Эксперт-совет

Поле партийное, непаханое…

По итогам прошедших парламентских выборов формируется качественно новая партийно-политическая повестка, которая требует всестороннего экспертного анализа. Институт мировой экономики и политики при Фонде Нурсултана Назарбаева в режиме онлайн провел конференцию, посвященную обсуждению итогов электоральной кампании и дальнейших перспектив развития партийного поля Казахстана. Предоставляем слово спикерам.

Открывая встречу, модератор, эксперт ИМЭП Ерлан Мадиев отметил, что в целом выборы в Казахстане прошли достаточно предсказуемо, без большой интриги. Сохранение трехпартийного Парламента можно считать признаком определенной устойчивости системы и доминирования в обществе запроса на стабильность и преемственность государственного курса.

Безусловно, и в день выборов, и после него наблюдались отдельные локальные акции и попытки провокаций, но они не стали масштабными. Одновременно итоги и легитимность выборов признала и миссия ОБСЕ.

– Вместе с тем необходимо отметить ряд моментов. В первую очередь это относительно низкая явка избирателей – 63%, – отметил эксперт. – В 2016 году она составила 77%, в 2012 – 75%. Если проводить аналогии с международной ситуацией, то снижение явки избирателей является весьма распространенным трендом, который фиксируется во многих странах ЕС и свидетельствует о низкой политизированности общества в целом. Если брать последние выборы в Европейский парламент, то в 2019 году в среднем по ЕС она составила лишь 50%. В этом ключе явка 63% является вполне приемлемым показателем.

Здесь, впрочем, стоит дополнить мнение эксперта. На ситуации мог отразиться и коронакризис. Особенно это касается электорально активного старшего поколения. В условиях пандемии пожилые люди, особенно попавшие в группу риска, могли счесть риск неприемлемым, а потому не пришли на участки для голосования.

В ходе встречи модератор обозначил и другие важные темы – это партийная конкуренция, качественный состав Мажилиса, задачи по выходу из кризиса.

– Ключевые направления работы Мажилиса обозначил Глава государства на открытии первой сессии Парламента VII созыва. Понятно, что ближайшие годы станут непростыми для нашей страны. Социально-экономический эффект пандемии растянется на годы, и Парламенту совместно с Правительством необходимо будет сосредоточиться на задачах вывода страны из тяжелого экономического положения. Здесь необходимо отметить такие направления, как принятие нового Закона «О промышленной политике», улучшение бизнес-среды, создание новой регуляторной политики, развитие регионов. Растет актуальность осуществления эффективной социальной политики. Необходимо реализовать ряд политических реформ, направленных на стимулирование политической конкуренции и усиление общественного контроля. Особое значение будет иметь снижение порога для прохождения партий в Парламент с 7 до 5%, а также принятие важных законов таких, как например, «Об общественном контроле», – отметил Ерлан Мадиев.

Эксперт считает, что с учетом текущей динамики следует ожидать оживления партийного поля страны в ближайшее время. Этому будет способствовать смягчение законодательства в области партийного строительства, такое как снижение порога с 40 до 20 тыс. подписей для регистрации партий. Укреп­ление позиций «Ак жол» и НПК в Мажилисе вкупе с введением института оппозиции должны существенно оживить работу Парламента.

Не прошедшие в Парламент партии «ADAL» и «Ауыл», которые активно участвовали в предвыборной кампании, определенно повысили рейтинг собственной узнаваемости и укрепили электоральную базу. Но самое главное, в стране формируется запрос на новые лица и идеи, который под воздействием различных факторов будет только усиливаться.

Депутат Мажилиса от Народной партии Казахстана Ерлан Смайлов отметил, что пандемия и последовавший за нею экономический кризис обострили ситуацию во многих странах. Протесты, захлестнувшие мир, говорят о том, что есть большой запрос на улучшение качества жизни, на формирование социально справедливого государства. И здесь, конечно, очень важна роль среднего класса, на котором держится любая экономика.

– Ограничения в связи с пандемией сказались на количестве и активности субъектов малого и среднего бизнеса, на наполняемости бюджета. Только бюджет Алматы в 2020 году недополучил 40 миллиардов тенге, – привел пример Ерлан Смайлов.

Сейчас перед государством и обществом стоят большие задачи партийного, гражданского строительства. Образно говоря, нужно создать такие правила игры, чтобы власть и социум стали партнерами. В этом ключе крайне важно усиливать местное самоуправление.

– К примеру, мы в общественном совете Алматы разрабатывали хорошие правила о зеленых насаждениях, по благоустройству, выгулу собак, касательно бюджета участия. В маслихате нас поддерживали, но подразделения юстиции не пропускали: не соответствуем инструкциям. Такая чрезмерная унификация выступает барьером для развития местного самоуправления, – отметил депутат Мажилиса.

Профессор Международного университета информационных технологий, доктор политичес­ких наук Дулатбек Кыдырбек­улы считает, что прошедшие выборы – это шаг вперед в избирательной системе. Общество, по его мнению, даже несмотря на пандемию, стало более активным. Да, Алматы, к сожалению, был самым пассивным на этих выборах, но в целом ситуация удовлетворительная.

– Прогресс я вижу в том, что число мест в Мажилисе у других партий увеличилось. Проявила активность партия «Ауыл», и хотя не преодолела барьер в Парламент, но в некоторых областях вошла в состав маслихатов. Сейчас в партиях много молодежи, – подчеркнул Дулатбек Кыдырбекулы.

Депутат Мажилиса от партии «Nur Otan» Юлия Кучинская, впрочем, считает, что даже действующие политические партии активизируют свою деятельность только в электоральный период.

– Для выстраивания конструктивного политического диалога необходимо качественное развитие партий. Как показывает международный опыт, количество не всегда перерастает в качество. Об этом неоднократно говорил и Елбасы, – подчеркнула она.

Юлия Кучинская обратила внимание, что ключевая задача сегодня – усиление работы в регионах. Выборы способствовали тому, что партии основательно «пустили там корни». Для вы­движения в маслихаты всех уровней партии вынуждены были рекрутировать новых членов, выезжать в районы, работать с населением. В результате в местных маслихатах можно увидеть представителей и тех партий, которые не прошли в Парламент.
И это, считает депутат, несомненно, усилит их работу.

Говорила она и о процессе модернизации в партии «Nur Otan». В результате праймериз появились новые лица, активизировались первичные организации, усилилась связь внутри партии. Сократилась дистанция между центром и регионами.

– На нынешние выборы «Nur Otan» пришел не только со страновой предвыборной программой. Она была детализирована в 216 региональных программах, это позволяет повысить эффективность реализации предвыборных обещаний. Разрабатываются «дорожные карты», закрепляются за каждым депутатом конкретные пункты и разделы предвыборной программы. В дальнейшем будут регулярно «сверяться часы» нашего актива как в регионах, так и в центре, – отметила депутат Мажилиса.

Усиливается работа общественных приемных, взаимодействие с первичными организациями. За депутатами Мажилиса будут закреплены регионы для обеспечения постоянного контроля. Более того, по поручению руководства партии Институт общественной политики уже приступил к разработке методологии по оценке качественных изменений в жизни казахстанцев. Результаты мониторинга будут использованы для оценки эффективности реализации предвыборных обещаний на местах.

Руководитель Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев говорил о серьезных изменениях на оппозиционном поле.

– Я бы разделил действующую оппозицию на три группы. Первая – это парламентская оппозиция. Хорошо, что она легализована, впервые в казахстанском законодательстве, чего все оппоненты добивались еще с 1990-х годов. Это может повлиять на определенное оживление в работе Парламента, – считает он.

Эксперт также отметил, что НПК больше подходит на роль оппозиции. Она допускала достаточно жесткие высказывания
в сторону власти. В то время как «Ак жол» – все-таки достаточно умеренная.

– Нужно понимать, что Азат Перуашев когда-то был в руководстве «Nur Otan», и ожидать от его партии каких-то других действий пока трудно. Другое дело, что «Ак жол» представляет интересы частного предпринимательства, и в случае противоречий между Правительством и данной социальной группой «Ак жолу» придется так или иначе более активно оппонировать, иначе на следующих выборах они могут попросту не набрать электорат, – считает эксперт.

Вторая группа, по его мнению, представлена только одной легально действующей оппозиционной партией – ОСДП.

– На нее возлагались большие надежды со стороны активных оппонентов власти, которые не представлены в партиях, что она станет флагманом, выразителем интересов, что независимые гражданские активисты войдут в нее и пойдут на выборы в Мажилис и маслихаты. Но ОСДП отказалась от участия в выборах, объявив бойкот, что, на мой взгляд, было бессмысленным. Одно дело – активный бойкот
с контрагитацией, выставлением наблюдателей. Но эту партию мы не видели в информационном поле после того, как она провела свой предвыборный съезд.
С учетом того, что произошел фактически конфликт между ОСДП и остальной частью оппозиции, трудно сказать, какие у нее перспективы, – комментирует Андрей Чеботарев.

Что касается третьей группы оппозиции по классификации эксперта – это неформальные объединения, инициативные группы, многие из которых возникли в 2019 году на волне смены руководства страны. Например, Демократическая партия Казахстана, партия «ХАҚ», «Наше право», Respublika, Общественное движение «Oyan, Qazaqstan». Парламентские выборы привели к появлению двух новых объединений – El Tiregi Нуржана Альтаева и партии Progress во главе с Асией Тулесовой и Алией Жолболдиной.

– Мы видим, что данный фланг в партийном поле достаточно активен. Посмотрим, как дальше будут развиваться события, по крайней мере, есть запрос на создание новых партий, – отметил Андрей Чеботарев. – Если мы говорим про оппозицию, которая не получила институционализации, это плохо, значит, она будет все время протестовать, использовать внеправовые механизмы.

По его мнению, ряду партий надо дать возможность зарегистрироваться в рамках действующего законодательства, хотя бы ради того, чтобы показать действие реформы о снижении необходимого количества членов до 20 тыс.

Главный редактор ИА «Turan Times», политический обозреватель Газиз Абишев подчеркнул, что несколько партийных проектов сейчас находятся на стадии регистрации. По его словам, сегодня большую популярность среди пассионарных слоев обретает национал-патриотическая риторика – вокруг земли, языка, положения титульной нации. Если все партийные проекты, касающиеся этих тем, будут зарегистрированы, борьба между ними за прохождение в Пар­ламент будет довольно острой. Снижение порога прохождения в Мажилис и либерализация критериев регистрации партий может простимулировать многопартийность.

Главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения КН МОН РК, доктор философских наук Рустем Кадыржанов тоже говорил о политической конкуренции.

– Прогресс я вижу в том, что в Мажилисе появились места для партий-сателлитов. Но это не соответствует общей идее политической конкуренции, одна из главных форм которой – зарегистрировать новые партии и допустить их к выборам. Мировой опыт показывает, что присутствие оппозиционных партий совершенно не влияет на устойчивость политической системы, наоборот, политическая конкуренция делает систему более устойчивой. Лучше, чтобы критика звучала цивилизованно, в стенах Парламента, а не на улицах и площадях.

Политический обозреватель Бауржан Толегенов подчерк­нул, что выборы, с одной стороны, продлили мандат действующей партийной системы. С другой – есть определенные общественные изменения как социально-демографические, так и общественно-политические.
Эти изменения будут институализированы через партии.

Руководитель Фонда «Мир Евразии» политолог Эдуард Полетаев считает, что основополагающие принципы казахстанской политической системы остались нетронутыми – это приемлемая альтернативность, преемственность курса и общий консенсус.

– Наша партийная система – пример последовательного поступательного развития. С одной стороны, она сохраняет связь
с корнями, с другой – с каж­дым этапом эволюции принимает новые формы. «Nur Otan» подчерк­нула свой статус политического лидера, получила преференции у избирателей, и здесь сыграл опыт пребывания у власти.
Что касается оппозиции, у ОСДП, считаю, бойкот стал худшим результатом, гранью политической смерти. Все четыре альтернативные партии смогли увеличить электоральную базу.
Новые мес­та в Парламенте приоб­рели «Ак жол» и НПК. То есть в расстановке сил изменений нет, но разрыв между партиями в Парламенте сократился, это хорошо.

Эксперт также подчеркнул, что перехода от полуторапартийной системы, как иногда ее называют, к многопартийности фактически не случилось. ­Тем не менее партийная трансформация оказала влияние на эволюцию программных расстановок. Кардинально новых путей решения проблем не предложено, новых участников на арене не появилось, ланд­шафт и модель не изменились. Но перспективы дальнейшего развития есть.
Это не только снижение барьера до 5%, как сказал Президент. Многие группы хотят зарегистрироваться в качестве партий, политичес­кая активность вне парламентского поля существует.

Итак, что можно сказать по итогам дискуссии? Самый главный вывод – запрос на демократизацию в обществе есть и он удовлетворяется властью.
Пусть, может быть, не так быстро, как хотелось бы некоторым, но это все же эволюционный процесс, в котором спешка недопустима.

Автор:
Асель Муканова
09:07, 1 Февраля 2021
0
16678
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное