Проблемная зона

«Издевательство какое-то!»

В Усть-Каменогорске жители окраины готовы через суд добиваться нормальной работы общественного транспорта.

Сил никаких

В субботу в корпункте «Казахстанской правды» раздался звонок: «Вы нам поможете? У нас в районе – ни уехать, ни приехать, по 40 тысяч тенге из зарплаты отдаем за такси!» В голосе – неподдельное отчаяние. Откладываем все текущие дела, немедленно выезжаем на место.

Окраина, откуда звонили, называется Аблакетка. Первые капитальные дома здесь появились в 1945 году как жилье для строителей Усть-Каменогорской гидроэлектростанции. Дорога в «гэсовский» поселок идет вдоль скалистых склонов по правому берегу Иртыша и упирается в причал с видом на водохранилище – с чайками, катерами и дебаркадером. Застраивался Аблакетка в «тучные» годы как прибрежная зона с элитными особняками. Возможно, сегодня этот район был бы самым красивым в республике, но сложилось так, как сложилось: дома здесь в основном старые, немало «убитых». На речном берегу еще с советской поры разместились разные промышленные предприятия с бетонными заборами, трубами, железнодорожными тупиками, резервуарами под солярку и мазут... Та еще «эстетика». Словом, несмотря на живописный ландшафт, у поселка имидж заводской окраины, причем захолустной.

Останавливаемся в центре Аблакетки, нас уже ждут. На улице холодно, ветер гонит снеговые тучи. Но люди все подходят, всем хочется выплеснуть приехавшим корреспондентам накопившиеся эмоции.

– Жуткая транспортная ситуа­ция, – говорит руководитель местной инициативной группы Вера Томская. – Ни уехать, ни приехать. Системы GPS нет, отследить передвижение автобусов невозможно. Ждать приходится по часу и больше. Утром и вечером транспорт переполненный, пассажиров перевозят в нечеловеческих условиях, грязи и духоте.

– Население района – 12 тысяч человек, а ходят здесь еле дышащие маленькие автобусики, – возмущается Тимур Алькенов. – У меня здесь родня, коллеги, и каждый жалуется только на одно – на безобразный общественный транспорт. Утром давка адская, после работы снова нужно ехать в невыносимых условиях. Где исполнительная власть? Почему там сидят сложа руки?

– Каждое утро одно и то же, – сетует Дарина Чамбаева. – Опаз­дываю на работу. Сил уже никаких. Вы так и спросите у акима города: почему он не попробует проехать на автобусе вместе с жителями Аблакетки? Узнал бы, что люди думают о его работе!

Возмущенные голоса не стихают. Одни спешат поведать, как в давке приходится ездить беременным, другие негодуют, что школьники опаздывают на занятия. В начале учебного года, буквально 1 сентября, в акима­те заявили: для областного центра выделили 18 школьных автобусов. Поэтому, мол, вопрос с транспортом для детей, проживающих на окраинах, решен. Оказывается, это совсем не так.

К примеру, школа № 19, самая близкая от Аблакетки, где учится много поселковых ребятишек, своих учеников на автобусе не возит.

– Родители в сентябре обратились с просьбой к директору школы, – рассказывает Гульфира Мукатаева. – Сейчас повторно передали просьбу, приложили фото и видео с автобусами. Там же прекрасно видно, в каких условиях добираются ученики.

По словам главы инициативной группы Веры Томской, жители Аблакетки – очень терпеливые люди. Были времена, когда этот крупный пригород оставался без нормального отопления, без воды. До сих пор часть улиц не имеет освещения. Но именно ситуация с транспортом стала последней каплей. Семьи, где и так еле сводят концы с концами, вынуждены отдавать по 30–40 тыс. тенге за такси. А впереди зима, морозы. Сама мысль, что можешь не добраться домой, что ты ночью останешься на улице, приводит в отчаяние.

На днях инициативная группа, выбранная на сходе жителями района, направила в адрес городского и областного акиматов письма с приложением общественного мониторинга графика движения автобусов. Если слово «график» здесь вообще уместно. Плюс люди приложили фото- и видеоиллюстрации.

«В поселок ходят два автобус­ных маршрута – 4-й и 25-й, оба работают крайне неудовлетворительно, – сообщается в коллективном обращении. – Просим признать эти маршруты социально значимыми, подлежащими субсидированию. Заменить маленькие автобусы большими. Отрегулировать график, сделать его видимым в мобильном приложении. В предстоящем тендере отдать предпочтение добросовестному, ответственному перевозчику».

И не мечтайте?

В городском акимате на жалобу жителей Аблакетки отреагировали по-своему. Как заявил заместитель начальника городского отдела ЖКХ, пассажирского транс­порта и автомобильных дорог Абзал Маулетханов, интервал между единицами подвижного состава, по его сведениям, занимает от 12 до 25 минут.

– Потеря запланированных рейсов на данных маршрутах происходит в основном из-за причин, связанных с острой нехваткой водителей, а также частыми поломками автобусов, – сообщил заместитель руководителя. – Ранее в связи с карантинными ограничениями, на основании предписаний главного санитарного врача по Восточно-Казахстанской области численность городского общественного транспорта на маршрутах была сокращена, а высвободившиеся таким образом автобусы задействованы в развозке работников объектов жизнедеятельности города. Сейчас ограничительные меры отменены. Вместе с тем часть подвижного состава по-прежнему осуществляет развозку персонала объектов городской жизнедеятельности. Если перевести с чиновничьего языка на обычный, получается примерно так: беспокоиться не о чем, кого надо, того отвезут и привезут.

В самих же предприятиях-перевозчиках убеждены: это еще цветочки, ягодки – впереди. К примеру, у ИП «Каленицкий Э. А.», обслуживающего маршрут 4А, из семи единиц подвижного сос­тава на линии в лучшем случае – пять. Рентабельность низкая, техника часто выходит из строя. Официального документа о признании маршрута социально значимым, то есть субсидируемым, нет. С учетом кризиса с ГСМ и резкого подорожания солярки вообще сложно делать прогнозы на завтра.

– Нам говорили: «Сделайте электронное билетирование, чтобы мы видели ваши доходы, тогда получите субсидирование», – заявили по телефону в ИП. – Хотя почему кто-то должен лезть в мой карман и проверять мои доходы? Если маршруты социально значимые, нам обязаны дать дотации! Мы сдаем отчеты в налоговый орган, в отдел ЖКХ, в статистику. Но не до такой же степени нас контролировать, чтобы подсчитывать каждый тенге у нашего предприятия!

По поводу того, что движение автобусов не отражается в мобильном приложении, в ИП парировали: разработчиком проекта является Центр управления пассажирскими перевозками, все вопросы, мол, к нему. Предприятие со своей стороны вроде сделало все, что от него зависело, – оснастило весь подвижной состав GPS.

– Все окраинные районы жалуются на общественный транс­порт, – подытожили в ИП. – Мы сто раз переделывали графики, растягивали, чтобы интервал между движением автобусов был примерно одинаковым. Но кто-то где-то затянул, кто-то где-то попал в пробку. Невозможно точно выдержать время. И перестаньте сравнивать с тем, что было 10–15 лет назад! Не будет больше такого.

Вот так. Ситуация прямо по Станиславу Ежи Лецу: «Казалось, это – дно, но тут снизу постучали…» Удивительно, что сам предприниматель, выставляя такую депрессивную оценку своему бизнесу, тем не менее предпочитает за него держаться и очень рассчитывает на дальнейшее обслуживание маршрута.

Расставить точки над «i» помогает председатель постоянной депутатской комиссии по вопросам городского хозяйства и экологии городского маслихата Дмитрий Слободин. По его словам, корень проблемы – в острой нехватке кадров в автопарках, которую, в свою очередь, породили новые требования к водителям категории D1. Управлять пассажирским автобусом вправе только тот, у кого минимум 3 года стажа вождения на микроавтобусе. Если учесть, что на всех крупных производствах, во всех серьезных компаниях на водителей вечный голод и им там неплохо платят, никто из опытных работников в автопарк на более низкую зарплату не пойдет. По этому поводу отдел ЖКХ Усть-Каменогорска совместно с областной палатой предпринимателей направляли письмо в Министерство транспорта и коммуникаций РК. Пока результата нет.

– Сейчас исполнительная власть заключила соглашение с региональной ассоциацией перевозчиков, – поясняет депутат. – Деньги на субсидирование выделены. Если компания-перевозчик внедрила электронное билетирование, интегрировала GPS в мобильном приложении, оформила правильно документы – дотации ей выделят. Предпринимателю, вместо того чтобы жаловаться, нужно просто выполнить требования акимата. Они разумные и законные.

…Мы возвращаемся из пригорода в центр Усть-Каменогорска. На протяжении всего пути нам встречается всего один автобус № 25 – маленький, будто из прошлого века. Примерно такие ходили по городу 40–50 лет назад­. Если честно, грустное зрелище. От активистов Аблакетки мы слышим твердое намерение заставить горакимат привести на маршруты крупный автопарк – с достаточным подвижным составом, кадрами и, главное, умением сотрудничать (в лучшем смысле слова) с акиматом.

– Если не дождемся надлежащей работы общественного транспорта, будем обращаться в суд, – заявляет глава инициа­тивной группы. – Сейчас люди несут моральный и материальный ущерб. Административное законодательство позволяет нам потребовать от исполнительных органов обеспечить населению нормальные условия для жизни. А то, что сейчас происходит на маршрутах, – это издевательство какое-то!

Автор:
Галина Вологодская, Восточно-Казахстанская область
07:00, 11 Октября 2021
0
1698
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное