Политика

Первые шаги молодой республики в воспоминаниях первого Премьер-министра независимого Казахстана

Сегодня Казахстан отмечает День Первого Президента. Совсем скоро страна отметит 30-летие Независимости – особо значимую веху в своей истории. Какими были первые шаги молодой республики? Каковы ее главные достижения? Об этом и многом другом мы беседуем с Героем Труда Казахстана Сергеем Терещенко, который был последним Премьер-министром советского Казахстана и первым –
нашего независимого государства.


ВСПОМИНАЯ ИСТОРИЮ

Сергей Александрович, годы Вашего премьерства пришлись на развал огромной страны. Вспомните, пожалуйста, с чего все начиналось?
– Меня многие об этом спрашивают, люди до сих пор задают вопрос: как могло произойти, что развалилась такая мощная страна, как Советский Союз? Но однозначного ответа нет и не может быть, поскольку к этому привел целый ряд причин. Это и нежелание Москвы делиться с республиками полномочиями, и ошибки, допущенные при переходе к рыночной экономике, ну и, конечно, отсутствие в советском руководстве харизматичного лидера, ведь роль личности в истории еще никто не отменял.

Но ведь тогда прошел всесоюзный референдум по сохранению Союза, и люди старшего поколения об этом помнят.
– Действительно, в марте 1991 года состоялся общесоюз­ный референдум, на который был вынесен вопрос о сохранении СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик, и 76% проголосовало «за». Но не надо забывать и того, что еще в 1990-м по всем союзным республикам прокатился знаменитый «парад суверенитетов».

Казахстан, в отличие от других, не спешил покидать СССР. Более того, в противовес происходящим тогда событиям по размыванию Союза Нурсултан Абишевич Назарбаев, который в апреле 1990 года был избран Первым Президентом республики, выступил с Обращением к народу Казахстана «За единство и консолидацию». В нем были такие слова: «Мы должны быть вместе. Политики приходят и уходят, а чувство единой семьи и гордости за принадлежность к великой стране у наших народов останется навсегда. Так неужели мы не сумеем сохранить его для наших детей и внуков? Всякое было в нашей совместной истории – и хорошее, и плохое. Но уверен: мы сможем построить новый союз – равноправный и свободный. Этот шанс потерять нельзя».

Кстати, Вы говорили о том, что, если бы в руководстве Сою­за был такой человек, как Назарбаев, история пошла бы по иному пути.
– Понимаете, Нурсултан ­Назарбаев по натуре своей интеграционист, поэтому он предлагал трансформировать СССР в Союз суверенных государств. Причем это предложение он высказал, еще будучи председателем Совета министров Казахстана. Тогда он написал очень серьезную статью в «Правду», где остро критиковал ЦК, что тоже было смелым поступком.

И если бы не упустили время, то, я думаю, трансформировав СССР, его можно было бы превратить в Союз суверенных государств с общим рынком.
Конечно, я понимаю, что история не терпит сослагательного наклонения, и тем не менее, она, эта история, действительно мог­ла бы пойти по иному пути. Но случилось так, как случилось. Казахстан состоялся как суверенное государство, что очень важно.

Возвращаясь к интеграции: Елбасы всегда ратовал за нее. Достаточно вспомнить его историческое выступление в МГУ в марте 1994 года, когда он первым высказался за создание Евразийского союза.
– Надо сказать, это был первый государственный визит Нурсултана­ Абишевича в Россию, я тоже был в составе делегации. Тогда он сказал, что бывшие союзные республики всей своей историей, да и судьбой, подготовлены к единому сообществу. Мы просто обречены на это.

Еще в конце 80-х Нурсултан Абишевич прекрасно понимал, что страны Европы с их многовековой государственностью уже шли к объединению, так как отлично осознавали – мировой рынок жестко поляризуется, и надо объединяться.

Объединяться надо было и постсоветским республикам, но, видимо, у некоторых новоявленных политических лидеров появилась боязнь возрож­дения империи. В то же время Назарбаев­ не раз заявлял, что не нужно бояться слова «союз», что постсоветское пространство – это не птица Феникс, которая может возродиться из пепла. Речь идет лишь о добровольном объединении, опирающемся на очевидные экономические выгоды и разумно понятые на­циональные интересы.

И, как вы знаете, такое объединение состоялось – было создано Евразийское экономическое сообщество – ЕврАзЭС, затем Таможенный союз, потом и ЕАЭС.

Нурсултан Абишевич понимал, что в современном мире, который идет по пути интеграции, в одиночку выжить невозможно. Эпоха «железного занавеса» давно ушла в прошлое. Суверенный Казахстан с первых дней своей независимости был и сегодня остается открыт всему миру. Мы всегда выступали за сотрудничество, как с нашими соседями по бывшему Союзу, так и со странами мирового сообщества.

Суверенный Казахстан соз­давался на «обломках империи», что было самым важным на первом этапе?
– Да все, ведь рухнула вся экономическая система единой когда-то страны, все это свалилось на нас, и из этой разрухи надо было как-то выходить. Приходилось решать огромное количество экономических вопросов – поддерживать предприятия, выплачивать людям зарплату и пенсию, заниматься разделом имущества...

Все это предстояло делать самим и впервые, причем в архисложных условиях, ведь в начале 90-х годов Казахстан стоял у края пропасти. Объем промышленной продукции сократился наполовину, в сельском хозяйстве спад составил почти треть. Инфляция была просто сумасшедшая – 2 400%, 2 600%... Останавливались промышленные гиганты, страну захлестывала безработица, началась массовая миграция.

На всех участках катастрофически не хватало средств, люди месяцами не получали зарплаты и пенсии, а потому в ход пошли натуроплата и бартер. В стране появилась реальная угроза холода и голода.

И то, что нам удалось пройти через этот жесточайший политический, экономический и социальный кризис без войны и революций, безусловно, огромная заслуга Первого Президента Нурсултана Назарбаева.

Его умение договариваться, видеть цель, его прагматизм и дар предвидения сыграли в этом огромную роль. С первых дней независимости Казахстан стремился со всеми странами выстраивать дружеские отношения, проводя многовекторную международную политику.

Важно и то, что с самого начала мы очертили свои границы, поэтому у нас нет никаких приграничных проблем ни с Китаем, ни с Россией, ни с другими государствами. В то время как у многих республик границы до сих пор еще не делимитированы. А сколько реформ было проведено, была создана и мощная законодательная база…

ПЕРВАЯ ИНВЕСТИЦИОННАЯ ЛАСТОЧКА

Сразу же после объявления страной независимости ­Нурсултан Абишевич стал активно выезжать за рубеж и везде представлял Казахстан как очень перспективное государство, которое может быть весьма привлекательным для вложения денег. Ведь раньше о республике практически ничего не знали, в то же время без денег невозможно было проводить реформы.
– Вы правы, деньги тогда Казахстану были очень нужны, а их, как я уже говорил, катастрофически не хватало. В результате на грани краха оказалось и сельское хозяйство – у нас тогда было очень большое животноводство, а скот надо было кормить. Мы рассчитывали пополнить казну за счет продажи зерна, но в 1991 году из-за засухи урожай оказался очень низким – всего 12 миллионов тонн. Тогда сельское хозяйство было государственным, поэтому все ждали помощи. А где ее взять?
В результате было принято решение – начать переговоры с компанией British Gas, наде­ясь получить от нее кредит в 100 миллионов долларов. На эти деньги мы намеревались закупить корма, в Китае хотели купить кукурузу, в других странах – пшеницу.

Почему именно с этой компанией?
– Дело в том, что British Gas еще в бытность Союза участвовала в разработке крупнейшего Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения, расположенного на западе Казахстана.

Но без гарантий никто денег не давал, наши правительственные гарантии во внимание не принимались, потому что для иностранных инвесторов Казахстан, впрочем, как и другие республики бывшего Союза, был, что называется terra incognita – неизвестной землей, и никто из крупных зарубежных компаний не спешил в него вкладывать.

От имени казахстанского Правительства я поручил вести переговоры моему первому заместителю Евгению Георгиевичу Ежикову-Бабаханову. Но они продвигались очень тяжело, потому что англичане выдвигали жесткие для нас условия, просили различные льготы для работы на месторождении.

В общем нам предстояло принять очень непростое решение: с одной стороны, очень нужны были деньги, а с другой – нельзя было поступиться собственными интересами. Но, несмотря на все сложности, нам все-таки удалось получить первый кредит в 100 миллионов долларов от иностранного инвестора в счет будущих платежей. Помню, как только мне позвонил из Лондона Ежиков-Бабаханов и сообщил об этом, я сразу же доложил Президенту.

Это была первая «инвестиционная ласточка», когда в нас поверили, когда крупнейшая инвестиционная компания вложила свои деньги в молодую казахстанскую экономику. А сегодня в Казахстан от различных зарубежных компаний и банков поступило инвестиций на сумму свыше 350 миллиардов долларов, что является свидетельством его политической, финансовой и экономической состоятельности.

СЛОЖНОСТИ НЫНЕШНЕГО ПЕРИОДА

Какие из нынешних проб­лем, на Ваш взгляд, самые сложные?
– Видите ли, в нынешних непростых условиях у каждой страны возникает огромное количество проблем, и каждое государство старается как-то выжить. Скажем, у Казахстана сейчас огромные проблемы с Китаем, ведь в последние годы активно развивалось межгосударственное сотрудничество на самых разных уровнях – это и крупный, и средний, и мелкий бизнес. Многие его делали в КНР, закупили там товары, и вот уже более полугода на границе стоят машины, стоят вагоны с нереализованным грузом...

Это не только наша проблема: многие поставки из Казахстана не могут пройти в Китай из-за пандемии. И это проблема, которую очень сложно решить даже на государственном уровне.

Правила сейчас диктует пандемия?
– Конечно. Да, переговоры ведутся, но вопрос-то пока не решается, а это огромные потери для бизнеса, потери и для бюджета, и для каждого бизнесмена, который оказался в такой ситуации.

Не надо забывать и о продовольственной проблеме, о чем я уже говорил. Все знают, что многие продукты питания мы импортируем, поэтому вопросы продбезопасности с повестки дня не снимаются. Нужно как можно больше продуктов производить у себя.

То есть если пандемия продлится еще несколько лет, то при закрытых границах Казахстан не сможет сам себя прокормить?
– Прокормить-то себя мы сможем, с голоду, как говорится, не помрем, но того ассортимента, который мог бы быть, не будет. Вот посмотрите, та же Россия, наш ближайший сосед и парт­нер, когда ей ввели санкции, стала активно развивать собственное производство, и сегодня россияне сами себя обеспечивают всеми видами продуктов. Также Беларусь. А взять наши алматинские, и не только алматинские, магазины – все полки завалены белорусскими продуктами – и молоко, и мясо, и колбасы, и сыры, и конфеты… А почему нет казахстанских продуктов в Беларуси? А почему в Москве, например, не открыть казахские рестораны, ведь у нас прекрасная национальная кухня?

Вы об этом не первый раз говорите, и, как я понимаю, не потому, что Вам хочется кого-то покритиковать, а потому, что у Вас душа болит за все, что происходит в родном для Вас Казахстане.
– А я никого и не критикую. Я просто предлагаю – давайте это сделаем. А что могу, просто беру и делаю. Когда ушел из власти, то занялся бизнесом. Кстати сказать, кроме меня, ни один премьер в бизнес не пошел. А я взялся за сады – выращиваем яблоки, вишни, ягоды, абрикосы. В Шымкенте посадил сад на площади в 40 гектаров. Кстати, юг Казахстана свободно может обеспечивать всеми видами плодов и фруктов, за исключением разве что бананов, да и те можно при желании выращивать в теплицах. Более того, Казахстан способен не только прокормить себя, но и быть крупнейшим экспортером фруктовой продукции.

Работать надо. Мы не имеем права отставать. Этот темп задает и мировая экономика. Тем более что в многочисленных документах, принятых в последние годы Правительством и Президентом Касым-Жомартом Токаевым, поставлены конкретные задачи, обозначены приоритеты, их надо просто выполнять. Других рецептов нет. И, конечно, надо повышать ответственность за порученное дело. Взялся за что-то, будь добр, доведи до конца.

Мы, например, взялись за мед – реализовали эту программу. Взялись за орехи, ягоды и рыбу – также реализуем. И если каждый на своем месте будет делать все, что он может, мы намного быстрее пойдем вперед.

Да, мы понимаем сложности момента. Понимаем, что коронавирус задал огромное количество вопросов, и далеко не на все есть в полной мере ответы. Это и развитие отечественной медицины, и создание своих вакцин, и уровень оказания медицинской помощи, и многое, многое другое.

Мы же сегодня живем в открытом мире, а не на какой-то обособленной территории, поэтому многое приходит к нам из-за рубежа. Как тот же коронавирус. Кроме того, обострились информационные войны. Сами знаете, сейчас каждый может написать в Интернете все, что угодно. В адрес того же Правительства, исполнительных органов обрушивается шквал критики, и далеко не вся она справедливая.

Когда Вы работали, такого, наверное, не было, ведь тогда Интернет делал первые шаги?
– Да, соцсетей не было, но были забастовки, голодовки, тогда по-своему выражали протесты. Мы и через это прошли.

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ

30 лет – период, за который к активной жизни приходит новое поколение. Это мы видим и в Казахстане в руководстве появилось немало молодых управленцев.

– Да, за эти годы выросло новое поколение, которое имело возможность за счет государства учиться в ведущих мировых вузах. Мы об этом и мечтать не могли.
Надо сказать, что Нурсултан Назарбаев уделял большое внимание созданию нового управленческого класса, он всегда поддерживал таланты. Это по его инициативе в 1993 году была утверждена международная образовательная стипендия «Болашақ», что в переводе на русский означает «будущее».

Эта программа была призвана готовить специалистов мирового уровня для приоритетных секторов экономики страны. Она предполагала как учебу в зарубежных вузах, так и стажировку в ведущих компаниях и университетах мира. К созданию «Болашака» был причас­тен и я.

Каким образом?
– Однажды Нурсултан ­Абишевич пригласил меня к себе и спросил: знаю ли я, как Петр Первый готовил кадры? «Знаю, – ответил я, – учил молодых дворян за границей».

Как гласит история, Петр Первый сам многому учился за границей. И Нурсултан Абишевич­ тоже очень много поездил по зарубежным странам, знакомясь с лучшим мировым опытом. В общем, Нурсултан­ ­Абишевич мне сказал, что решил создать специальную прог­рамму «Болашақ», чтобы тоже учить молодых казахстанцев за рубежом. Деньги нужны. И поручил найти на это деньги.

Для начала нам надо было изы­скать порядка 2 миллионов долларов. В итоге мы нашли такую сумму, и 5 ноября 1993 года постановлением Первого Президента стипендия была учреждена. Казахстан первым на постсоветском пространстве предоставил возможность своей талантливой молодежи получать образование за рубежом.

Сергей Александрович, а что значат 30 лет Независимости для Вас?
– Мы прожили эти годы в условиях суверенного государства. Лично я горжусь, тем, что Казахстан состоялся как страна, горжусь тем, что мне довелось стоять у истоков этого государства вместе с Елбасы, Первым Президентом независимого Казах­стана Нурсултаном ­Абишевичем Назарбаевым.

Я возглавлял Правительство в самые трудные годы и считаю, что у нас получилось, потому что мы заложили прочный фундамент суверенного государства. Наш Первый Президент выбрал тогда правильное направление, правильный курс, а мы помогали ему.

И сегодня Казахстан стал узнаваемым на мировой арене. Сколько у нас прошло крупных мероприятий, и политических, и экономических, сколько развивается высокотехнологичных производств! Государство поднялось на более высокую ступень развития. Сейчас надо просто идти дальше. Тем более что вехи, по которым предстоит двигаться, обозначены в Посланиях и Елбасы Нурсултана­ ­Назарбаева, и Президента Касым-Жомарта Токаева.
Автор:
Елена Брусиловская
01:00,1 Декабря 2021
0
3593
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное