"Простые истории"

Как создавалась армия

История нашей земли богата яркими примерами ратного подвига батыров прошлого, славными традициями отцов и дедов, защитивших мир от фашизма в XX веке. И новое поколение казахстанских воинов продолжает оберегать независимость Казахстана. Однако безопасность страны определяется не только сильной армией, но и мудрой политикой. После развала СССР почти вся территория Советского Союза погрузилась в хаос кровопролитных войн и смут. И Казахстан – одна из немногих стран, сумевшая сохранить стабильность. Как создавалась казахстанская армия в этих непростых условиях? Генерал-лейтенант Абай Тасбулатов – один из тех, кто принимал активное участие в военном строительстве независимого Казахстана.

В 90-е годы прошлого века, когда создавались наши Вооруженные силы, Абай Тасбулатов занимал должность начальника Алматинского высшего общевойскового училища в звании полковника.

– Распад СССР болезненно сказался на национальной безопас­ности независимых государств. В воинских частях нарушился механизм контроля и управления, командирам зачастую приходилось действовать по своему усмотрению, – вспоминает он. – Надо отметить, что руководство Казахстана всегда уделяло особое внимание вопросам обороны. 25 октября 1991 года Указом Главы государства Нурсултана ­Назарбаева был создан Государственный комитет обороны. Председателем был назначен в то время генерал-лейтенант Сагадат Нурмагамбетов. Я в то время командовал батальоном в Алматинском высшем общевойско­вом училище. Вскоре был назначен начальником управления подготовки высших учебных заведений и вневойсковой подготовки при Государственном комитете обороны. Дав свое напутствие, Сагадат Кожахметович поручил мне привес­ти в порядок работу военных кафедр в вузах и заниматься подготовкой личного состава.

Примерно тогда же на родину вернулся Бахытжан Ертаев. Полк, которым он командовал, находился в Германии и был расформирован. С Бахыт­жаном Ертаевичем, как вспоминает Абай Тасбулатов, они дружили с курсантских лет: в 1969 году вместе поступили в Ташкентское общевойсковое командное училище. Позже, когда открылось училище в Алматы, вместе отправились туда в составе роты. С тех пор тесно общались.

– В конце 1991 года Бахытжан Ертаев оказался в роли безработного. Когда моему сокурс­нику предложили работать, он попросил отправить его командовать воинской частью. В ответ услышал от Сагадата Нурмагамбетова: «Потом будешь командовать, а пока надо другую службу выполнять». Вот так начиналась наша подготовительная работа по формированию новых Вооруженных сил, – рассказывает Абай Тасбулатов.

В марте 1992 года его наз­начили начальником Алматинского высшего общевойскового командного училища. Но пот­ребовалось согласие Главного командования Объединенных вооруженных сил СНГ, находившегося в Москве. По соглашению от 21 декабря 1991 года бывшие советские воинские части до проведения реформы временно были переданы для управления Евгению Шапошникову, который ранее был министром обороны СССР.

Вопрос о смене руководства училища Сагадат Нурмагамбетов озвучил перед Главой нашего государства, и Нурсултан ­Абишевич позвонил в Москву. Маршал Шапошников одобрил выбор, из центра прибыли специальные представители для оформления передачи дел.

– С 16 марта 1992 года я прис­тупил к командованию учебным заведением. Так что на момент официального образования ­Вооруженных сил Республики Казахстан 7 мая 1992 года я был начальником военного училища, – отметил Абай Тасбулатов.

Независимость – удел сильных. А сильное государство невозможно представить без армии. Понимая это, ­Нурсултан Назарбаев делал все для создания современных Вооруженных сил. Нужно было определить новую военную доктрину, соз­дать законодательную базу для развития, решать сложнейшие вопросы внешней политики. Новые задачи требовали уже не количества, а качества подготовки личного состава. И здесь были определенные проб­лемы. На воп­рос, достаточно ли было в стране кадровых офицеров накануне создания казахстанской армии, Абай Тасбулатов отмечает, что до его руководства в училище было всего лишь 6 офицеров казахской национальности. Среди курсантов такая же картина. Поэтому стоял сложный вопрос: как довести долю наших офицеров минимум до 50%.

Свои офицеры были крайне необходимы для новых ­Вооруженных сил. Армия ­вообще рисковала остаться без кадрового состава, ведь в 1991–1992 годах многие командиры, служившие на территории Казахстана, – русские, украинцы, белорусы – стали уезжать на историческую родину. Однако Глава государства тогда подчеркнул, что никого не будут вынуждать к отъезду, а для желающих остаться будут соз­даны все условия для службы.

На совещании 9 декабря 1992 года Елбасы обратил внимание на порядок в армии, ход выполнения Указа Президента, ответственность командиров. Отмечалось, что одной из причин оттока военных специалис­тов стало возвращение к родным и близким, плюс упавшая дисцип­лина. ­Нурсултан ­Абишевич тогда заявил, что офицерам нет необходимости присягать снова. Ибо присяга на верность Родине дается один раз в жизни, хотя в некоторых государствах СНГ многим пришлось заново давать клятву.

– Глава государства поручил создать условия для того, чтобы военные кадры не покидали страну, но если офицер все же решал уехать, то не создавать искусственных препятствий, а достойно проводить: выплатить зарплату, возмес­тить командировочные расходы, помочь с военной формой и одеждой. То же самое касалось и курсантов, которые при пос­туплении в училище были гражданами одной страны, а на последнем курсе учебы оказались «иност­ранцами». И им разрешили окончить обучение. Так мы выполняли поручение Главы государства. А вот казахстанские курсанты, обучавшие­ся в странах СНГ и желавшие вернуться домой, оказались в сложной ситуации. Учебные заведения других респуб­лик равнодушно избавлялись от них: ни оплаты проезда, ни возмещения командировочных расходов, ни одежды. Нередко вернувшиеся на родину курсанты приходили на КПП нашего училища в спортивной одежде, – вспоминает Абай Тасбулатов.

Увы, не всем вернувшимся на родину курсантам удалось продолжить обучение. Ведь в 1992 году в Казахстане готовили только пехотных командиров, отчасти танкистов, а среди вернувшихся из России, Украины, Беларуси были те, кто мечтал стать летчиком, артиллеристом, офицером связи. В дальнейшем список специальностей был увеличен. После 1993 года появились артиллеристы, офицеры тыла, связи, военные инженеры, специалисты воспитательных структур. Число офицерских направлений в училище, возглавляемом Абаем Тасбулатовым, выросло до 11 профилей.

В 1997 году училище Указом Главы государства стало Военной академией Вооруженных сил Республики Казахстан. Офицеров высшего ранга стали обу­чать самостоятельно. Кстати, для обучения десантному делу также раньше отправляли в Россию. Впоследствии «крылатую пехоту» стали готовить своими силами.

– Когда решили готовить офицеров-воспитателей, некоторые считали, что такие специалисты нам не нужны. Жизнь показала, что они были не правы. Наш­лись и те, кто отрицал необходимость начальной военной подготовки молодежи. НВП исчезла из школьной программы в 1992 году по инициативе некоторых членов тогдашнего Верховного Совета. Депутаты ссылались на то, что офицеры, обучающие военной подготовке, не могут ее организовать в соответствии с современными требованиями. Но вскоре все убедились, что такая учебная дисциплина необходима, и в 1996–1997 годах были предприняты усилия для ее возвращения в школу. Мы в составе группы авторов во главе с Керейханом Аманжоловым написали учебник, и предмет вернулся в учебную программу. Правда, в объеме 43 часов, хотя раньше на него отводилось 146 часов, – рассказывает Абай Тасбулатов.

Начальная военная подготовка, по его мнению, незаменима в вопросе патриотического воспитания молодежи. Однако 5–6 лет назад в очередной раз зашел разговор об исключении этого предмета из программы. К тому времени Абай Тасбулатов был депутатом Мажилиса Парламента.

– Мы направили депутатский запрос на имя Премьер-минист­ра, создали специальную комиссию и сумели сохранить НВП, – отметил он. – Если военно-пат­риотическое воспитание будет частью жизни школьников, то в армию будут приходить морально подготовленные юноши. Пока в рядах Вооруженных сил будут служить обученные ребята, знакомые с техникой, крепкие и выносливые, имидж защитника Отечества в обществе будет на должной высоте. Приведу в пример Национальную гвардию во главе с генерал-лейтенантом Русланом Жаксылыковым, который, продолжая дело предшественников, сумел поднять на новый уровень обу­чение и боевую службу, что повышает привлекательность для молодежи службы в войс­ках правопорядка. И меня, как патриота, радуют эти успехи.

Говоря о преобразованиях в нашей армии, многие задают воп­рос: правильным ли был отказ от двухлетнего срока срочной службы?

– Некоторые говорят, что необходимо не менее двух лет, чтобы успешно освоить ратное дело. Не согласен, – поделился своим мнением генерал-лейтенант. – Если призывать всех военно­обязанных на службу на 2 года, то численность личного состава может достичь 200 тысяч человек. Но нам не нужна такая большая армия. Сейчас личный состав Вооруженных сил вмес­те с воинами Национальной гвардии и Пограничной службы КНБ составляет около 150 тысяч бойцов. Год службы имеет свою специфику. Например, раньше мы доверяли танк 18-летнему парню. Но современный танк не трактор, и у юношей нет необходимого опыта в силу их возраста. В случае поломки техники что можно сказать солдату? Поэтому танками, спецтехникой управляют военнослужащие по контракту и специализирующиеся в этой сфере. А срочники знакомятся с азами армейской службы, например, осваивают стрелковое дело. Уходя в резерв, могут вернуться в гражданскую сферу или продолжить служить по контракту. Таким образом, мы увеличиваем мобилизационный резерв, готовый стать на защиту Родины, если придет необходимость.

Добавим, что сама контракт­ная служба довольно привлекательна. Помимо зарплаты военнослужащие по контракту получают от государства финансовые средства на аренду квартир, тем самым положительно решается жилищный вопрос посредством специальных программ.

– Раньше военных было трудно обеспечить жильем. Акиматы по очереди предоставляли квартиры тем, кто долгие годы служил в военной сфере. Но возможности здесь ограниченны. Я много раз сталкивался с этой проблемой, будучи замес­тителем министра обороны. Если командир воинской части просит для подчиненных квартиры в акимате, то ему могут предложить 5–6 квартир, а в очереди людей в разы больше. Были ведь времена, когда офицерам было очень тяжело решить жилищный вопрос, но сейчас дела здесь налаживаются, – рассказывает Абай Тасбулатов.

Есть положительные сдвиги и в развитии военной науки. Когда Казахстан обрел независимость, в стране существовали только Алматинское высшее общевойсковое командное училище им. Маршала Советского Союза И. Конева и Высшее пограничное командное училище им. Ф. Дзержинского. В то время было лишь несколько ученых, занимавшихся научными исследованиями по военной тематике.

Позже в стенах академии были открыты адъюнктура, диссертационный совет, научно-исследовательский центр. Диссертационный совет стал принимать на защиту научные труды в таких направлениях, как тактико-оперативное искусство, военная стратегия, военная техника, военная история.

– Сейчас число людей, специализирующихся в военной отрас­ли, приближается уже к сотне. У нас есть ученые в Национальном университете обороны и других военных учебных заведениях. Помимо военной стратегии и тактики специалисты сосредоточили внимание на развитии боевой техники. Например, беспилотные летательные аппараты, радиостанции совершенствуются нашими научными силами. Сейчас в стране около 30 заводов, производящих ­военную продукцию. Оборонная промышленность стала составной частью соответствующих министерств. Добавьте сюда еще структуры, занимающиеся закупкой, ремонтом, модернизацией оружия, – комментирует Абай Тасбулатов.

Вооруженные силы во главе с министром обороны генерал-лейтенантом Нурланом Ермекбаевым продолжают совершенствоваться. На контроле такие вопросы, как боевая служба, воспитательная работа, укреп­ление воинской дисциплины, модернизация военной техники, социальная забота о личном сос­таве. Только комплексно можно своевременно отвечать на вызовы современности. В соответствии с новыми угрозами меняется и содержание военных доктрин.

– Современный Казахстан 5 раз принимал Военную докт­рину. Этот важный документ постоянно совершенствуется. Некоторые вопросы, отмеченные в последней доктрине, касаются не только армии, но и других структур, например, учреждений, отвечаю­щих за внутреннюю политику. Введение в новейшую военную доктрину понятий гибридной борьбы, кибербезопасности и информационной безопаснос­ти само по себе показывает, что наше государство оперативно реагирует на современные вызовы. В целом главной особенностью наших военных докт­рин является то, что стратегический документ преследует исключительно оборонительную цель, – отметил генерал-лейтенант.

Вооруженные силы с первых дней независимости находятся в фокусе особого внимания Елбасы. Необходимо было и оборонную мощь совершенствовать, и по возможности избегать конфликтов. В течение трех десятилетий наши войс­ка не раз участвовали в международных миротворчес­ких миссиях. Было время, когда казахстанские воины защищали внешние границы СНГ. Нельзя забыть трагические события на таджикско-афганской границе и подвиг наших военнослужащих 7 апреля 1995 года.

– Нурсултан Абишевич ­Назарбаев, как Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Республики Казахстан, всегда уделял особое внимание армии. Министры обороны Сагадат Нурмагамбетов, Мухтар Алтынбаев, Сат Токпакбаев и другие военные руководители всегда держали под контролем всю военную систему, уделяли большое внимание воинскому обучению. Елбасы в любое время мог спросить, как дела в оборонном секторе, или прибыть на войсковые учения, посетить воинскую часть и дать оценку боеготовности частей и соединений, – вспоминает Абай Тасбулатов. – В 1997 году мы пригласили Главу государства на одну из тренировок личного состава военного училища. Наблюдая за артиллерийскими стрельбами, он спросил меня: «Где танки?». Тогда мы доставили боевую машину на полигон, и Елбасы, заняв место в танке, уверенно повел боевую машину. А в Сары­озекском гарнизоне, на полигоне, Нурсултан ­Абишевич произвел практичес­кий ­выстрел из орудия танка. Как правило, бойца готовят полгода для стрельбы штатным или обычным боевым снарядом. А здесь мы увидели, что Первый Президент сам лично водит бое­вую технику и стреляет, потом он встретился и побеседовал с воинами. Так что Нурсултан Абишевич – человек, прекрасно знающий особеннос­ти армии и душой болеющий за оборонное дело.

Подчеркнул Абай Тасбулатов и такой важный фактор в жизни страны, как преемственность.

– Отрадно видеть, как Касым-Жомарт Кемелевич Токаев, нынешний Президент и Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Республики Казахстан, заботится о военнослужащих. Посещает воинские части, знакомится со службой и жизнью личного состава, контро­лирует такие вопросы, как рост обороноспособности, поддержание морально-психологичес­кого климата и боевого духа, социально-правовой защиты. В завершение скажу, что забота высшего руководства страны о Вооруженных силах вселяет уверенность в том, что оборона всегда была, есть и будет одной из важнейших составляющих независимости нашей Родины, 30-летие которой исполнится в декабре нынешнего года.

Автор:
Далелхан Шаханов
05:31, 31 Марта 2021
0
12824
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное