить еще весной – разработчики законопроекта подчеркивали, что такой подход пойдет во благо получателей государственной поддержки. Например, обещали увеличить размеры пособий для детей-инвалидов.

И это действительно оказалось так. Прежде пособие для всех детей-инвалидов сос­тавляло 48 023 тенге (1,4 от величины прожиточного минимума). Теперь же эта сумма остается у тех, кто младше 7 лет, и у тех, кому присвоили III группу инвалидности. Пособие детей-инвалидов I группы выросло до 1,92 ПМ, или 65 860 тенге, II группы – до 1,59 ПМ (54 541 тенге).

А вот чего не произошло, так это обещанного индивидуального подхода. Многие дети с ментальными нарушениями в Павлодаре автоматически получили II группу – мамочки считают, что глубоко вникать в ситуацию и обстоятельства каждого ребенка эксперты не стали, хотя на этапе обсуждения поправок в законодательство обещали самое тщательное изучение. Ориентировались исключительно на диагноз, хотя в зачет должны идти критерии, прописанные законодательно, а не коды болезней, считают родители инициативной группы.

К слову, трудности перехода на новый формат предугадывали многие, в том числе спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин, который на этапе обсуждения требовал от исполнителей просчитать риски.

«Не окажется ли теперь, что родители снова будут доказывать инвалидность своих детей: ходить по кабинетам и выстраи­ваться в очередях? Вот в чем воп­рос! Какой механизм сегодня? Наверное, все-таки в век цифровых технологий и автоматизации это вообще недопустимо. Необходимо эту процедуру, то, что касается категории определения инвалидности детей, сделать в упрощенном и в проактивном формате», – говорил еще в мае Нурлан Нигматулин.

И действительно, установление групп инвалидности детям-инвалидам с 7 до 16 лет провели в так называемом автоматизированном режиме – но это не значит, что группы присваивал компьютер. Решение, как и преж­де, принимали отделы медико-социальной экспертизы (МСЭ), просто заочно – на основании тех докумен­тов, которые были собраны в лечебных организациях и затем предоставлены в МСЭ.

– Еще до вступления в силу этих поправок была онлайн-встреча в Zoom, где представители департамента Комитета труда, социальной защиты и миграции по Павлодарской области обещали индивидуально подойти к каждому ребенку. А по факту у всех ментальщиков, включая тяжелых, неговорящих, с агрессией, без динамики, не обучающихся, стоит II группа. У нас уже в первые дни был список несогласных около 30 человек, – поясняет Евгения Стельвага, руководитель общественного фонда «Алтын бата». – И здесь дело не только в размере пособий, точнее не столько в этом. Вторая группа особенно остро коснется родителей после того, как ребенку исполнится 18 лет. Мамы также будут продолжать следить за своим особенным ребенком, ментальщики, как правило, не имеют возможности работать – они вообще нуждаются в сопровождении 24⁄7. Их нельзя оставлять одних даже на пару минут, чтобы в магазин выйти, они могут поджечь шторы, выпасть из окна, затопить соседей. По достижении ребенком 18 лет мамы (родители сами чаще всего говорят «мамы», потому что именно они занимаются детьми, папы нередко самоустраняются в столь тяжелых обстоятельствах. – Прим. авт.) перестанут получать пособия по уходу за инвалидом, если речь идет не о I группе. Плюс эти мамы вылетают из системы ОСМС (и мы перед мажилисменами не раз поднимали этот вопрос) – они как не могли работать, так и не смогут, но теперь взносы государство за них уже не будет платить. И поверьте, «утяжелять» группу при совершеннолетии очень сложно. Мы по опыту знаем, что нам скажут: «Ну вы же ходили со II группой, что вас теперь не устраивает?» Вообще, получить инвалидность детям с ментальными нарушениями очень непросто, порой на это уходит больше года. И все эти процедуры всегда изматывают и детей, и родителей, многие просто опускают руки.

О проблемах оформления инвалидности наша газета рассказывала в материале «Когда умирает надежда» («КП» от 18 июля 2018 года), к сожалению, значительных изменений с тех пор в этом вопросе не произошло.

И неудивительно, что многие родители испытали шок, когда зашли на портал электронного правительства, заказали соответствующую справку на ребенка и увидели II, а то и III группу инвалидности.

Шансы есть

Все свои вопросы, претензии, боль и обстоятельства родители особенных деток изложили и в коллективном письме, которое направили в областной филиал партии «Nur Otan», и высказали на живой встрече с сотрудниками департамента. Встреча эта оказалась эмоциональной, тем более что многие мамы взяли с собой деток – их просто не с кем было оставить. Кто-то говорил, что у ребенка диагноз «синдром Дауна», есть сопутствующие заболевания, проблемы с опорно-двигательным аппаратом, ребенок молчит, но получил лишь третью степень. Другие высказывали непонимание, почему при тяжелой степени умственной отсталости вторая степень инвалидности.

Надо отдать должное госслужащим – и слушали всех, и слова поддержки пытались находить, но пришли-то туда мамы за результатом. А результата нужно будет ждать и, скорее всего, добиваться, если не выбивать.

Заместитель руководителя департамента Комитета труда, социальной защиты и миграции по Павлодарской области Ляззат Сарымбетова отметила, что после нововведения материальное положение ни одной из этих семей не ухудшится: пособие детей с III группой останется на прежнем уровне, а в случае со II и III группами выплата увеличится. И даже если у ребенка установили II или III группу, то ни в коем случае родитель не лишается пособия по уходу. Мамы таких детей будут получать выплаты, как и прежде, – 1,4 от величины прожиточного минимума, в нынешнем году это 48 023 тенге – размер пособия по уходу за ребенком-инвалидом.

– 24 октября 2021 года вступил в силу Закон РК от 12 октября 2021 года «О внесении дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам социальной защиты отдельных категорий граждан», которые регламентируют норму по установлению групп инвалидности детям с семилетнего возраста. Процедура присвоения групп проводилась по всей республике на основании тех документов, которые имеются в общей базе, – подчеркнула Ляззат Сарымбетова. – Но зачастую это устаревшие документы – тех лет, когда получали инвалидность или проходили переосвидетельствование, возможно, состояние ребенка изменилось. Поэтому сейчас мы по заявлениям родителей будем все пересматривать, нужно будет им собрать свежие медицинские данные. Но есть случаи, когда вторая группа установлена объективно, а родители просто боятся, что пос­ле 18 лет они лишатся пособия по уходу за ребенком-инвалидом. Но мы не можем по этому принципу присвоить более тяжелую группу инвалидности. Все решается согласно ограничениям жизнедеятельности.

Отметим, что на встрече шла речь и о второй возможности оспорить решение МСЭ – через суд. До второго пока не дошло, но откровенно говоря, родители готовы создать прецедент, если другие попытки не увенчаются успехом. Впрочем, руководитель департамента Комитета труда, социальной защиты и миграции по Павлодарской области Евгений Губарев не слишком обнадежил тех, кто решится перевести дело в судебную плоскость:

– Суд недостаточно компетентен, чтобы самостоятельно принимать решения по группе инвалидности, а найти грамотного эксперта, который противопос­тавит свое мнение заключению эксперта МСЭ, будет непросто, – пояснил чиновник.

В итоге сейчас наибольшие перспективы у тех, кто проходил переосвидетельствование и оформ­ление инвалидности давно, например, 2–3 года назад и более. В таких ситуациях для присвоения группы инвалидности эксперты ориентировались на устаревшие документы, и если состояние ребенка ухудшилось, то очевидно, что группу ему пересмотрят.

От частного к общему

Артему Терентьеву сейчас 14 лет, у него диагноз – аутизм, мальчик не говорит, нередко бывает агрессивен, одного его родители не оставляют ни на минуту, потому что знают – это влечет за собой ЧП. Инвалидность оформили в 2011 году, но последний раз переосвидетельствование проходили относительно недавно.

– С декабря 2020 года по февраль 2021-го мы лежали в стационаре, и все эти документы должны быть у комиссии, в мае мы проходили ВКК – получили заключение, что сын необучае­мый по состоянию здоровья. Преж­де все годы с первого по пятый классы я еще было пыталась бороться за домашнее обучение… Но приходящих учителей сын встречает очень агрессивно, маски на лицах стали пугать его еще сильнее, после их ухода мы не можем успокоить ребенка, эффекта нет. Нас даже в «Самал» не берут (специальный центр в Павлодаре для особенных деток. – Прим. авт.) из-за агрессии и гиперактивности, – рассказывает мама особенного мальчика Мария Терентьева, которая также не согласна со второй группой инвалидности у сына.

Мария признается, что еще до вступления в силу поправок пыталась понять, какую группу присвоят ее сыну – слышала в ответ на свои вопросы, что для первой нужно утяжелять диагноз, мол, аутизм идет только на вторую группу, а для первой нужно ставить диагноз «тяжелая умственная отсталость». Но с такой постановкой вопроса Мария и другие активные родители не согласны – это может грозить тем, что им закроют путь на реабилитацию в те немногие центры или платные секции, которые находят родители (и за немалые деньги) для своих деток.

– Сейчас написала заявление на досрочное переосвидетельствование, причем указала там и заключение ВКК, что ребенок необучаемый. Для этого также пришла в поликлинику психоневрологического диспансера, потому что МСЭ настаивает на переосвидетельствовании через стационар, а вот в ОПНД хотят провести все на амбулаторном уровне – нас в своем стационаре они видели совсем недавно, – продолжает Мария, заверяя, что будет бороться до конца, несмотря на бюрократические препятствия.

И совсем не случайно мама оперирует данными ВКК (врачебно-консультационная комиссия), которые также нужны во время медико-социальной экспертизы для присвоения инвалидности. Заключение ВКК – «необучаемый», и именно этот пункт – один из главных аргументов родителей, почему группа инвалидности должна быть первой, а не второй.

Приказано разобраться?

Главная сложность в сегодняшних обстоятельствах заключается не в том, что у кого-то в базах устаревшие документы. Сложность в том, что родители и эксперты по разному трактуют некоторые формулировки приказа министра здравоохранения и социального развития Республики Казахстан от 30 января 2015 года № 44 «Об утверждении Правил проведения медико-социальной экспертизы».

Понятно, что эксперты могут действовать строго в рамках тех инструкций, которые для них разработаны нормотворцами, но, видимо, подробностей в этом документе должно быть больше.

Параграф 3 этого приказа содержит критерии установления инвалидности. Основанием для категории «ребенок-инвалид первой группы» является стойкое значительно или резко выраженное нарушение функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к резко выраженному ограничению способности одной из следующих категорий жизнедеятельности либо их сочетанию:

1) к самообслуживанию треть­ей степени;

2) к передвижению третьей степени;

3) к трудовой деятельности (трудоспособности) третьей степени;

4) к обучению третьей степени;

5) к ориентации третьей степени;

6) к общению третьей степени;

7) к контролю за своим поведением третьей степени.

Чтобы понять, что же такое
третья степень, нужно заглянуть в приложение 3 соответствующего приказа – это классификация нарушений основных функций организма и ограничений жизнедеятельности.

И опять же не все формулировки здесь можно трактовать однозначно. Например, ограничение способности к ориентации – этот критерий, как говорят эксперты, касается слепых или слабовидящих. И все логично – или человек может ориентироваться при помощи трости, или ему еще нужен поводырь, или вообще нет шансов, что и есть третья степень. Но ведь про зрение здесь нигде не написано, а значит, этот критерий можно применять и для тех, у кого есть проблемы с сознанием и памятью. И родители детей с ментальными нарушениями тоже говорят: многие такие дети полностью дезориентированы на улице. Да, они видят препятствия, но не понимают, что опасно, а что нет, не могут сами найти дорогу или запомнить ориентиры на местности.

Куда более характерный, но все еще спорный пункт – ограничение способности к обучению. Он, пожалуй, лучше всего характеризует состояние детей с ментальными нарушениями и случай с Артемом Терентьевым. Есть первая степень нарушений (то есть критерий для третьей группы инвалидности) – способность к обучению в учебных заведениях общего типа при соблюдении специального режима учебного процесса и (или) с использованием вспомогательных средств. Вторая степень (критерий для второй группы) – способность к обучению только в специальных учебных заведениях или по специальным программам в домашних условиях и (или) с использованием вспомогательных средств, и (или) с помощью других лиц. И наконец, третья степень ограничения способности к обучению, которая является критерием для присвоения первой группы инвалидности, – неспособность к обучению по образовательным учебным программам. Такие запи­си есть в заключениях ВКК у ряда деток-аутистов, значит, должна быть первая группа инвалидности?

Разбирать этот приказ и его приложения можно долго, ведь там упоминаются и неспособность к трудовой деятельности, и неспособность к общению, и неспособность контролировать свое поведение – все это про
третью степень ограничений.

Но повторюсь: достаточно одной из категорий жизнедеятельности, о которых идет речь, которая стойко значительно или резко выражено пострадала от заболевания, в данном случае ментального.

В конце добавлю еще одну ремарку по формулировкам. Как я ни старалась, но мне не удалось найти закрепленные нормативно-правовым актом различия в терминах «стойкое значительно или резко выраженное нарушение» (касается первой группы), «стойкое выраженное нарушение» (касается второй группы), «стойкое умеренно выраженное нарушение» (касается третьей группы инвалидности). Как определить разницу между этими формулировками? И неважно – эксперт ты с медицинским образованием или родитель ребенка с ментальными нарушениями – какой инструкцией, лингвистической или врачебной, нужно оперировать, чтобы все было однозначно?

Популярное

Все
45-градусная жара придет в Казахстан
"Мальчик 3 часа избивал девочку в детском центре развития": возбуждено уголовное дело
Выступление Токаева в Петербурге вызвало большой резонанс в казахстанском обществе
О Токаеве пишут влиятельные СМИ многих стран после выступления на ПМЭФ
Национальный курултай – возрожденная традиция для Нового Казахстана
На сообщения о задержке Казахстаном российских вагонов с углем отреагировали в МИИР
Цены в школьных столовых ужаснули министра просвещения
"Намеренно травят" – пальмовым маслом пугают казахстанцев в соцсетях
Казахстанские школы обяжут публиковать меню в Интернете
9-летний ребенок в Атырау погиб, опрокинув на себя кастрюлю с бульоном
Уроки истории: как начиналась самая тяжелая и жестокая война XX века
Ситуация по коронавирусу в Казахстане на 18 июня
16-летнюю школьницу будут судить за убийство матери в Актобе
Двое пожарных находятся под следствием после взрывов близ Тараза. Родные просят справедливости
Марат Башимов высказался о прошедшем Национальном курултае
Fitch подтвердило суверенный кредитный рейтинг Казахстана
Убившая родную мать актюбинская школьница впервые рассказала подробности преступления
Введены ограничения на вывоз подсолнечного масла из Казахстана
Я – новый хозяин: рейдеры в Казахстане вышли на новый уровень махинаций
На ущерб от сайгаков жалуются аграрии ЗКО
Отцу погибшего от рук террористов казахстанского солдата подарили автомобиль
В Казахстане в очередной раз переносят сроки введения GPP
Закон РК «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан»
Отверткой в сердце: очевидцы рассказали об убийстве пассажира такси в Каскелене
ОСМС: мифы и реальность
Появилось видео последнего прыжка казахстанца для ролика в TikTok в Актау
Ситуация в Таджикистане может потребовать ввода военного контингента ОДКБ
Известные казахстанцы высказались о прошедшем референдуме
Назарбаев впервые высказался о находящихся под следствием родственниках
Шура спел на улице в Нур-Султане
Возраст выхода на пенсию поднимут военнослужащим в Казахстане
Дефицит казахстанского газа через три года спрогнозировал министр энергетики
Уникальные материалы об истории Казахстана привезли из-за границы
Нурсултан Назарбаев ответил на вопрос о своих дальнейших планах
Папа Римский сделал заявление насчет Казахстана
Пытался изнасиловать женщину в лифте в Шымкенте: подозреваемый задержан
Чем грозит Казахстану "лихорадка" мирового продовольственного рынка
Евросоюз выступил с заявлением о референдуме в Казахстане
На инцидент с оскорблением флага Казахстана на концерте в Алматы отреагировал Госсекретарь
Цены на бензин марки АИ-95 могут вырасти в Казахстане

Читайте также

Статьи
Ни шагу назад!
Статьи
Играет Катя на домбре
Статьи
Прозвали Комбинашкой
Статьи
Акцизы повышены

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]