Эксперт-совет

Выборы новой реальности

Большая политическая перестройка в Казахстане начинается с одного из главных звеньев – избирательной системы. О необходимости перехода к прямым выборам сельских акимов Глава государства Касым-Жомарт Токаев высказался в сентябре 2020-го в своем Послании народу «Казахстан в новой реальности: время действий». А уже в этом году прямым голосованием граждане изберут первых 830 руководителей сел и поселков – почти треть от общего числа действующих акимов. Далее реформа продвинется на вышестоящие административно-территориальные единицы. Однако стоит вспомнить, что в новейшей политической истории Казахстана это не первая попытка передать народу право непосредственного выбора управленцев на своих территориях. Экспериментально прямые выборы акимов проводились в 1999 и 2001 годах, и апробировали этот избирательный механизм вплоть до 2013-го. В итоге все осталось на своих местах – глав муниципалитетов до сих пор выбирают косвенным методом. На должность акима аула кандидата выдвигает глава района после согласования с собранием местного сообщества, а голосуют за него депутаты районного маслихата. Чем оправдано очередное вхождение в новую избирательную систему, какие риски могут сопровождать реформу, и что потребует от граждан право свободного выбора? Об этом рассуждают участники эксперт-совета «Казахстанской правды».

Голос за «слышащее государство»

Новый электоральный опыт казахстанцы получат во второй половине текущего года – прямые выборы будут назначены в тех сельских округах, где завершается срок полномочий акимов. Законодательную основу для нововведений в избирательной системе готовили в Министерстве национальной экономики: корректировки потребовалось внести в 4 закона и ряд подзаконных актов.

Разъясняя суть нововведения, в Миннацэкономики говорят об очевидных преимуществах прямых выборов глав сельских поселений. С одной стороны, они предоставят больше возможнос­тей гражданам в полноценной реализации их конституционных прав, а с другой – повысят восприимчивость местных органов государственного управления к потребностям и проблемам населения.

Идея прямых выборов акимов встраивается в концепцию «слышащего государства». А то что проект предусматривает выдвижение кандидатов политическими партиями, расширяет роль и ответственность этих объединений.

Столь же существенной, по оценкам разработчиков, станет возможность самовыдвижения кандидатов как форма реализации пассивного избирательного права жителей территорий. Кандидат-самовыдвиженец должен собрать в свою поддержку подписи не менее 1% избирателей. Подобный порядок установлен в отношении кандидатов в Президенты страны и в депутаты Парламента.

Прямые выборы предполагают конкуренцию. Поэтому, если выдвинуто менее двух кандидатов, аким района или города областного значения обязан будет обеспечить альтернативность.

Срок полномочий акимов сельских округов останется прежним – 4 года. Но граж­дане получат возможность иницииро­вать прекращение их полномочий через собрания местного сообщества. Кроме того, маслихаты будут иметь право выразить недоверие акиму и поставить вопрос о прекращении его полномочий по инициативе не менее одной пятой от общего чис­ла депутатов и на основании протокола собрания местного сообщества.

Таким образом, аким сельского округа будет не только избранной, но и подконтрольной должностью перед избравшим его сообществом.

Для качественного отбора кандидатов с соответствующей профессиональной подготовкой будут применяться квалификационные требования, которые определены действующим законодательством: возраст не менее 25 лет, высшее образование, стаж работы на государственной службе и так далее.

Провалить экзамен пандемией

Инициатива реформы избирательной системы возникла не случайно. Запрос на большую демократизацию и улучшение качества жизни созрел в самом обществе, считает депутат Мажилиса Парламента РК от Народной партии Казахстана Ерлан Смайлов:

– Невозможно не замечать, как растет социальная и гражданская активность в стране. У нее разные корни, но чаще всего она выражает потребность в изменении качества жизни, среды обитания. Это могут быть проб­лемы инфраструктуры, государственных услуг, экологии, да чего угодно, но, на мой взгляд, в такой активности следует искать настрой общества на большую демократизацию жизни.

Другого пути у нас просто нет. Чтобы выжить в мире глобальной конкуренции, геополитических и геоэкономических напряжений, сохранить свою ­независимость и самостоятельность, государству нужно быть эффективным. А это возможно только через процессы модернизации и ­демократического развития.

Понятно и то, что улучшение качества жизни людей достигается, когда их интересы учитывают на уровне местной исполнительной власти. За время пандемии вся сис­тема госуправления про­шла через суровый стресс-тест, и результат показал: успехи многих ее звеньев, особенно на городском, сельском, поселковом уровнях, оставляют желать лучшего. Низкая эффективность власти на местах выглядит сейчас, как большая проблема.

Формула же успешного государственного управления на любом его уровне заключается в том, что решение не остается только за одним человеком или госорганом – здесь необходимы включенность общества и представительных выборных органов, учет интересов граждан. Только когда сельчане или горожане погружены в процесс управления своей территорией, когда они имеют полномочия для такого участия, можно добиться принятия справедливых, рациональных решений и успешной их реализации.

Так мы подходим к вопросу организации местного самоуправления. Выборы акимов представляются реальным инструментом его усиления. Ведь, с одной стороны, это дополнительные полномочия и возможности быть более самостоятельными, но с другой – большая ответственность.

Если разбираться в вопросе, почему идея прямых выборов акимов так долго проверялась эксперимен­тально и не принималась законодательно, то простого ответа мы не найдем. Скорее, это комплекс причин, оправданных конкретным социально-полити­ческим контекстом своего времени. Но для меня главное обстоя­тельство очевидно, и я его уже назвал: в обществе сформировался четкий запрос на изменение ка­чества жизни и желание участвовать в управлении. В этом смысле выборы представителей органов местной власти – механизм, лучше которого в истории демократии ничего не придумали.

Нужно отметить, что благодаря реформе выборной системы в тему дальнейшей демократизации вовлекается конкуренция между партиями. Претендовать на долж­ность акимов смогут не только самовыдвиженцы, но и представители партий. Это послужит оживлению политического поля. Мы уже видим обнадеживающую картину – маслихаты многих регионов сформировались по многопартийному принципу, и такая цивилизованная межпартийная конкуренция делает нас еще ближе к формату демократического государства.

У меня найдутся оппоненты, которые повторят тезис, что народ якобы не готов разделить бремя власти, институтам самоуправления не хватает зрелости, а государство не очень хочет делегировать обществу свои полномочия. На мой взгляд, это искусно и давно внедряемый нам извне стереотип. Хочется спросить: а кто берет на себя оценку такой готовности или неготовности? Чтобы закончить спор, достаточно вернуться к пониманию народа как источника власти.

Конечно, риски, связанные с переходом к новому избирательному механизму, есть, и их нужно учитывать. Важно, например, понимать специфику разных регионов страны. Как известно, в центре и северных областях в политике участвуют крепкие хозяйственники, ключевые доноры бюджета и крупные работодатели. Скорее всего, они захотят поддержать того или иного кандидата в акимы, и это будет иметь свое воздействие на результат выборов.

На юге картина несколько иная. Там больше населения и много крупных сел, где сильны неформальные органы местного самоуправления, такие как советы аксакалов, они также способны влиять на принятие решения. Поэтому получить реальную политическую конкуренцию и избежать злоупотреб­лений удастся, только обеспечив прозрачность и открытость всего выборного процесса.

Я вовсе не ратую за немедленную отмену действующей выборной системы. Если все будет развиваться пошагово, как обе­щает Президент, следую­щими станут выборы акимов районов и городов. К этому действительно нужно идти поступательно, получая и накапливая необходимый опыт. Главное, чтобы эта политическая реформа не оказалась очередным эксперимен­том «в никуда» без права на продолжение.

Обратная связь для акима

Предстоящие выборы акимов будут способствовать рос­ту доверия народа к власти. Кроме того, они позволят широкой общественности опробовать механизмы гражданского самоуправления, уверен историк Саттар Мажитов:

– Выбор, чего бы он не касался, – процесс достаточно сложный и даже тревожный. Тем более если речь идет о политическом выборе: здесь нужны знания, навыки, опыт. Но право и возможность выбирать существовали в нашем обществе всегда. Поэтому хочется говорить не столько о юриди­ческих гарантиях, которые обе­щает начавшаяся модернизация государственного управления, сколько об укреплении доверия общества к власти, законам.

Мы помним те выборные сис­темы, которые развивались в разные периоды нашей истории. Их прототипы были в казахском обществе, когда народ собирался на сходы для решения вопросов общинной жизни. А вот еще один пример. В 60-х годах XIX века Российская империя вводила новую выборную систему управления, аульных старшин и волостных управителей начали выбирать. Тогда-то и появилось большое количество взяточников, коррупционеров, а также кляузников и жалобщиков.

Позволю отметить, что с тех пор, несмотря на множество технологических модернизаций, сознание людей не так заметно изменилось с точки зрения взаи­моотношений с властью. Мы живем в традиционном обществе, устои которого отражаются и в нашем политическом самосознании. Существует ведь отношение к избранному представителю власти как к слуге народа: раз я за него голосовал, он должен мне помогать, выполнять мои прихоти.

На самом деле в дефиниции «выбор» рядом стоят две категории: не навреди и будь готов к ответственности. Прямые выборы могли бы предоставить возможность большому количеству граждан включиться в процесс самоуправления. И это имеет важное значение.

Выборность акимов предполагает интерактивную обратную связь между населением и избранным им главой – так жители смогут контролировать и регулировать деятельность муниципальных руководителей. И таким образом будут участвовать в гражданском самоуправлении.

Конечно, акимы и без того постоянно сталкиваются с реагированием общества на действия власти, но не всегда имеют возможности для мгновенного решения тех или иных проблем. Отчасти этот вопрос будет решен новым законодательством о перераспределении бюджетных и властных полномочий.

Нужно еще учитывать, что самоуправление – социальное явление. Примеры с КСК показывают, насколько может быть неудачным этот опыт. Неудивительно, что многие пока не готовы к общественной активности в более широком смысле. Да и государством сделано далеко не все для вовлечения гражданского общества в управление страной.

Идея прямых выборов, несомненно, хороша, ведь понятно, что систему исполнительной власти нужно децентрализовать. Остается только вопрос качества подбора претендентов на выборные долж­ности. Существует масса парамет­ров, подходов, связанных с тем, кто может быть акимом, но кто в конце концов займет эти посты, остается загадкой.

Как я уже говорил, обыденное сознание больше занимается оценкой того, насколько кандидат симпатичен, будет полезен или сможет оправдать ожидания. И только потом встает вопрос его навыков, знаний, компетенций, профессиональной и специальной подготовки. Сейчас есть большие надежды на президентский кадровый резерв – вероятно, кандидаты отбирались как раз с перспективой управленческой работы. Окажутся ли они еще и по-настоящему народными лидерами – покажут результаты ближайших выборов.

Управленцы из конкурентной среды

Внедрение прямой выборности акимов – самый действенный шаг в демократизации политической системы за всю историю Независимости. Это та реформа, в которой сегодня нуждается страна, убежден политолог, директор Института евразийской интеграции Уразгали Сельтеев:

– Другого пути, как развивать сильное самоуправление, у нас нет. Вся система государственной политики должна выстраи­ваться на основе «местных» интересов: подъезд, двор, дорога, освещение и тому подобное. Вопросы функ­ционирования низовой инфраструктуры – и есть фундамент, который делает политическую систему устойчивой. Думаю, со временем многие поймут эту значимость.

Прямая выборность акимов решает минимум две практические проблемы. Во-первых, реформа послужит перезагрузке госсаппарата и изменит подходы в работе местной исполнительной власти. Мы видим, что действую­щие сейчас механизмы дают системные сбои. Это очевидно по тому, как в регионах реализуются гос­программы и установки из цент­ра. Они буксуют, искажаются, не имеют должного эффекта. Так регионы фактически «подставляют» центр.

Некачественное и некомпетент­ное исполнение задач на местах бьет по репутации всей системы власти. Механизм прямых выборов позволит локализовать проблемы и процесс принятия решений на низовых уровнях. То есть отвечать за исполнение своих обязательств будут те, на кого они возложены, повально перекладывать ответственность на центральную власть уже не получится.

Сейчас же главы сел и районов постоянно озираются на вышестоя­щих акимов, пытаются угож­дать им, потому что зависят только от них. Они боятся потерять свои места, соответственно, скрывают провалы и упущения в работе. В такой ситуации мнения и интересы жителей для акимов второстепенны и нередко игнорируются. Но уже при прямых выборах возникнет многоуровневая система ответственности. Аким будет подотчетен еще и избравшим его гражданам, что заставит больше дорожить репутацией, а не местом, на которое его назначали.

Во-вторых, прямая выборность способствует сближению власти с народом. И это возможность вернуть доверие общества к государственным институтам в целом, когда люди сами начнут непосредственно участвовать в управлении своей территорией, напрямую избирая главу, и при этом нести коллективную ответственность.

Также следует отметить принципиальный позитивный ­момент в рассматриваемых сейчас законодательных поправках: в про­цедуре выдвижения кандидатур на пост акима предусмат­ривается одно­временно как вариант ­самовыдвижения, так и от политических партий. Такой подход отражает ­демократическую сущность самой реформы.

Для политических партий проведение прямых выборов акимов сел и в дальнейшем районов – хорошая возможность укрепить позиции в регионах, развивать филиальную сеть, установить постоянную связь с электоратом, внедрять своих людей в систему исполнительной власти. Вместе с тем это еще и серьезный вызов. Предстоящие выборы покажут, ­насколько партии в действительности популярны и востребованы на местах, конкурируя с само­выдвиженцами.

Важно уже сейчас решить ­вопрос оплаты труда избираемых акимов. Иначе желаемого эффекта от нововведений не получится. На сегодня зарплата сельских акимов приравнена к руководителям отделов районных акиматов, это порядка 160–200 тыс. тенге. Но надо понимать, что акимы, будучи избранными, перейдут из разряда «завхозов» в группу политических деятелей. Поэтому должен быть и соответствующий уровень оплаты труда, в том числе привлекательный для молодежи.

Конечно, в отношении данной реформы пока немало скепсиса и недоверия. Но я уверен, что это шаг вперед и начало формирования здоровых правил функционирования политической системы и конкурентной среды. В 2024 году мы начнем избирать районных акимов, и политическая жизнь забурлит, на местах многое изменится. Следует исходить из того, что вероятность получить эффективного управленца через конкурентные прямые выборы гораздо выше, чем через систему назначения.

Автор:
Людмила Макаренко
05:17, 1 Апреля 2021
0
13848
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное