Эксперт-совет

Больше школ, хороших и разных

​В Послании народу Казахстана Президент поднял очень актуальную и даже, можно сказать, больную для общества тему: речь о нехватке ученических мест, а также аварийных и трехсменных школах. По поручению Главы государства в республиканском бюджете на 2019–2021 годы дополнительно предусмотрено 50 млрд тенге для регионов, испытывающих наибольший дефицит ученических мест.

Проблема действительно наболевшая, особенно в густонаселенных южных регионах страны. «Казахстанская правда» ежегодно поднимает ее: чиновники обещают улучшить ситуацию, выделить еще больше средств на возведение новых школ, и они к 1 сентября десятками открываются во всех областях страны. Но острота проблемы не уходит, и по-прежнему часть детей занимается в приспособленных, давно не знавших ремонта зданиях, часть обучается в 3 смены, приходя с занятий поздно вечером. От учебы в таких условиях, согласитесь, проку мало.

Что же нужно сделать для того, чтобы рационально использовать эти средства? Можно ли задействовать в решении проблемы дефицита (а с ростом населения он будет ощущаться в той или иной степени) механизмы государственно-частного партнерства, тем более что в скором времени во всех регионах будут внедряться принципы подушевого финансирования организаций среднего образования? Какой, наконец, должна быть современная школа в плане создания комфортных условий для детей?

Свои ответы на эти вопросы предлагают участники Эксперт-совета, приглашенные к разговору на злободневную тему.


Депутат Мажилиса Парламента РК Наталья Жумадильдаева:

– В Госпрограмме развития образования на 2016–2019 годы был определен план ликвидировать трехсменное обучение к нынешнему году. В рамках программы «Нұрлы жол» предусмот­рены средства из республиканского бюджета, Национального фонда. Помимо этого, проблема решалась и на местном уровне, так как, согласно нормативу, строительство школ наполняемостью до 300 человек ведется за счет местных бюджетов. Что касается крупных городов, мегаполисов, то здесь были большие вливания из республиканского бюджета.

Тем не менее проблема не решена, поскольку есть сложившийся факт – демографический рост – и получается, что выпускников в три раза меньше, чем первоклассников. Выходит, что ранее благополучные школы постепенно становятся трехсменными в силу объективных причин. Кроме того, большое значение имеет процесс урбанизации: из сельской местнос­ти приезжает все больше молодежи, дети маленькие идут в школы – отсюда и трехсменное обучение. Мало того, сегодня появился термин «дефицит ученических мест», который эквивалентен термину трехсменной школы: если детей рассадить по СанПиНу, то есть по 24 человека в классе, то у нас появится дефицит примерно в 124 тысячи мест, который выльет­ся в 220 новых трехсменных школ. Получается бесконечный процесс. Думаю, что к решению проблемы трехсменных и аварийных школ нужно подходить грамотно, внимательно изучив информацию, выкладываемую регионами в специальной образовательной национальной базе данных, которая должна выявить все проблемные и болевые точки.

Население растет, и это хорошо. Мы не можем говорить, что это проблема. Но нужно признать, что государство не успевает обеспечить население средними учебными заведениями. А построить школу – дорогостоящее дело, требующее от 1,2 до 1,8 миллиарда тенге. Поэтому Министерством образования и науки, Правительством рассматриваются разные шаги, и один из способов решить проблему МОН РК видит во внедрении подушевого финансирования. С 2013 года проект апробируется в Казахстане, в него активно вовлечены пилотные школы Алматы, Шымкента, а в Астане в проекте задействованы все школы, и столица довольна тем, что пошла на подушевое финансирование. Оно расширяет возможности школ, помогает укрепить материально-техническую базу, появляются стимулирующие механизмы для педагогов, директор совместно с Попечительским советом может расширить штат, ввести дополнительные дисциплины. Это все хорошо.

Разработанный подушевой норматив позволяет частным школам участвовать в государст­венном заказе. В отличие от дошкольного школьное образование лицензируется, и, соответственно, частная школа должна иметь лицензию, а для этого необходимо показать, что она обладает определенной матбазой, соответствующей категорийностью учителей и так далее, то есть подтвердить свою дееспособность и участвовать в госзаказе. Сегодня есть такой опыт в Актюбинской области, когда частные школы готовы принять школьников и решить вопрос нехватки ученических мест.

Проработан подход, когда планируется внедрить подушевое финансирование во вновь строя­щихся школах и тем самым заинтересовать бизнес в том, чтобы он пришел на образовательный рынок, причем именно в среднее образование. Бизнесмен не просто строит здание, но и открывает частную школу, соответственно, сам выстраивает траекторию деятельности, подбирает кадры, то есть формирует образовательную среду и принимает госзаказ по выполнению государственного стандарта образования.

Уже проведен мониторинг в бизнес-среде, и есть согласие на возведение предпринимателями 40 школ в трех мегаполисах. Будем надеяться, что со временем число желающих будет расти, ведь программа «Балапан», стартовавшая в 2010 году, вызвала большую волну бизнеса – и у нас открылось огромное количество частных садов, обеспечивших вкупе с государст­венными 95-процентный охват дошкольным воспитанием и образованием.

Но тут важно говорить и о качестве. Есть частные сады, которые дают качественные образовательные услуги, и есть те, это не секрет, кто больше увлечен бизнесом, нежели образовательной средой. Такая же система складывается и в некоторых частных вузах, выпускников которых работодатель не готов принять к себе на работу. Это тоже факт. Поэтому, планируя решать проблемы недостатка ученических мест, трехсменных и аварийных школ с помощью бизнеса, мы должны подумать о том, чтобы он был добросовестным. Это пожелание. Дело в чем? В дошкольной организации ребенок получает навыки социализации и первичные общеучебные навыки. В вузе уже зрелый человек приобретает профессиональное образование, трудовые компетенции, чтобы обеспечить свое будущее. А если он вдруг сделал неправильный выбор, у него есть время пере­учиться. Мы же недаром говорим о непрерывном образовании. Что касается среднего образования, то это базовое образование. Я очень долго проработала в средней школе и знаю, что как раз там формируются у ребенка основные общеучебные навыки. Как, к примеру, научишь ребенка в 1-м классе заучивать стихотворение, он до 11-го класса и всю жизнь так и будет это делать. Опять же благодаря модернизации мы идем еще дальше – говорим о креативном мышлении, о самос­тоятельности, об оценочных качествах ребенка, иначе говоря, в получении знаний переходим от понимания, воспроизводства на уровень анализа и синтеза. И потому родитель, отдающий ребенка в государственную или частную школу, должен быть уверен в том, что те знания, которые он получает в стенах учебного заведения, обеспечат ему качество жизни, причем качество достойное.

Поэтому, собираясь размещать госзаказ у бизнеса, нужно продумать все механизмы контро­ля и достижения конечных результатов. Чтоб не вышло как в частных детских садах, где управлениям образования порой очень трудно осуществлять контроль, потому что упразднен ряд проверок, действует упрощенная уведомительная система. Коль государство берет на себя обязательства по расширению горизонта для выбора родителями учреждения образования, то оно же и должно гарантировать им, что ребенок получит качественное образование.

Новые школы, разумеется, должны соответствовать основным СанПиНам, а кроме этого, требованиям нового содержания образования. Бизнесмену нужно в первую очередь оснастить школу современным оборудованием – интерактивными дос­ками, лабораториями, открыть IT-классы. Безусловно, частная школа имеет право выйти за рамки госстандарта и усилить, к примеру, английский язык или физико-математическое направление. Другими словами, чем-то выделяться среди других школ. А еще нужно помнить о комфорте, безопасности детей, это условия, на которые родители обращают внимание в первую очередь. Их соблюдение позволит бизнесмену выдерживать конкуренцию и покрывать свои затраты.


Вице-министр образования и науки Бибигуль Асылова:

– Проблема трехсменных и аварийных школ находится на постоянном и системном контро­ле у Министерства образования и науки. Для ее решения принимается комплекс мер. Ежегодно строится более 100 школ. В свое время существенно увеличить количество средних учебных заведений позволила реализация проекта «100 школ, 100 больниц» и Государственной программы инфраструктурного развития «Нұрлы жол», в рамках которой в 2015–2017 годах выделялись средства из Национального фонда и республиканского бюджета на строительство 156 школ. Но тенденция такова, что количество трехсменных и аварийных средних учебных заведений ежегодно увеличивается.

По последним данным, в стране 128 трехсменных и 31 аварийная школа. Для ликвидации трехсменных необходимо строительство 113 новых объектов образования. 33 из них уже финансируются на уровне республиканского и местных бюджетов и будут сданы в ближайшие годы. Все школы, подлежащие финансированию из республиканского бюджета, в количестве 30 объектов поддержаны в рамках бюджета на 2019–2021 годы, в том числе в рамках 50 миллиардов тенге, дополнительно выделенных Главой государства. Строительство 41-й будет решаться в рамках местных бюджетов, 9 – с привлечением частных инвесторов.

Для строительства школ взамен аварийных финансируются 13 объектов. Еще 6 объектов поддержаны в рамках бюджета на 2019–2021 годы, в том числе в рамках вышеназванных 50 миллиардов тенге, и возведение 12 будет решаться за счет местных бюджетов.

Дополнительно выделенные средства в реализацию октябрьского Послания – большая помощь в решении проблемы трехсменных и аварийных школ. В рамках этих средств акцент сделан на строительстве школ там, где действительно высокие демографические показатели, большой прирост населения, или в райцентрах, моногородах, где бизнес не сможет строить. Сразу отмечу, что это проекты разной стоимости. В Астане есть проекты, которые стоят 1,2–1,8 миллиарда, а есть и стоимостью 3 миллиарда. Все зависит от того, в каком микрорайоне строится школа, нужно ли там подводить инженерные сети, присутствуют ли там элементы сноса. Вот такая картина складывается на сегодня.

В городах на помощь может прийти большой проект в сфере образования – подушевое финансирование школ. Он, безусловно, будет содействовать развитию частного сектора в сфере среднего общего образования. Есть поручение Главы государства внедрить подушевое финансирование во всех городских школах. Очень большая потребность в школах в Астане, Алматы и Шымкенте. Допустим, по Астане и Шымкенту разработаны комплексные планы развития города, и мы там четко определили, какие заведения строятся за счет бюджета, какие планируются за счет частного бизнеса. В начале года по поручению главы Правительства составили карты по каждому городу, которые доступны в онлайн-режиме на сайте Финансового центра МОН РК. И теперь можно увидеть, где и какая школа строится, где потребность еще не закрыта. Сейчас мы состыковываем бизнес с местными исполнительными органами, чтобы они по аналогии с программой строительства общежитий предоставляли земельные участки там, где необходимо, а предприниматели строили за счет своих средств. Государство обязательно будет возмещать расходы на строительство школ согласно утвержденному поду­шевому нормативу.

Из чего складывается подушевой норматив? У нас все школы находятся в одной организационно-правовой форме – они госучреждения и финансируются по сметному принципу. Но сметное финансирование, как показала практика, не в полной мере покрывает потребность, необходимую для обеспечения государственного стандарта образования. Поэтому, когда разрабатывали методику подушевого финансирования, просчитали, сколько должен стоить госстандарт образования. Это зависит от различных факторов: от учебной нагрузки, от того, в каком звене школьник учится – начальном, среднем или старшем, от наличия инклюзивного компонента и в среднем вывели норматив – это 224 704 тенге на ученика в год. В него не входят коммунальные услуги и Интернет. Но в то же время учтены оплата труда, учебные расходы – это то, чего никогда не было, затем текущий ремонт, и его никогда у многих школ не было, потому и возникала проблема поборов на побелку-покраску, плюс капитальные расходы, и еще предусмотрели фонд стимулирования, чтобы давать возможность школе накапливать деньги и премировать учителей. Отдельно местные исполнительные органы будут оплачивать коммунальные услуги и Интернет, на что заложено порядка 12 тысяч тенге на одного учащегося.

Часть школ может перейти в другую организационно-правовую форму и стать предприятием на праве хозяйственного ведения (ГП на ПХВ), и тогда мы должны им возместить коммунальные услуги, а значит, подушевой норматив в этом случае составит 235 527 тенге. Кроме того, норматив будет распространяться на ныне действующие частные школы, где разместят госзаказ. Третий норматив будет действовать для тех новых школ, которые построят частники: к 235 527 тенге добавляется стимулирующий компонент на строи­тельство школы – 231 тысяча.

В чем еще плюс такого финансирования? В том, что будет конкуренция между всеми организациями образования независимо от формы собственности. Почему-то в одну хорошую школу массово идут люди, и чуть ли не в министерство звонят и говорят, что именно в эту школу хотят и именно к Марии Ивановне в класс. Так вот, сейчас любая школа будет искать эту Марию Ивановну, чтобы к ней пошли учиться и «привели» за собой деньги. Сейчас мы перед столичными школами, перешедшими на подушевое финансирование, ставим задачу – вам пошли хорошие деньги, так работайте, решайте все свои проблемы. И они будут решать их, и видеокамеры поставят, и купят оборудование. А мы будем следить за качеством, за результатом обучения, для чего поставили им KPI, кроме того, у нас есть различные промежуточные аттестации, другие меры контроля. Для частных школ мы увеличили квалификационные требования, соотношение преподавателей немножко нарастили, потому что хотим получить качественное обучение.

У нас есть пример активного участия бизнеса в развитии сферы дошкольного образования, а вот рынок в сфере школьного образования абсолютно еще не освоен. Уверена, что именно подушевое финансирование будет развивать государственно-частное партнерство в среднем образовании и здоровую конкуренцию.


Аналитик Казахстанского центра государственно-частного партнерства Назым Мамалинова:

– В настоящее время наша задача – поиск потенциальных инвесторов для строительства и развития частных школ. Наш центр ведет эту работу в сотрудничестве с Финансовым центром МОН РК. Объехали практически все регионы и провели встречи с участием руководителей школ, как частных, так и государственных, и, конечно, бизнесменов. Заинтересованные и желающие развивать государственно-частное партнерство в среднем образовании есть. В Шымкенте, к примеру, выстроилась очередь на обсуждении механизма по­душевого финансирования. В основном это те, кто уже имеет опыт в образовательной деятельности – управлял детскими садами и желает подняться на более высокий уровень. В северных регионах послабее интерес, чувствуется некое недоверие, и потому бизнесмены ждут результатов пилотов по подушевому финансированию. Деньги у бизнесменов есть, и они думают, куда правильно их вложить. Замечу, если раньше со скепсисом относились к ГЧП, то на сегодня заключено 400 договоров ГЧП в

   различных сферах, 60% из них – в образовании.

Чем привлекательно строительство новых школ для предпринимателей? Самое главное – это долгосрочный бизнес-проект с гарантиями государства по возмещению затрат. Основное условие финансирования по этой программе – сохранение целевого назначения объекта в течение 20 лет. Кроме этого, имеется возможность применения дополнительных мер господдержки: государство выделяет участок под строительство, подводит инженерно-коммуникационную инфраструктуру, гарантирует возмещение затрат на возведение объекта и подушевое финансирование. Также предусматривается вознаграждение за управление (ВЗУ), которое осуществляется из местного бюджета. Маржу, а какой же бизнес без прибыли, предприниматель тоже может иметь, получая доход от дополнительной деятельности – платных кружков и секций, столовой, буфета.

Взявшись за строительство школы в рамках ГЧП, предприниматель, если у него есть такой опыт, может сам и построить здание с привлечением подрядчика, и вести хозяйственную деятельность, и организовать учебный процесс. Если подобного опыта нет, можно подойти к этому делу через консорциум, обычно так и делается: объединяются юридические лица – строитель возводит, а второе лицо занимается образовательным процессом, продвигая таким образом проект ГЧП.

Нас, особенно родителей, конечно, беспокоит вопрос качества как здания, так и самого образовательного процесса. На законодательном уровне закреп­лено, что идет оценка реализации и мониторинг проекта, акимат может проверять ход строительства. На этапе экс­плуатации идет оценка реализации бизнес-проекта, которую осуществляют Министерство экономики и Казахстанский центр государственно-частного партнерства, плюс к этому существует Совет по мониторингу проектов ГЧП при НПП «Атамекен», в составе которого есть и депутаты Парламента. Что касается контроля над образовательным процессом, то существуют государственные стандарты образования, которые частник обязан соблюдать. В рамках ГЧП этот вопрос решается через договор, в котором можно оговорить следующий пункт: если идет отток детей из школы из-за качества, то это снижает уровень вознаграждения.

Современная школа – это не только качественное образование, но и безопасность, качественное питание и правильный досуг для ребенка. На начальном этапе заключения договора ГЧП государство гарантирует прик­репление определенного количества детей в зависимос­ти от мощности школы. При этом дальнейшее сохранение заинтересованности детей и их родителей оставаться в определенных школах зависит непос­редственно от предлагаемого уровня и качества выше отмеченных услуг. Как правило, невозможно обеспечить качество без правильно выстроенного операционного менеджмента, что мы можем видеть на примере нынешней системы образования. Эффективность и рациональность операционного менеджмента бизнесмена целиком и полностью зависят от правильности его выбора операционной стратегии. Если операционная функция не имеет четких, сог­ласованных и достижимых целей, можно не сомневаться, что вскоре она перестанет оправдывать ожидания.

Бизнесмены, которые сумеют правильно выстроить систему управления деятельностью школы, будут востребованы на рынке.

Руководитель управления образования Туркестанской области Исатай Сагиндиков:

– Однозначно: для того чтобы рационально использовать бюджетные средства, нужен жесткий контроль со стороны государства и общественных организаций, а еще глубокий анализ, позволяю­щий возводить учебные заведения только там, где в них есть острая потребность. В прошлом году в Туркестанской облас­ти были сданы в экс­плуатацию 32 школы. Из них 8 построили взамен аварийных, 13 школ позволили ликвидировать проведение уроков в три смены, 11 – устранить дефицит ученических мест.

В 2018 году в области на строительство 83 объектов образования было выделено 16,2 миллиарда тенге: 4,5 миллиарда – из респуб­ликанского бюджета и 11,7 миллиарда – из областной казны. Эти средства предназначены на строи­тельство 40 объектов: 33 школ, 3 пристроек к школам и 2 – к колледжам, реконструкцию одной школы и одного колледжа. Уже завершено строительство и сданы в эксплуатацию 28 объектов образования. Тем самым удалось решить проблему 5 аварийных школ, 2 трехсменных, 13 приспособленных и 10 школ с дефицитом ученических мест.

Строительство новых учебных заведений вместо 7 аварийных и 7 трехсменных школ продолжается. Кроме того, возведение 70 школ по предложению акимата Туркестанской области включено в бюджетную заявку Минис­терства образования и науки на 2019–2021 годы. Возведение этих школ позволит перевести на нормальный режим работы 4 трехсменные школы, ликвидировать занятия в 3 аварийных школах и исключить дефицит ученических мест в 63 объектах образования, которые вынуждены работать в приспособленных зданиях.

Сейчас из 902 государственных школ области 7 являются аварийными, в 8 обучение идет в 3 смены. Уже до конца нынешнего года мы планируем, что взамен 3 аварийных школ завершится строительство новых зданий. В ближайшие месяцы новоселье справят школа на 900 мест № 4 имени Юрия Гагарина в городе Сарыагаше, школа № 49 имени Магжана Жумабаева на 300 ученических мест в ауле Мадениет сельского округа Тегисшил в Сарыагашском районе, школа № 88 имени Ахмета Байтурсынова на 300 мест в ауле «28-я гвардия» сельского округа Бирлесу того же района. Этот район у нас очень гус­тонаселенный, школ катастрофически не хватает. Ежегодно на свет в нем появляется до 10 000 малышей. По нашим прогнозам, в следующем году мы полностью решим в Сарыагашском районе проблему с аварийными и трехсменными школами. В нынешнем году здесь построено 28 школ!

Государственно-частное парт­нерство может стать хорошим подспорьем для решения проблемы нехватки учебных заведений. Сейчас с применением механизмов ГЧП ведется строительство начальной школы на 100 мест в населенном пункте Таскешу города Ленгера Толебийского района.

В скором времени во всех городах Туркестанской области будут внедряться принципы подушевого финансирования организаций среднего образования. Думаю, что это поможет решить проблему нехватки ученических мест за счет строительства пристроек к школам. Теснота служит причиной того, что педагоги не могут дополнительно заниматься с детьми в бесплатных кружках и секциях, организовывать факультативы.

Современная школа должна отличаться уютом и комфортом, светлыми, просторными и теплыми классами, чего, к сожалению, пока не скажешь о части наших школ. Дефицит посадочных мест приводит к тому, что многие школьники приходят на занятия в приспособленные здания, где нет условий для учебы, а значит, и возможности ощутить себя успешным человеком. Современная школа должна создавать условия для проявления и развития индивидуальных особенностей детей, иметь развитую инфраструктуру – современное здание, персональные компьютеры, Интернет, библиотеку, оснащенный всем необходимым инвентарем спортивный зал, бассейн, столовую, обеспечивающую здоровое, разнообразное и полноценное питание, включая свободный доступ к кислородным коктейлям, травяным чаям и вкусным витаминным напиткам.

Современная школа – это дом, в котором сформировано единое образовательно-воспитательное и информационное пространство, где взаимодействуют учащиеся, педагоги и родители, объединенные общими целями и задачами и выступающие равноправными участниками воспитательно-образовательного процесса. И нам сегодня нужна именно такая школа!

В качестве послесловия добавим, что, возможно, охватили не весь круг проблем, связанных с дефицитом ученических мест, трехсменными и аварийными школами. Потому к теме непременно будем возвращаться, и не раз. Бизнесменам, а на них в этом деле возлагаются немалые надежды, хочется пожелать активного участия в процессе строительства школ, не всегда же им заниматься куп­лей-перепродажей, пора вкладывать инвестиции в будущее наших потомков. 

Автор:
Марина Пархоменко, Любовь Доброта
11:29, 7 Ноября 2018
0
49383
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное