"Простые истории"

Верность выбранному пути

Казахстанская наука, как и другие сферы жизни, испытывала большие трудности в первые годы независимости.

Казахстан действительно прошел годы тяжелых испытаний, когда страна переживала финансовые затруднения в кризисных 90-х годах прошлого века. Это не могло не затронуть сферу образования и науки. Приходилось их обделять ресурсами, что, конечно же, не могло не сказаться на жизненном уровне учителей и ученых, всей материально-технической базы. Но понимая, что такое положение дел нетерпимо, Первый Президент РК – Елбасы старался инвестировать в человеческий капитал – а это, как известно, один из самых эффективных видов инвестиций.

Кандидат физико-математических наук Нурлан Алмасбек прошел все этапы развития нау­ки вместе со страной. Видел ее упадок, наблюдал, как она восстанавливается и устремляется к новым горизонтам. Ему приходилось работать в самых разных сферах. Вчерашний ученый-радиофизик и сегодняшний энергопрактик вспоминает непростые 90-е годы и рассказывает о расцвете научной деятельности в середине 2000-х.

Нурлан Алмасбек родился в 1972 году в селе Жамбыл Жамбылской области. Выпускной 10-й класс окончил в Таразе в физико-математической школе-интернате им. А. С. Макаренко.

– Меня всегда привлекала физика, химия. Учителя нередко отправляли на различные школьные олимпиады по этим предметам. В школе меня называли Ломоносовым, – с улыбкой вспоминает Нурлан Ережепович.

Любопытно, что химия его интересовала даже в самом раннем возрасте исключительно с прак­тической стороны. Дело в том, что в селе, где жил маленький Нурлан, протекала речка Аса, в которую расположенный неподалеку химический завод в 80-е годы часто сливал свои отходы.

– Помню, как в детстве было неприятно и грустно смотреть на реку, – рассказывает Нурлан Алмасбек. – Накопленный фосфор испарялся с поверхности воды, образуя синюю дымку. В реке полностью вымерла рыба. Умирал и страдал от болезней скот, приходивший на водопой. У меня возник вопрос: неуже­ли нельзя с этим ничего сделать?

В 1997 году Нурлан Алмасбек стал аспирантом Казахского национального университета им. аль-Фараби. Период после развала Сою­за он вспоминает с грустью. Ему лично довелось наблюдать, как в 90-е годы происходил большой отток аспирантов из науки в бизнес.

– Помню, что и сами руководители аспирантов уходили из профессии, – говорит ученый. – Они не видели перспектив для развития. Говорить о каком-то будущем не приходилось, ведь все упиралось в финансы, которых не было. В экс­периментальной области науки было очень сложно что-то новое сделать, так как не было средств на техническое оснащение лабораторий.


«В течение последних трех лет Казахстан находится в четверке лидеров по Индексу развития образования ЮНЕСКО среди 129 стран мира.

Раскрытие юных талантов обеспечило стремительный рост количества наград, завоеванных нашими школьниками на международных интеллектуальных состязаниях.

Если в 1998 году наши школьники завоевали всего 8 медалей, то в нынешнем году уже 957.

Рост почти в 120 раз!

В 1993 году мы приняли решение, устремленное в будущее.

Программа «Болашак» стала первым краеугольным камнем в реализации казахстанской модели инновационного образования».

Из выступления перед студентами Назарбаев Университета «КАЗАХСТАН НА ПУТИ К ОБЩЕСТВУ ЗНАНИЙ», 5 сентября 2012 года


По словам Нурлана Алмасбека, всю тяжесть перестроечного перио­да испытала на себе старая школа научных кадров. В советское время профессоры, люди науки получали больше представителей городской ­администрации.

– Научный работник получал 600 рублей, а чиновники – 300, – рассказывает Нурлан Ережепович. – Многие тогда уезжали в Россию, Германию, США, оставляя науку, – вспоминает он.

Что же касается Нурлана Алмасбека, то он оставался верным выбранному им пути благодаря отцу и своему научному руководителю.

– «Нужно защитить кандидатскую» – с таким напутствием отца я приехал в Алматы. А впоследствии от своего научного руководителя – профессора Зейнуллы Жанабаевича Жанабаева – услышал следующее: «Либо уходи в бизнес, либо защитись, а потом уже подумаешь», – объяс­няет ученый свое решение остаться в науке. – Тогда, помню, многие руководители перед своими студентами выдвигали условия проводить в лабораториях большую часть времени. Оставшиеся в науке были настоящими фанатами своего дела, они продолжали работать не благодаря, а ­вопреки всему происходившему.

Однако даже в самые суровые годы Первый Президент старался уделять внимание формированию кадров будущего. Была учреждена прог­рамма «Болашак», вручалась Государственная молодежная премия «Дарын» за плодотворную научную, творческую и общественную деятельность.

К 2001 году ситуация стала меняться к лучшему. Только в 2000 году в структуре университетов было создано 30 научно-исследовательских центров. Увеличились пожизненные государственные стипендии действительным членам Нацио­нальной академии наук, были утверждены 225 государственных научных стипендий и 10 премий в области науки для выдающихся и молодых ученых, разработана и одобрена Концепция научной и научно-технической политики. Чуть позже принят Закон «О науке».

Начиная с 2001 года, по сравнению с 2000 годом объем финансирования науки был увеличен на 650 млн тенге. Повысилась заработная плата, были восстановлены надбавки в науке за ученые степени.

С 2001 по 2012 год Нурлан Алмасбек успел поработать в КазНУ им. аль-Фараби инженером, преподавателем, старшим преподавателем, доцентом, заведующим кафедрой нелинейной физики и электроники, заведующим нанотехнологической лабораторией инженерного профиля, директором Научно-технологического парка.

– С приходом 2000 годов наступил своеобразный ренессанс нау­ки в стране, – отмечает Нурлан Ережепович. – Наша отрасль стала активно поддерживаться государством. Стал реализоваться ряд правительственных программ, направленных на развитие научно-технологического сектора экономики страны. В те годы в нано­технологической лаборатории инженерного профиля, которой я заведовал, появились большие атомно-силовые мик­роскопы, очень ценные и при этом дорогие, которые увеличивали объекты в сто тысяч раз. Они были приобретены по Указу Первого Президента, который был подписан в 2007 году. Уже к 2010 году таких лабораторий по Казахстану насчитывалось порядка шести.

Как отметил Нурлан Алмасбек, в середине 2000-х он решил создать конструкторское бюро, которое бы смогло выпускать и продвигать различные разработки молодых специалистов.

– Мы занимались созданием приборов передачи информации – генераторов хаоса, получили по ним патенты, – продолжает Нурлан Ережепович. – После защиты кандидатской делали попытки двигаться по пути коммерциализации науки – заключали хоздоговоры по исполнению установок стендов, которые передавали в лаборатории, учебные заведения, различные организации. Ведь до этого все они в основном закупались в других странах по довольно высоким ценам.

В 2010 году, заведуя кафед­рой нелинейной физики и электроники, Нурлан Алмасбек при поддерж­ке государства смог организовать лабораторию по цифровой технике. Для реа­лизации этой идеи ученый специально ездил в Москву, набирался дополнительных знаний для того, чтобы работать в лаборатории, обучать студентов.

– Эта лаборатория была единственная в КазНУ, да и в целом во всей стране, – говорит Нурлан Ережепович. – Были выделены средства на ее техническое оснащение.

Сегодня лаборатория также продолжает работать, ну а Нурлан Алмасбек, состоявшись в ­выбранной им профессии, рискнул уйти в бизнес. Имея за плечами 40 научных трудов, два патента на изобретения, специалист нелинейной физики развивается в сфере энерго­практики и био­энергетики, освоив самые современные методы энергетической психологии.

– В независимом Казахстане открылись большие возможности для того, чтобы реализовываться в своей профессии в пространстве бизнеса, чем я и занимаюсь, – сказал Нурлан Ережепович.

По его словам, современная наука Казахстана может предложить весьма заманчивые, интерес­ные и где-то даже уникальные разработки. Все условия для этого есть, но иногда тормозит отсутствие гармоничного взаимо­действия науки и бизнеса.

– В нашем вузе трудился аспирант, который и в настоящее время занимается различными научными разработками. В это число входит и проект по получению биологического газа из навоза, отвечающий многим требованиям, в том числе делаю­щий акцент на сохранности экологии при его реализации. Для запуска проекта ему необходимы инвес­тиции, однако на данном этапе многие наши разработки стопорятся, – говорит ученый.

Сегодня и этому вопросу уделяет­ся самое пристальное внимание.

– Насколько известно, на сегодняшний день в стране есть условия для создания консорциумов между университетами и промышленными предприятиями для коммерциализации казахстанских разработок. И это очень здорово! – заключил Нурлан Алмасбек.

Автор:
Юлия Миленькая
05:10, 21 Апреля 2021
0
6505
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное