Мир Абая

Уроки духовности

​ Статья Главы государства Касым-Жомарта Токаева «Абай и Казахстан в XXI веке», посвященная 175-летию великого казахского поэта, мыслителя и общественного деятеля, вызвала горячий отклик казахстанских ученых-абаеведов.

О детях

В «Словах назидания», а конк­ретно в Слове десятом, в форме беседы говорится о взаимоотношениях отца и сына, о будущем.

«Люди вымаливают у Аллаха детей, но зачем?» – спрашивает поэт. Есть ли радость в мире большая, чем родительская? В ребенке родители видят утешение, смысл жизни.

Но Абай рассматривает эту проблему несколько иначе. Он обращает внимание на то, что большинство, вымаливая детей у Всевышнего, не думает об ответственности за них. Во-первых, одни видят в сыне наследника. Поэт на это возражает: «Не дать погаснуть очагу. Боишься, что добро, нажитое тобой, останется без присмотра? Зачем перед смертью застилать свои глаза туманом жадности? Знаешь ли ты, какого тебе человека пошлет Всевышний? Зачем просишь переложить на неокрепшие плечи сына свои муки и несбывшиеся мечты? Выдержит ли он такую нагрузку?»

Поэт утверждает здесь мысль об ответственности людей перед потомками. Кто не мечтает о том, чтобы иметь детей? Это святой родительский долг. Но если ребенок дурен, тогда вся твоя дальнейшая жизнь превратится в ад.

Хороший ребенок будет украшением твоей жизни. Но есть ли человек, который не испытал тягот и лишений? Вся жизнь проходит в поисках хлеба насущного, в борьбе за существование. Вечно человеку чего-нибудь не хватает, не достает, и он мечется в поисках выхода. Но можешь ли ты быть уверен, что твое дитя избежит подобной участи? Зачем ему тогда появляться на свет? Для того чтобы в муках прожить годы, отпущенные судьбой?

Да, надо основательно пораз­мыслить об этом. Но времени на обдумывание нет, и приходит пора – появляются дети, начинают­ся родительские проб­лемы. И этих проблем никто избежать не сможет. Это закон жизни.

Конфликт между отцами и детьми был всегда, во все времена. В таком случае ты, родитель, должен быть готовым к этому, раз сам возжелал иметь ребенка.

Абай не дает рецептов хороших взаимоотношений между отцом и ребенком. Он рассмат­ривает проблему ответственности отдельного человека перед общест­вом, размышляет о потомках, о трудностях, которые могут встретиться на их пути.

«Надо еще дожить до старос­ти, а это зависит только от тебя самого. Да и переживет ли тебя твой сын, а если, не приведи Бог, его подстережет случайная смерть? Это во-первых. Во-вторых, хорошо, если сын будет кормить тебя. А вдруг он вырастет эгоистичным, жадным, жестоким? В-третьих, кто откажется ухаживать за тобой, если у тебя будет достаток? И любящий сын не сможет прокормить тебя, если бедствует сам. Вилами на воде писано, будет ли он мотом и транжирой или вырастет рачительным хозяином, умеющим добывать хлеб».

Абай приходит к выводу, что родителям все нажитое состояние надо употребить на то, чтобы обучить свое чадо наукам. Без образования нет ни смерти, ни жизни, поэтому постичь грамоту должен каждый ребенок, у которого есть думающие о будущем родители. Абай подчеркивает, что главный смысл жизни не в богатстве, а в образовании.

Особенно ярко эта мысль прослеживается в его стихотворении «Бестолково учась, я жизнь прозевал». У Абая слово «наука» имеет очень широкое значение. В его понимании наука – это синтез ума и чувств.

Безысходность

С тех пор как человек стал называться человеком, воровство и разбой сопровождают его всю жизнь. Но во времена Абая эти порочные явления превратились в неизлечимую болезнь общества, отчего страдали больше всего простые люди. Причина же была в том, что воровством занимаются не воры, а правители.

Как это можно понять? А ларчик открывается просто: воровство остается безнаказанным, поскольку это выгодно правителям. Они получают взятки и от вора, который постарается избежать наказания, и от истца, который в надежде выиграть дело тоже не поскупится. Так об этом рассуждает Абай в Слове одиннадцатом.

Значит, если каждый случай воровства для законников – это возможность поживиться, то вполне вероятно, что они не поспешат с наказанием преступников. Разбойники, чиня насилие, тоже способствуют обогащению правителей, ибо простой народ во имя своего спокойствия опять же обратится к последним и, конечно же, не с пустыми руками.

Раньше воры и разбойники как огня боялись уважаемых людей рода. С тех пор как власть перешла в руки чиновников, богачи тоже стали подвержены этой болезни. Они разбазаривают свое добро, прожигают жизнь, не сознавая, что ввергают народ в пучину новых бед и страданий.

Абай считает эти два порока общей бедой. Если все будут красть и грабить, то кто же тогда ситуацию исправит? В народе все меньше ценятся такие моральные качества, как честь, стыд, обязательство, чувство долга. Казалось бы, наставить людей на путь истинный, помочь им исправиться могли бы наши богачи, у которых есть власть и деньги. Но они сами пустились во все тяжкие.

Абай, сознавая безысходность этой ситуации, мучится в поисках выхода, и отчаяние овладевает им.

Если бы сердце внимало разуму

О сердечности казахи много говорят, пишет Абай в Слове четырнадцатом, но не осознают, что все лучшие человеческие качества, такие как отзывчивость, сострадание, человеколюбие, ­рождены сердцем.

В народе батыра называют «жүректі», что означает «мужест­венный, справедливый, отважный». Но, называя так героя, люди не придают значение тому, что все перечисленные качества присущи человеку, который умеет прислушиваться к умным советам, сдерживать свои чувства, проявлять волю и выдержку.

Беды народа не от того, что он не способен внимать умным речам. Абай говорит еще об одном недостатке некоторых соплеменников: они не в состоянии быстро освобож­даться от своих заблуждений и ошибок. В каждом большом деле должны быть воля, убежденность в правильности начинания.

Худшие качества человека проявляются в хвастовстве, безволии, неспособности постоять за себя. Такой человек покоряется судьбе подобно собаке позади заплутавшего в песках каравана. Если найдет в себе силы освободиться от своих пороков и пойти правильным путем, то тогда он настоящий человек. Это качество должно быть главным в определении понятия «жүректі», считает Абай. Путь избавления народов от недостатков поэт видит в том, чтобы он понял суть привычного понятия: «Сердце, внимая рассудку, не солжет».

Спроси самого себя

В жизни встречаются люди умные и глупые. Абай в Слове пятнадцатом говорит: «Человек – дитя человеческое, и по­этому он ищет забаву для себя, и эти дни и годы удивительного и необычного представляются ему потом самым прекрасным временем его жизни».

Значит, разница между людьми определяется их делами, поступками. Человек живет по-настоящему, если у него есть интерес к этой жизни, увлечение. Этот интерес будит его воображение, раскрывает способности. Повзрос­лев, он с умилением вспоминает незабвенное время первых поис­ков и открытий. Вот с этого возраста можно определить разницу между умными и глупыми.

Умный дорожит каждой минутой, пишет Абай, занимается нужным, интересным делом, не выставляя себя на посмешище. Глупец же увлекается чем попало, заполняя дни бесплодными, бесцельными затеями. Предавшись утехам, он становится ненасытным и однажды замечает, что время согнуло его.

Для того чтобы достичь поставленной цели, нужны ум, воля. Разум наш определяется выбором полезных занятий. Это и составляет ценности, которые определяет для себя человек.

Что же включает в себя понятие общечеловеческих ценностей? Абай употребляет его в философском значении, оно означает такую деятельность, которая помогает открыть новые качества и достоинства, вызывающие удивление и восхищение. Например, радость иметь ребенка, воспитывать его. В юности ценности определяются развлечениями, стремиться к знаниям в эти годы тоже закономерно.

Для того чтобы сделать свою жизнь содержательней, мало одних лишь желаний, для этого нужна воля. Но дано это не каж­дому. В жизни много соблазнов, и они губят слабого человека. Поэт говорит, что соблазн рождает страсть, которая опьяняет человека, затмевает его рассудок, заставляет совершать неблаговидные поступки, она же является самым сильным испытанием для человека.

Редко кому удается с честью выдержать это испытание, ведь состояние эйфории – это сладостное чувство, когда ты чувствуешь себя победителем, покорителем вселенной. Но наступает отрезвление, и ты вспоминаешь, сколько пустых хвастливых речей было произнесено, сколько недостойных деяний совершено.

Абай дает такой совет: «Если хочешь быть в стане разумных, должен раз в неделю, в день или хоть раз в месяц отдавать себе отчет: как ты прожил эти дни, сделал ли что-нибудь полезное для народа, не ждет ли тебя в будущем раскаяние? А может случиться и так, что и вспомнить-то будет нечего».

В философском плане завет Абая имеет большое значение. Он оперирует здесь философскими категориями – общечеловеческие ценности, страсть, соблазн.

Отдам предпочтение сердцу...

«Отдам предпочтение сердцу», – так говорят философы Востока. В западной же философии преобладают такие течения, как рационализм и сенсуализм. Рационализм как главенствующее начало определяет разум. Сенсуализм во главу угла ставит чувство. Но в восточной философии нет такого противопоставления. И потому мы не можем причислить Абая к какому-либо определенному направлению, потому что, говоря о разуме, поэт всегда присовокупляет к этому сердце и волю.

Разум, сердце и воля неразлучны в его поэтических произведениях. И в «Словах назидания» Абая эти три понятия выступают как единое целое. Нам неважно, был ли на самом деле этот спор, неважно знать его источник. Гораздо больший интерес представляют для нас мысли Абая о разуме, сердце, воле, нежели выяснение правды о подобности приводимого поэтом эпизода.

В Слове семнадцатом Разум, Сердце, Воля спорят, кто из них нужнее человеку. В начале жизни они занимают большое место, без них не обойтись человеку, все они в равной степени необходимы ему. Внимательный читатель найдет много нового для себя в определении этих понятий. Во-первых, в споре каждое из этих качеств говорит о себе; во-вторых, о каждом из них составляет рассказ Наука, к которой они обращаются с просьбой разрешить спор.

Таким образом, волю, разум и сердце объединяет наука. А что же такое наука? Абай не дает объяс­нения этому понятию, обмолвившись лишь, что это книжное слово. В мире нет ничего выше науки. Разум Абай рассматривает отдельно, говоря, что это язык науки.

О щегольстве

В природе человека заложено стремление иметь красивую одежду, которая поднимает его настроение, делает привлекательным в глазах окружающих. Умение красиво одеваться говорит о хорошем эстетическом вкусе. Абай, одобряя желание человека выглядеть красиво, вмес­те с тем критикует щегольство (кербез), неумеренную страсть к нарядам.

Есть две категории щеголей, пишет поэт в Слове восемнадцатом. Одни просто следят за своей внешностью, отращивают бороду и усы, выщипывают и чернят брови, отрабатывают упругую поступь, стараются соблюдать приличные манеры. Другие видят в этом главный смысл жизни. Для них нет большего удовольствия, чем наблюдать, как на пирах другие смотрят на них и завидуют их красивой одежде и лучшему коню.

«Все это постыдно и глупо, – замечает Абай. – Человек не должен увлекаться щегольством, ибо, поддавшись соблазну однажды, он не сможет побороть его, а значит, потеряет свой облик. Красивым и сильным делают человека его ум, образованность, честь и обаяние. И глуп тот, кто хочет возвыситься иным путем».

Абай в Слове восемнадцатом раскрывает содержание понятия «щеголь». Оно не содержит ничего отрицательного. Щегольство дурно в том случае, если человек решает во что бы то ни стало прослыть щеголем, не обладая ни умом, ни знаниями, ни ученостью. Так, прежние прославленные бии щеголяли не красивой одеждой, а изысканностью чувств, чистотой слога, остротой мысли. И разве абаевские строки «Поэзия – властитель языка, из камня чудо высекает гений» не есть истинное щегольство образной поэтической мысли?

Пресыщение

Абай не признавал аскетизма. Он ратовал за жизнь, наполненную трудом, ежедневными заботами и хлопотами. Ведь аскетизм, считал поэт, не дает человеку возможности ощутить в полной мере наслаждение жизнью, осознать радость бытия. Увлечение аскетизмом приводит к тому, что человек не ценит жизнь, которая кажется ему бессмысленной и бесполезной.

Не отрицая такой философии, в Слове двадцатом Абай размышляет о пресыщении, о тех моментах, когда жизнь тяготит, кажется обузой. К аскетизму ведет, как это ни парадоксально, пресыщение жизнью, когда все приедается: и пища, и развлечения, и наряды, и пиры, и друзья, и женщины. Во всем человек находит изъян и беспорядочность, и остывает его былое, казавшееся вечным, чувство привязанности.

«Чаще всего пресыщение мы встречаем у людей думающих, повидавших многое на своем веку и уставших от быстротечности счастья», – говорит Абай. И вправду, умный человек привык все обдумывать и давать оценку, в то время как жизнь человека беспечного полна развлечений и безоблачного счастья. Поэт иронически замечает, что глупость и беспечность – тоже, по сути, неповторимые качества человеческой натуры.

Те вопросы, которые Абай ставит в этом Слове, не имели ответа с давних пор.

В сущности, что означает: как правильно жить? Проводить время в бесчисленных думах, поисках смысла жизни, ко всему относиться с пристрастием или, предавшись развлечениям, жить, ни о чем не печалясь? Ответы на эти вопросы можно найти в произведениях Абая.

Жизнь дается человеку один раз, и она коротка. Поэтому вечно пребывать в печали, томить свою душу тяжкими думами бессмысленно. Те, кто пресыщен удовольствиями и разочарован краткостью земного бытия, в конце концов отрекаются от всех земных благ и приходят к Богу. Абай пишет: «Мир зыбок и неустойчив, жизнь человека изменчива и непостоянна». Конечно, с годами силы человека ослабевают, он предчувствует свой конец, и, соответственно, меняет взгляды, привычки, занятия. Но мне думается, что никогда человек не устанет искать истину, не пресытится знаниями.

Восхваление достойного и бахвальство

Абай подразделяет похвалу на два вида – восхваление достойного и бахвальство. Первое поэт объясняет так: «Достойным восхваления мы назовем человека, который считает себя значительным и боится прослыть невеждой, легкомысленным хвас­туном, невоспитанным, бессовестным и пустым человеком, не хочет быть попрошайкой, лгуном. Вот такой человек бережет себя от плохих поступков, считая их унизительными и недостойными для себя. Это свойство умных и совестливых». Таких людей нельзя отнести к разряду хвастунов и бахвалов.

Определить, кто есть кто, дать каждому справедливую оценку, открыто сказать об этом, воздать каждому по заслугам и способностям – это не бахвальство, а единственная возможность определить, кто может встать у руля власти, кто способен на геройство, писал поэт. Восхваление достойного как понятие, о котором говорит Абай в Слове двадцать первом, еще не нашло себе положенного места в этике. Роль достойных людей – старейшин была в казахском обществе особой.

Уважение и признание народа приходило к человеку не только с возрастом. Достойного человека определяли по его человеческим качествам – порядочности, честности. Этот статус играл в жизни казахов большую роль. То, что сказано людьми достойными, воспринималось как истина в последней инстанции, как закон. Но уважаемым и достойным человек мог стать и в молодые годы. Например, Казыбек-би с юных лет получил прозвище Қаз дауысты (Звонкоголосый). Значит, уважение и сан достойного пришли к нему очень рано.

Абай определяет три вида бахвальства: одни хотят, чтобы их хвалили среди чужих людей. Такой человек хотя и невежественен, но он все-таки человек. Желая, чтобы его хвалили чужаки, он надеется прославиться среди своего народа. Ему нет дела до того, есть ли у него достойные поступки. Хотя такой человек и глупец, но при том он остается человеком. Это, как правило, касается правителей.

Вторая группа людей бахвалится среди своего народа. Ждут похвалы, но сами не знают определенно, за что их должны восхвалять. Невежественность их несомненна, но у них остается еще малая толика человечности.

Третья группа людей – это отъявленные бахвалы, по крохам собирающие случайные похвалы в свой адрес, которые ничего не стоят. Вот такой человек, по определению Абая, невежда из невежд и ничтожное существо, которое и человеком назвать нельзя. Потому-то тот, кто жаждет похвалы, ищет ее среди сородичей и близких. Однако тот, кто восхваляем близкими, лишен стыда, потому что в семье он сам судья и, конечно, возносит свою персону до небес. Бахвалов такого рода отличают лень, глупость, безволие.

Бедняк завистлив, лентяй хвастлив, бедность и лень не могут жить друг без друга. Бахвальство может породить много пороков. Абай их подробно перечисляет: бесчестие, невоспитанность, невоздержанность, никчемность, лживость, коварство, подлость. Худшее заключается в том, что хвастун, видя эти пороки, не старается их исправить. Потому что, как говорит Абай, его заботит только одно – услышать о себе хвалебное слово, и не важно, заслужил он его или нет.

Абай объясняет значение трех понятий: хвала, восхваление достойного, бахвальство. Каж­дое из них служит человеку по-разному. «От похвал трудно уберечься», – говорит Абай. Да и в народе немало пословиц на этот счет: «Похвала – половина дела», «Хвали хорошего – пусть светится, ругай недостойного – пусть бледнеет». Абай, говоря о восхвалении, имел в виду именно это. Хвалить достойного – пример для подражания. Корить хвастуна за невежество – значит дать урок воспитания другим.

Автор:
Гарифолла Есим, академик НАН РК, доктор философских наук
11:01, 17 Февраля 2020
0
3935
Подписка
Скопировать код

Популярное

Новости партнёров