Закон и Порядок

По пути глобальных реформ

Быть защищенным от неправомерных действий – право любого человека и гражданина. Даже если он находится в местах лишения свободы. О том, как в учреждениях уголовно-исполнительной системы обстоят дела с соблюдением прав заключенных и какие грядут перемены, нам рассказал министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев.

– Ерлан Заманбекович, в начале июня Президент Касым-Жомарт Токаев подписал Указ «О дальнейших мерах Респуб­лики Казахстан в области прав человека», где отдельным пунк­том выделено поручение усилить работу по обеспечению прав человека в области уголовного правосудия, исполнения и предупреж­дения пыток и жестокого обращения. Что делает МВД для реализации этого указания?

– По поручению Главы государства ведется системная работа по реформированию органов внут­ренних дел. Особое место в этом процессе отведено обеспечению прав человека и совершенствованию правоохранительной деятельности. Приоритетным определено в том числе направление уголовно-исполнительной системы, в первую очередь соблюдение прав человека, улучшение условий содержания осужденных и модернизация пенитенциарной инфраструктуры в соответствии с международными стандартами.

Министерство внутренних дел придерживается принципиальной позиции в вопросах недопущения нарушения прав осужденных. Такой подход уже показал свои результаты за последние 3 года: все сообщения, в которых в той или иной мере усматриваются признаки противоправных действий, подлежат обязательной регистрации.

Если обратиться к статистике, то в 2019 году было зарегистрировано 200 досудебных расследований, из которых только 3 дошли до суда – во всех остальных случаях вина фигуранта не была доказана. В 2020 году эта цифра составила уже 126 досудебных расследований, и лишь одно дело было направлено в суд. Тенденция сохранилась и в этом году: за истекшие 7 месяцев количество досудебных расследований составило 34, но виновным не был признан ни один сотрудник. О чем это говорит? Что наблюдается положительная динамика к снижению противоправных дея­ний в отношении осужденных.

Безусловно, нам есть еще над чем работать. Статистика показывает: 94% осужденных – это лица, отбывающие наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления. Есть и те, кто даже в стенах учреждения не желает прощаться со своим криминальным прошлым. Отсюда и столь частые заявления на сотрудников, призванные дестабилизировать обстановку, оказать давление на администрацию учреждений, сформировав негативное общественное мнение. Тем не менее это никоим образом не сбивает курс министерства на недопущение нарушений прав осужденных и совершения в отношении них противоправных действий.

Работа по улучшению правового положения осужденных ведется очень активно: уже внесены изменения в уголовное, уголовно-процессуальное законодательство, благодаря которым упрощена процедура перевода осужденного в колонию по месту жительства, отменены ограничения на передачу лекарств, снижены сроки рассмотрения представлений об освобождении по болезни. Принимаются меры по улучшению условий и режима содержания, увеличены нормы питания на 40%, расширен перечень предметов, разрешенных иметь при себе или получать в посылках. Предусмотрена отсрочка отбывания наказания при тяжелом заболевании, продление срока пребывания ребенка с матерью после достижения им 3-летнего возраста в случае ее освобождения в течение года. Указанные поправки будут осуществляться в рамках Плана первоочередных мер в области прав человека, принятого на заседании Правительства.

– Процитирую слова Президента, сказанные им в сентяб­ре прошлого года в Послании народу Казахстана: «Много говорится о развитии систем видеонаблюдения, но при этом помещения самих правоохранительных органов зачастую так и остаются «слепыми» зонами. Поэтому поручаю ввести сплошное видеонаблюдение в пенитенциарных учреждениях, служебных помещениях полиции». Удастся ли претворить задуманное в жизнь?

– Президент поручил сделать работу органов внутренних дел как можно прозрачнее. Да, быть в прямом смысле на виду непросто, но на данный момент работа по внедрению сплошного видео­наблюдения во всех учреждениях уголовно-исполнительной системы – одно из приоритетных направлений в деятельности нашего ведомства.

Совместно с заинтересованными госорганами и правозащитниками уже разработан план конкретных действий, в рамках которого проведены необходимые технические обследования, просчитано количество видео­камер, определены места их установки. Денежные средства уже тоже выделены. Задуманное не терпит отлагательств, ведь проект не только позволит фиксировать правонарушения, но и устанавливать их причины и инициаторов.

Кроме того, помимо стационарных камер видеонаблюдения, увеличится количество носимых видеорегистраторов – для контроля ситуаций, где использование стационарного видеонаблюдения недопустимо.

До конца года видеокамерами будет оснащено 29 учреждений, то есть под бдительным оком техники в режиме реального времени окажется 53% от общего числа заключенных, а вместе с ними как на ладони будут и сотрудники спецучреждений. Полностью охватить видеонаб­людением все подведомственные учреждения мы планируем в следующие два года.

Также нами принимаются меры по обеспечению учреждений современными техническими средствами. Яркий пример – специальные терминалы для подачи электронных обращений осужденных в прокуратуру или суд. В соответствии с Дорожной картой развития УИС на 2019–2023 годы в профильных учреждениях по всей республике установлен 121 терминал. Правила пользования просты: осужденному требуется ввести личные данные и подтвердить их отпечатком пальца. С начала года осужденными отправлено более 1 тысячи обращений. В планах закупить еще 487 терминалов – доступ к отстаиванию своих прав должен быть у всех заключенных.

Одним из знаменательных моментов «цифровизации» уголовно-исполнительной системы стало появление видеосвиданий. На момент введения ограничительных мер подобной практики в учреждениях не существовало, поэтому нами в кратчайшие сроки были проработаны технические вопросы предоставления возможности видеосвиданий. И для многих родственников осужденных это нововведение оказалось крайне удобным – не нужно никуда ехать, при этом социально полезные связи осуж­денных не страдают. Таким образом временное решение стало новой реальностью уголовно-исполнительной системы: уже проведены более 69 тысяч звонков посредством видеосвязи и свыше 17 тысяч видеосвиданий.

Еще одним важным нововведением стали биометрические терминалы, предназначенные для автоматической регистрации прибытия и идентификации лиц, состоящих на учете в службе пробации, по отпечатку пальца. Как видите, и здесь бюрократических процессов стало меньше, кроме того, исключаются коррупционные риски и контакты с сотрудниками. Минимизируют бюрократию и взятые на вооружение службой пробации смарт­фоны и электронные браслеты. Последние будут применяться в отношении осужденных, нарушающих порядок отбывания наказания, смартфонами же будут отслеживаться положительно характеризующиеся лица. С появлением «умных» гаджетов необходимость прибытия в пункты пробации постепенно изживет себя, при этом повысится качество контроля за исполнением требований приговора суда.

В целом органам УИС удается идти в ногу с прогрессом, что подтверждают и иностранные наблюдатели: ни одно из нововве­дений не преследует целей ужесточить наказание, а лишь только улучшить условия содержания, сведя к минимуму вероятность совершения правонарушений осужденными.

– Кстати, о наблюдателях. Как известно, в 2018 году завершился масштабный проект Европейского союза «Совершенствование уголовного правосудия в Казахстане», призванный внести значимый вклад в развитие судебно-правовой реформы Казахстана. На Ваш взгляд, удалось ли нам достичь и сохранить предложенный уровень? И как сейчас нас оценивают сторонние наблюдатели?

– Действительно, в Казахстане в течение 3 лет реализовывался проект, ставивший своей задачей содействие Правительству в проведении качественных реформ в области уголовного права в соответствии с международными стандартами.

Как высказались эксперты по итогам проекта, результаты проводимой работы превзошли все ожидания: поставленные задачи удалось выполнить раньше срока, а партнеры поспособствовали внедрению методологии и системы эффективного управления пенитенциарной системой.

Были приняты новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, которые направлены на гуманизацию и приведены в соответствие с нормами международного права. Все это обязывает нас соответствовать новым стандартам, а принцип нулевой терпимости к пыткам положен в основу многих реформ, проводимых в республике в последние годы.

Поворотным моментом в развитии пенитенциарной системы было решение Елбасы о развитии института пробации в Казахстане, целью которого было не только снижение тюремного населения, но и изменение самой системы из карательной в протекционную поддержку законопослушной жизни. В соответствии с поручением Первого Президента эти мероприятия были включены в План нации «100 конкретных шагов по реализации Пяти институциональных реформ».

В 2016 году был принят Закон «О пробации», который постепенно и привел службу к ее нынешнему состоянию. Отмечу, что сама служба существовала у нас еще с 2010 года, но работа ее заключалась главным образом в контроле за осужденными, а должна была ставить своей целью помощь под­отчетным гражданам.

Сегодня Казахстан четвертая страна в мире, где введены все стадии пробации: досудебная, приговорная, пенитенциарная и постпенитенциарная. Иначе говоря, сис­тема пробации охватывает все криминальноопасные ситуации, в которые попадает человек – от начального его конф­ликта с законом до работы по предупреждению совершения им повторных преступлений.

Не секрет, что развитие пенитенциарной системы невозможно рассматривать изолированно от других социально-правовых институтов. Для некоторых представителей международного сообщества, так и вовсе, развитая пенитенциарная система является показателем инвестиционной привлекательности страны.

Что касается непосредственно вашего вопроса, то ответом может стать недавно проведенный онлайн-форум «Пенитенциарная система в новой реальности», работа которого признана плодотворной. Это уже стало доброй традицией: в 2019 году также на форуме был внесен ряд предложений, часть из них мы уже воплотили в жизнь. Тогда, в рамках реализации рекомендаций, было внесено 25 изменений и дополнений в нормативные правовые акты, о которых я уже упомянул.

Международные эксперты отмечают открытость и доверие со стороны МВД в вопросах разработки новых предложений, направленных на соблюдение прав осужденных, важным индикатором для них является тесное взаимодействие с гражданским обществом. В этом году главным достижением сотрудничества с международными экспертами стала передача медицинской службы в ведение Министерства здравоохранения. Уже принят соответствующий Указ Главы государства, и 1 июля 2022 года под контроль Минздрава перейдут медицинские службы 16 следственных изоляторов, а с 1 января 2023 года – медслужбы всех пенитенциарных учреждений.

Передача функции медицинского обеспечения в первую очередь преследует цель – предоставить осужденным более широкий доступ к современным методам обследования, диагностики и лечения, что в свою очередь предоставит медицинским работникам независимость от администрации учреждений и не позволит сокрыть возможные факты неправомерных действий.

Как мы с Вами видим, отечественная пенитенциарная система находится в стадии глобальных реформ и как никогда готова вес­ти диалог с обществом. Еще раз хочу отметить открытость нашей системы и тесное взаимодействие с международным сообществом – мы готовы сотрудничать со всеми, кому есть что предложить для развития уголовно-исполнительной системы, для нас важен вклад каждого неравнодушного, будь то гражданские активисты, правозащитные организации или научное сообщество.

Автор:
Елена Левкович
08:34, 11 Августа 2021
0
3570
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное