Журналистское расследование

Заложники равнодушия

Как это ни прискорбно, но именно образ потемкинских деревень приходит на ум после увиденного и услышанного от переселенцев, переехавших по государственной программе в Айыртауский район Северо-Казахстанской области.

Никаких документов на выданное жилье три года назад до сих пор нет, воду возят за километр, а в бураны топят снег, работы нет, а тяжелобольной педагог на пенсии мечтает помыться в ванной – таковы реалии казахстанцев, переселившихся в рамках Государственной программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства «Еңбек» в Айыртауский район Северо-Казахстанской области.

Между тем о стратегической значимости трудовой миграции внутри страны в своей статье «Независимость превыше всего» писал Президент РК Касым-Жомарт Токаев и подчеркивал, что к вопросу нельзя относиться безответственно и местные власти должны делать такую работу не для того, чтобы получить хорошую статистику, а с точки зрения интересов государства и народа.

Суровая реальность

– Про программу мы узнали из Интернета, приехали предварительно в Саумалколь, посмотрели, нам понравилось, природа красивая. В Центре занятости населения акимата Айыртауского района нам сообщили, что помогут с трудоустройством, что будут выделены новые дома. Посовещавшись, решили ехать. Но потом не раз жалели, – рассказывает Акбота Ибраева, переехавшая из Шымкента в 2019 году.

– Пока дом строился, нам снимали квартиру в микрорайоне, в апреле 2019 года мы въехали в дом. Воды ни в доме, ни даже на улице не было, хотя в самом начале обещали, что будут колонки и даже санузел в доме. Воду мы возили из райцентра сами в бочках. Мусорные контейнеры поначалу были, потом их убрали, мусор мы собираем и вывозим также в центр, ищем где есть контейнеры, потом выкидываем, – делится Акбота. Хорошо, у нас есть личный автомобиль, а те, у кого нет? Они зимой возили воду на санках флягами, – продолжает женщина. – Сожаление, что решились на переезд было, и не раз. Думали и про возвращение, но для этого нужно вернуть государству деньги, выделенные на переезд, которые мы, конечно, потратили. Супруг без работы, подрабатывает сезонно, я работаю в школе, год почти работала на полставки, не было мест, у нас двое детей, откуда собрать эти деньги? К тому же никаких до­кументов на дом, подтверждаю­щих, что мы арендуем у государства и через определенный, установленный законом, срок дом будет нашим, нет. По сути, мы живем и не знаем, что вообще нас ждет? Будут ли оформлены когда-нибудь эти дома на наше имя или гарантий никаких нет? Ни одного документа, устанавливающего принадлежность любой формы этой недвижимости нам или государству, не имеется. А ведь мы вкладываемся в дом, ремонт делали, воду сами провели, и это недешево, – рассказывает молодая женщина.

Абай Ибраев, супруг Акботы, был трудоустроен в ТОО «Айыртаужылу» (ныне ТОО «Саумалкольжылу»), проработал 8 месяцев, ушел, потому что, с его слов, зарплату платили от случая к случаю.

Педагог с высшим образованием, учитель начальных классов Балгын Салимбекова также переехала из Шымкента. До переезда и ее обещали трудо­устроить, но после прибытия найти работу оказалось не так просто. Помыкавшись, женщина устроилась лаборантом в местную школу.

– Сейчас я получаю зарплату вдвое меньше, чем зарабатывала на юге. Теряю в трудовом стаже, теряю навыки, лишена возможности повышать свою квалификацию как педагог. К тому же добраться на работу – сущая мука, особенно весной, когда снег сойдет, мы тонем в грязной воде. На улицах не то что асфальта, даже щебенки нет, живем, как в средневековье, в непролазной грязи по колено. И автобусы до нас не доезжают, – сетует она, и ее чувства понятны.

В идеале, приглашая к переез­ду и информируя людей, регион должен учитывать кадровую ­потребность, чтобы не возникало подобных ситуаций.

По данным КГУ «Управление координации занятости и со­циальных программ акимата СКО», так и делают: «Переселение семей осуществляется с учетом потребности работодателей в трудовых ресурсах...» – читаем в официальном ответе ведомства на наш запрос, но на деле выходит по-другому?

Красиво было на бумаге

Поговорив с жителями, переехавшими три года назад, идем к новым домам, где живут переселенцы прошлого, 2020 года.

За хлипкой дверью слышится плач взрослого человека. Заходим и видим пожилую женщину, которая... ползет.

Тетя Катя переехала в Саумалколь с семьей дочери. Приехала семья из Нур-Султана. Когда прибыли, бабушка ходила, несмотря на перенесенный инсульт, гуляла каждый день, даже по хозяйству была в сос­тоянии помогать.

Но через пару месяцев отказали ноги. По словам женщины, виной тому неустроенный быт, отсутствие воды и полное равнодушие властей к нуждам переселенцев.

– Мне 72, я – заслуженный педагог, многодетная мать, обладатель «Алтын алка», вырастила не одно поколение школьников. А сейчас у меня одна мечта – помыться и умереть чистой, – тетя Катя плачет.

Рассказывает ее дочь, Дана:

– Ключи нам выдали в декабре. Первые два месяца было сыро, капало со всех углов, мы топили круглосуточно, сейчас более сухо. Главная проблема – отсутствие воды. Прежде чем решиться на переезд, тем более со старенькой мамой, я изучила программу, приехала в район, посмотрела строящиеся дома. Увидев, что по проекту предус­мотрены санузел и ванная, уточняла, будет ли вода и будут ли коммуникации, потому что в нашем положении это очень важно. Заверили, что к моменту переезда все будет подключено, сказали, что на улице есть водопровод, осталось только протянуть его до новых домов. Но, как видите, реальность другая. То есть водопровод как бы есть в начале улицы, но протягивать его до наших домов пока не собираются. Я маму возила в баню, хотя после инсульта она ей противопоказана, но другого выхода не было. Два раза свозила, и все, теперь вот ползать только может. И помыть ее не могу, ванна не функционирует, в таз она не вмещается, она же не ребенок.

– Мне всегда нравилась эта программа, тем более сам Президент о ней говорил. Я ехала сюда с большими планами, хотелось завести хозяйство, дом на земле, тем более места здесь очень красивые, рядом курорт­ная зона. Но без воды особо не похозяйствуешь. Возим зимой на санках, летом на тележках. Берем в доме в самом начале улицы, почти за километр. Много ли навозишь, имея на руках ребенка и больную мать? Были метели, так я топила снег, чтобы мыть горшки и полы, – говорит Дана.

Оставляет желать лучшего и качество домов. Стены комнат зимой покрылись плесенью, по углам везде трещины, из которых в ветреную погоду, а ветрено здесь почти всегда, гуляет скозняк, а с подоконников капает так, что приходится подставлять тазики, рассказали новые жильцы Саумалколя.

К слову, дома выделяются не безвозмездно. Жильцы после пяти лет аренды у государства должны выкупать их по остаточной стоимости. По сути, это та же ипотека, только с отсрочкой платежа на пять лет. Цена, установленная за дом, – около 7 млн тенге.

К слову, в марте текущего года на региональном Совете по этике было рассмотрено дисциплинарное дело в отношении руководителя отдела строительства, архитектуры и градостроительства.

По открытым данным, опуб­ликованным членом Совета по этике Инессой Куановой:

– В Айыртауском районе были заключены договоры госзакупок 13 домов на сумму 91 754 000 тенге. Акты приема-передачи и деньги подписали и перечислили с невиданной оперативностью – на следующий день после заключения договоров. В представлении прокуратуры области несоответствия домов требованиям технической документации составляют солидный перечень: на день проверки (12 ноября 2020 года) строительно-монтажные работы продолжаются, объекты не подключены к электричеству, отделка фасада в 5 домах не завершена, в 10 домах отсутствует линолеум, санузел, в 3 домах отсутствует потолочное перекрытие, двери, линолеум, межкомнатные стены, отделка фасада.

Подтверждение этих слов мы увидели воочию, санузлы в новых 10 домах есть лишь теоретичес­ки, то есть все эти трубы, ванная и прочее выполняют лишь декоративную функцию.

В Центре занятости населения акимата Айыртауского района информацию, полученную от тети Кати и ее дочери, подтвердили.

– Мы в курсе, помогли чем мог­ли, привезли инвалидную коляску. Насчет воды вопрос не в моей компетенции. Жильцы обращались неоднократно, в акимате о проблеме знают, воп­рос будет решаться, нас так заверили, – ответил директор Нурболат Галимов.

Иллюзорная идеальность

Удивительно, но факт, в отчетах и на бумаге все выглядит гораздо привлекательней.

По официальным данным, предоставленным КГУ «Управление координации занятости и со­циальных программ акимата СКО», в 2020 году из Алматинской, Жамбылской, Кызылординской, Мангистауской, Туркестанской областей, а также городов Нур-Султана, Алматы и Шымкента переселено 590 семей, 1 765 человек.

В составе прибывших 910 граж­дан трудоспособного возрас­та, из которых 542 человека трудоустрое­ны на постоянные рабочие места, 130 человек находятся в отпуске по уходу за ребенком. Прибыло детей – 761, которые обеспечены местами в школах и дошкольных учреждениях.

Рассказывает Дана:

– Я объездила все сады, адреса нашла в Интернете, выбрала государственный. Потом прикрепились к поликлинике, прошли медосмотр, все готово для посещения детского сада. Но возить очень тяжело. Личной автомашины нет, а общественный транспорт сюда просто не доезжает. На такси каждый день очень накладно.

В самом деле, пешком до детского сада, да и вообще до центра дойти невозможно, дома, которые строят для переселенцев, стоят на самой окраине райцентра. Учитывая, что регион северный и зима здесь затяжная, снежная, морозная, отсутствие общественного транспорта – это беда, и беда большая.

Потому что даже самый ближайший магазин тоже в нескольких километрах от новостроек. И если в ясные дни дойти до него можно, прогуляться на свежем воздухе, то в морозы и метели, увы, никак нельзя.

И еще о детях. Переселенцы живут на нескольких улицах, практически в каждой семье есть дети, немало многодетных. А площадки детской ни одной.

Читаем ответ КГУ «Управление координации занятости и социальных программ акимата СКО» далее:

«Для желающих заниматься предпринимательством, огородничеством создаются необходимые условия, в том числе в выделении земельных участков и оформлении безвозмездных грантов, а также обучение основам предпринимательства. Так, в результате оказанных мер более 100 человек открыли собственное дело и занимаются предпринимательством».

Прибывших в 2020 году больше 1 700, предпринимательством решили заняться более ста человек. Получается, с натяжкой 10%. В чем причина такого нежелания переселенцев заняться своим делом?

Бейбит и Жан Арыстановы – молодая семья, также прибыли из столицы в 2020 году, живут в районе несколько месяцев. О программе узнали случайно, парень родом из этих мест, устали мыкаться по съемным углам в городе, решили переехать.

– И очень сожалеем! Работы нет. Воду возим на себе за тридевять земель, в буранные дни привезти воду на санках невозможно, улицу заметает. Чистят конечно тракторами, но порой проходит пару дней, пока он доедет до нас. В такие дни сидим без воды. Никогда в жизни не думала, что обычная вода может быть настолько трудно­доступной, – эмоционально рассказывает Бейбит.

Жан имеет специальность, он – медицинский оптик. Но работники с его квалификацией оказались району не нужны, по профессии работу найти он не может, хотя обещали трудоустроить.

– По направлению Центра занятости отработал несколько дней в одном ТОО, потом ушел. Цеха холодные, условий нет. Нужно ощипывать куриные тушки и все в холодной воде, да и с оплатой там проблемы. Видел, как приходили люди, которые уже уволились, требуя зарплату. Ушел, хочу оптику свою открыть. Изучил рынок предложений в районе, оптика есть, но ремонт очков, линз там не делают. А я умею это делать, я учился этому. Хочу оборудование взять, открыть свою точку, но пока средств нет, – делится молодой мужчина.

Саумалколь – центр Айыртауского района, который известен своими курортами, озерами с целебной водой Шалкар и Имантау, лесами, живописными пейзажами, богатым историческим прошлым. Это родина великого жырау Акана серы, здесь находится усадьба бабушки Шокана Уалиханова – Айганым, здесь же покоятся батыры Агынтай и Карасай. Тут же расположен знаменитый государственный историко-культурный заповедник «Ботай». Всего не перечис­лишь, для описания достопримечательностей района нужно посвятить отдельную статью. Достаточно сказать, что в райо­не действуют 40 объектов туризма.

То есть местность замечательная, есть перспективы развития. В своем отчете в феврале текущего года аким района Дархан Амрин сообщил, что проводится модернизация коммунальной инфраструктуры и в селе завершено строительство 3-й очереди водопровода. Но пока до домов на окраине села, где живут переселившиеся семьи, блага цивилизации не дошли. Нет дороги, нет воды и даже электричество временное, а заслуженный педагог мечтает о простой помывке. Нонсенс? Позор!

Аппарат акима области рекомендовал за официальным комментарием обратиться в акимат района.

Побывав на приеме у замес­тителя акима района Рифхата Ашимова, выяснили, что ­акимат в курсе всех проблем переселенцев.

– Работа ведется планомерно. В этом году улицы будут засыпаны, асфальтированной дороги пока не предусмотрено. Водопровод, так же как и на других улицах райцентра, будет проведен, в дома жители заводят воду за свой счет, – сказал он.

На вопрос о сроках, когда же все-таки будет точно вода на улице и хотя бы та же щебенка, ответить затруднился.

Проводником программы, о стратегической важности которой не раз говорил Президент Касым-Жомарт Токаев, является Министерство труда и социальной защиты населения. Но ведомство лишь проводник программы, а вот ее реализация полностью возложена на акиматы. Возможно поэтому, результат везде разный. Например, в соседнем районе им. Г. Мусрепова дела обстоят намного лучше.

Дома построены намного качест­венней, переселенцы заезжали в жилища с водой и другими коммуникациями, что, несомненно, положительно влия­ет на социальное самочувствие населения.

Программа одна, а результат разный. Не в равнодушии ли чиновников Айыртауского района, заложниками которого стали несколько десятков семей, все дело?

Автор:
Зарина Москау
05:10, 24 Мая 2021
0
22162
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное