Акцент – на болевые точки села
Макаренко Людмила
Обозреватель Алматинского корпункта

Для Казахстана, где аграрный сектор занимает значительную долю национальной экономики и традиционно высока занятость населения в сельхозпроизводстве, проблемы развития сельских территорий были и остаются в числе приоритетов региональной политики. Стратегические и программные документы разных периодов предусматривали различные меры и инструменты для повышения уровня жизни сельчан. С директором Центра региональных исследований АО «Институт экономических исследований» Кайсаром Нигметовым и экспертом по региональному развитию
Фонда устойчивого развития сельских территорий Фатимой Герфановой мы говорим о достигнутом, благодаря этой политике, и задачах, которые предстоит решать в ближайшее время.

Государственный портфель

– Кайсар Каиркенович, по каким правилам определяются приоритеты государственной поддержки села и как они меняются в зависимости от обстоятельств и актуальных задач?

– Эти вопросы отражаются в государственных программах – сейчас это нацпроекты. И чаще они ориентированы на потребности в развитии инженерно-коммуникационной, транспортной и социальной инфраструктуры агропромышленного комплекса.

В силу бюджетных ограничений в первоочередном порядке всегда решались наиболее острые инфраструктурные проблемы в наименее развитых в социально-экономическом плане областях и районах. И нужно признать, что целый ряд застарелых проблем остается актуальным по сегодняшний день.

Для кардинальных изменений в модернизации инфраструктуры сельских территорий в 2019 году был принят проект «Ауыл – ел бесігі». Он использует новые подходы к формированию принципов обеспечения господдержки. Совместно с международными экспертами усовершенствованы методология и модели расчета показателей для приоритезации территорий, где численность населения рассматривалась как наиболее значимый параметр оценки. В итоге из 6,3 тысячи сел отобраны 3,5 тысячи с потенциа­лом развития, в них проживает 6,9 миллиона человек, это 90% от общей численности сельского населения страны.

В оставшихся населенных пунк­тах нецелесообразно строить дорогостоящую инфраструктуру, однако базовые услуги по водо- и энергоснабжению будут обеспечиваться в полном объеме. Остальные виды государственных, социальных и коммерческих услуг будут доступны в ближайшем опорном селе, район­ном центре или городе, для транс­портной доступности которых ремонтируются дороги и организуются регулярные автобусные маршруты.

– И на каких болевых точках в обеспеченности жизни сельчан акцентирована сейчас региональная политика?

– Наиболее острыми инфраструктурными проблемами сельских территорий остаются отсутствие доступа к питьевой воде, транспорту, мобильной связи и Интернету.

По последним данным, более миллиона жителей испытывают дефицит питьевой воды. В сельской местности более 770 тысяч человек не обеспечены централизованным водоснабжением, особенно сложной остается ситуа­ция в областях: Туркестанской, Костанайской, Жамбылской, Восточно-Казахстанской.

По стране только 22% сел подключено к системе газоснабжения. Даже в газифицированных регионах все еще есть села, не обеспеченные этим видом топлива. Большой проблемой остается износ электросетей, в среднем он составляет 58% по стране. Несмотря на масштабы цифровизации, почти треть сельских населенных пунктов все еще не имеет широкополосного доступа к Интернету.

Доля автомобильных дорог областного и районного значения, состояние которых признавалось хорошим и удовлетворительным, составляет только 71%. В ряде регионов сохраняется высокая доля местных дорог в неудовлетворительном состоянии. Это отмечается в Западно-Казахстанской, Актюбинской, Атырауской и Северо-Казахстанской областях.

– И ко всему перечисленному можно смело добавить слабости социальной инфраструктуры?

– К сожалению, да. Недостаточность объектов социальной инфраструктуры существенно влияет на усиление неравенства возможностей между городскими и сельскими жителями. По нашим данным, только в 81% сел услуги здравоохранения можно получить непосредственно в своем населенном пункте. Обеспеченность культурно-досуговыми учреждениями – клубами, домами культуры – в пределах 41%. Немногим лучше обстоит дело с объектами спорта: без малого в половине поселений нет спортзалов, а детско-юношеские школы имеются только в 3% сел. В сельской местности функционируют 27 аварийных и 82 трехсменные школы.

– Очевидно, эти проблемы по-прежнему сказываются на оттоке жителей, особенно из отдаленных и малонаселенных пунктов. Что еще служит этой тенденции?

– В первую очередь экономические проблемы, главная из которых – безработица, и как ее следствие – высокий уровень самозанятости. Сейчас он составляет примерно 1,2 миллиона человек, или более 34% от всего занятого сельского населения. Это влечет за собой взаимосвязанные сложности. Например, сельчане, занимающиеся личным подсобным хозяйством, сталкиваются с проблемой дефицита пастбищ и сенокосов.

Низкая покупательная способность и недоступность кредитования, чаще всего из-за отсутствия ликвидного залога, сдерживают развитие предпринимательства на селе. При этом сфера сельского хозяйства имеет достаточный потенциал для создания фермерских, семейных хозяйств. Этот вопрос уже решается в рамках нацпроекта по развитию агропромышленного комплекса, где предусмотрены меры по стимулированию самозанятых к созданию кооперативов.

Большую роль в экономике регионов играет географический фактор. Около 2 миллионов человек сельского населения проживают в пределах четырех агломераций, то есть вокруг Нур-Султана, Алматы, Шымкента и Актобе. Соответственно у них появляются возможности для ежедневной «маятниковой» трудовой миграции. Следствия этого явления – значительные нагрузки на социальную и инженерную инфраструктуру, нехватка жилья и прочее. Поэтому важно делать упор на обустройство городских окраин.

Вообще разница в уровне доходов городского и сельского населения за счет концентрации экономической активности в городах может быть на определенном «естественном» уровне, но задача государства – не допустить, чтобы этот разрыв обрел угрожающие масштабы и обернулся еще более глубоким расслоением и неравенством в обществе. Рычагами для этого контроля как раз и служат меры соцподдержки в сельской местности.

В их числе – надбавка в 25% к базовому окладу сельских специалистов в здравоохранении, социальном обеспечении, образовании, культуре, спорте и ветеринарии. В этом году внедряется механизм субсидирования затрат работодателя при строи­тельстве арендных домов на селе – государство будет компенсировать половину стоимости постройки после ее ввода в эксплуатацию. Также в рамках нацпроекта «Сильные регионы – драйвер развития страны» ежегодно планируется выделять 22 тысячи земельных участков для ИЖС в сельской местности.

– Давайте остановимся на других проектах, чтобы оценить их фактическую отдачу. Например, проект «С дипломом – в село!». Хватает ли его возможностей, чтобы привлекать необходимых специалистов?

– Проект нацелен на закрепление на селе дипломированных специалистов в основных областях: здравоохранении, образовании, социальном обеспечении, культуре, спорте, агропромышленном комплексе. В качестве мер господдержки предоставляются единовременное подъемное пособие в размере 100 МРП и бюджетный кредит для приобретения или строительства жилья на льготных условиях: сроком до 15 лет со ставкой вознаграж­дения в 0,01% годовых. В свою очередь получатель принимает на себя обязательства не менее трех лет отработать в сельской местности.

Начиная с 2009 года примерно 81 тысяча молодых специалистов получила подъемное пособие, а свыше 40 тысяч – льготные жилищные кредиты. В итоге остались работать на селе до 91% участников проекта, что можно считать достаточно высоким показателем.

Нужно еще учитывать, какую потребность в кадрах закрывает программа. К примеру, в 2020 году в целом по стране, по данным регио­нов, недоставало 12 221 специа­листа. В то же время на работу в села прибыли 8 821 человек, таким образом, потребность была покрыта в среднем на 72%, в образовании и здравоохранении и того больше – до 85%.

– И это основание для продолжения такого рода кадровой политики?

– Да, конечно. Проект «С дипломом – в село!» будет продолжаться, на его финансирование в этом и следующем годах выделяется по 20 миллиардов тенге, в последующем планируется увеличивать бюджет проекта на 5 миллиардов тенге ежегодно. Это позволит более чем 18 тысячам молодых специалистов воспользоваться такой возможностью.

Напомню, что получателями социальной поддержки могут быть работники не только государственных, но и частных организаций. А после дополнений в правила реализации проекта в число претендентов также вошли государственные служащие аппаратов акимов сел, поселков, сельских округов, за исключением лиц, занимающих руководящие должности.

Если смотреть в целом, обеспечение кадрами – это комплексная задача. В случае со школьными учителями, например, нужно говорить о необходимости повышения им заработной платы, в том числе в малокомплектных сельских школах. Важны самые элементарные вещи – в регионах должны, наконец, решить проб­лемы с надворными школьными туалетами, обеспечить горячей водой. Все это влияет на комфорт и учащихся, и педагогов.

– Вы уже упомянули относительно новый проект «Ауыл – ел бесігі». Насколько он оказался успешным в решении наболевших проблем села?

– Его влияние на повышение комфортности проживания в сельской местности можно считать существенным. На модернизацию инфраструктуры за два года из бюджета выделено 216 миллиардов тенге, реализовано более 2,6 тысячи проектов по ремонту и реконструкции объектов жилищно-коммунального хозяйства, социальной инфраструктуры, внутрипоселковых дорог.

В этом году по линии «Ауыл – ел бесігі» направляется 100,5 миллиарда тенге, это позволит реализовать 914 проектов в 492 селах с потенциалом развития, в том числе в сфере ЖКХ, образования, здравоохранения, культуры и спорта, социальной и транспортной инфраструктуры – на ремонте и строительстве внутрипоселковых дорог.

Дополнительно планируется выделить 20 миллиардов тенге на развитие западных и южных областей, где проживает около 72% всего сельского населения страны.

– Насколько успешным оказывается опыт привлечения к решению проблем сельских территорий частного капитала?

– В регионах не редкость, когда сильные частные компании, развивающие бизнес в родных селах, выступают спонсорами и меценатами различных проектов. Одним из ярких подтверждений социальной ответственности бизнеса я бы назвал деятельность Фонда устойчивого развития сельских территорий. Их проекты направлены на улучшение качества образования в сельских школах, есть удачные решения для развития здравоохранения и по ряду других направлений. Думаю, благодаря такой консолидации бизнеса, общества и власти достигается определенный синергетический эффект, от которого выигрывают все стороны.

Точки приложения для бизнеса

– Фатима Равкатовна, расскажите, как строится деятельность вашего фонда на территориях?

– Фонд устойчивого развития сельских территорий был учрежден в 2019 году холдингом AITAS, предприятия которого заняты в области растениеводства, производства и переработки мяса птицы, дистрибуции. Создавался он для помощи жителям сельских районов по созданию комфортной среды для жизни и развитию предпринимательства. Во главу угла нашей деятельности положен принцип объединения бизнеса, общества и власти в реализации проектов стратегии устойчивого развития сел. В нас­тоящее время фонд представлен в Катон-Карагайском и Уланском районах Восточно-Казахстанской области, Буландынском и Бурабайском районах Акмолинской области.

Перед тем как открыть наши представительства, в каждом новом районе проводится детальный анализ состояния экономики и социальной сферы района с привлечением заинтересованных сторон: местных исполнительных органов, бизнеса и активных жителей района. Затем разрабатывается стратегия развития на 10 лет с детальными годовыми планами.

Прежде всего мы определили ключевые конкурентные преимущества районов. Так, Катон-Карагайский район стратегически может стать центром развития экотуризма с минимальным антропогенным воздействием на природу, Буландынский район – кластером мясной промышленности Северного Казахстана, Уланский – лидером мясной промышленности страны, Бурабайский мы видим как образовательный Skills Hub.

– Что Вы можете рассказать о реализованных фондом проектах?

– Большое внимание фонд уделяет вопросам образования и здравоохранения. Суть проекта «Сельская школа Powered by NIS», реализуемого совместно с АОО «Назарбаев Интеллектуальные школы», заключается в обучении учителей и передаче передовой методологии преподавания в сельские школы – эту часть исполняет НИШ – и в обеспечении оборудованием школьных кабинетов по стандартам этого учебного учреждения – это зона ответственности фонда. В каждую школу за три года организация вкладывает по 200 миллионов тенге.

Участвуют в проекте на сегодняшний день пять школ в Восточно-Казахстанской и Акмолинской областях, но наша цель – до конца 2026 года запустить его во всех сельских районах страны. Для этого мы занимаемся поиском и вовлекаем в процесс бизнес-партнеров по всему Казахстану.

В сфере здравоохранения разработана инициатива по увеличению доступности качественной диагностики. Выяснив, что в 55 районных центрах из 164 по всей стране нет современных медицинских лабораторий, фонд и его партнеры – КДЛ «Олимп» и INVIVO – разработали программу поддержки предпринимателей, заинтересованных в открытии по франшизе пунктов забора биоматериала. По условиям проекта лаборатории отменили паушальный взнос в размере миллиона тенге, а фонд предоставляет гранты, возмещающие предпринимателям до половины затрат на приобретение мебели и оборудования.

За полгода выдано 11 грантов на сумму более 16 миллио­нов тенге, и теперь жителям район­ных центров Костанайской, Восточно-Казахстанской, Актюбинской, Павлодарской, Алматинской областей, где открыты пункты, нет необходимости ездить для сдачи анализов за десятки, а то и сотни километ­ров в областной центр. В этом и следующем году фонд намерен поспособствовать открытию таких пунктов во всех районных центрах Казахстана, независимо от их удаленности, расположения и численности жителей.

Для Катон-Карагайского райо­на готовились проекты в сфере экологического туризма. Благодаря им была организована школа гостеприимства для гос­тевых домов, объектов питания и гидов, оказана грантовая поддержка 16 гостевым домам, разработаны туристические продукты – конные, трекинговые, велосипедные, рыболовные, экстремальные.

В поле внимания фонда – развитие инфраструктуры и сферы жилищно-коммунального хозяйства. В районном центре Уланского района – поселке имени Касыма Кайсенова проведены работы по благоустройству территории и строительству детской площадки. Фонд готовил проектно-сметную документацию на реконструкцию дорог и школ в Буландынском районе и строительство теплотрассы в городе Макинске, осуществить эти проекты удалось за счет бюджетных средств.

– Где еще может быть использовать опыт участия бизнеса в решении проблем села?

– Если остановиться на здравоохранении, то, пожалуй, самой большой потребностью остается аптечное обеспечение в селах. Сейчас ищем партнеров, которые могли бы совместно с фондом поработать над программой их открытия. Сложность в том, что аптечный бизнес при небольшом потреблении нерентабелен, содержать аптеку в маленьком поселке предпринимателю невыгодно. Значит нужно искать нестандартные решения. Изучаем зарубежный опыт, удачным примером может оказаться продажа медикаментов через автоматы.

Есть задумки по развитию частных врачебных кабинетов. Совместно с палатой «Атамекен» мы собрали данные, какая потребность там есть в обновлении оборудования. Теперь обдумываем, как можно использовать какие-то государственные меры поддержки, чтобы дать толчок развитию частной медицины на селе.

– Может ли взаимодействие бизнеса и «подшефных» регио­нов, о котором Вы говорите, стать системным?

– Конечно, это сейчас и происходит. В нашей стране много моногородов, где градообразующие предприятия исполняют не только коммерческую функцию, но и социальную. В сельских райо­нах бизнес тоже часто сосредоточен в крупных хозяйствах, как, например, на севере Казахстана, или им управляет один или несколько землевладельцев. Можно сказать, и на этих руководителей возложены большие функции по оказанию социальных услуг.

Чтобы эта деятельность была более организованной, мы предлагаем отработанную модель взаимодействия с местными исполнительными органами и общественным активом. Алгоритм выглядит так: мы делаем анализ ситуации района, оцениваем все плюсы и минусы, совместно с акиматом, общественниками и предпринимателями разрабатываем концепцию, как дальше району двигаться, где и какие усилия прикладывать.

Кроме того, что наш фонд заинтересован в привлечении предпринимателей к своим инициативам, мы знаем, как помочь в становлении бизнеса на местах. Сейчас действует ряд государственных программ по развитию предпринимательства, и когда мы видим свободную «нишу» для открытия бизнеса в том или ином селе, совместно с акиматом и «Атамекеном» готовим предпринимателей на получение государственных грантов.

– Социальная ответственность бизнеса, готовность инвестировать в благосостояние сограждан принято оценивать как признак зрелости. Что в этом смысле можно сказать про наше предпринимательское сообщество?

– Я думаю, наш бизнес давно вступил в пору такой зрелости. Есть масса примеров, когда именно на селе предприниматели оказывают большую социальную поддержку своим землякам, согражданам. Правда, как раз здесь она зачастую бывает несистемной, и об этой социальной составляющей их деятельности обычно мало информации. Но мы это знаем и видим, когда знакомимся с жизнью сельчан.

Мне известно об аграрных товаропроизводителях в Акмолинской области, которые приглашают к себе в районы талантливых педагогов из больших городов, строят людям дома, а один из таких предпринимателей за свой счет провел в село газ.

Еще мы поняли, что у активных жителей и предпринимателей, независимо от размера их бизнеса, есть большое желание решать какие-либо общественные проблемы своих территорий консолидированно, всем вместе. Наш фонд выступает катализатором и интегратором каких-то новшеств, а потом все закручивается и движется без нашего участия – предприниматели сами решают, как развивать спорт, бороться с наркотиками, воспитывать молодое поколение и многое другое.

Популярное

Все
В моногороде Аксу второй год не могут запустить котельную стоимостью 11 млрд тенге
Какие тендеры, такая и вода
Новый учебный год в Костанае начался с обострения старых проблем
Пребывание прибывших
Контрафакту – нет!
Казахстану не удалось хлопнуть дверью
Быть ли сахарной свекле?
Пыль из «гранитной» долины
Добро пожаловать, легенда!
В ускоренном режиме
Основано на модернизации
Грядет цифровая трансформация
Ее тепла хватало всем
Раз – подсолнух, два – конопля
Между риском и доходом
Логика перемен и активная гражданственность
Номады соберутся в Турции
Возрождение древней традиции
«Интервенты» из стабфонда
40 млн тенге вымогали у астанчанки, шантажируя сливом интимного видео
Ракета с космическим кораблем напугала казахстанцев – видео
Об отправленных в Россию вертолетах высказался глава МЧС
Археолог Андрей Астафьев обнаружил в Мангистау древнейший торговый ремесленный центр
Правительство полностью потеряло контроль над развитием угольных шахт Караганды – депутат
Российские СМИ забили тревогу по поводу задержания в Казахстане грузовиков из РФ с товарами из Европы. Мы разобрались в сложившейся ситуации
Какие соглашения подписаны между Казахстаном и ОАЭ в рамках визита Смаилова
Регионы с высокой материнской и младенческой смертностью назвали в Минздраве
Microsoft может открыть IT-лабораторию в Казахстане
Съезд НПП “Атамекен” состоится 4 ноября 2022 года
Касым-Жомарт Токаев обратился к народу Казахстана
Официальный визит Премьера Казахстана в ОАЭ: подписаны соглашения на $900 млн
Покушения на демократические устои нет!
Почти 60 млрд тенге взыскали с "неприкасаемых" за полгода
Депутат Сената заявила о кризисе в системе лекарственного обеспечения граждан
Два врача погибли в ДТП в Карагандинской области
Авиабилеты из Москвы в Алматы за 7,8 млн тенге – комментарий КГА
Выступление Президента Токаева на Общих дебатах 77-й сессии Генассамблеи ООН
Планы по строительству нового газоперерабатывающего завода обсудил Премьер с руководством "Eni"
Bank RBK поддержал насыщение рынка доступными лекарствами
Пока с имени Ахмета Байтурсынова не сняли гриф особой секретности, о нем было мало известно даже в профессиональной среде
Продолжить традицию китайско-казахстанских отношений и открывать новые возможности
Зачем самолет ВВС США прилетал в Нур-Султан, пояснили в МИД РК
В сузакской степи археологи нашли древний храм, аналогов которому нет в Казахстане
Барлыбек Сырттанов – автор первой казахской Конституции
Где смотреть прямую трансляцию Послания Президента народу Казахстана
Новая инициатива Президента Токаева: Нацфонд – детям
Токаев выступает с Посланием народу Казахстана – онлайн-трансляция
Где и во сколько смотреть трансляцию поединка Головкин – "Канело"
Торговля людьми: более 20 преступлений выявили полицейские Казахстана
Указ Президента Республики Казахстан
Как получить компенсацию по тенговым депозитам – утверждены правила
Ситуация по коронавирусу в Казахстане на 14 сентября
В Костанайской области огнем уничтожено и повреждено более 100 жилых домов
Объявлены новшества ЕНТ-2023
Меняемся вместе с Конституцией
Когда столица Казахстана вновь станет Астаной
МВД обратилось к казахстанцам с предупреждением
Реформатор с большой буквы
Почти на 10 млрд тенге снизили тарифы на комуслуги в 12 регионах
Мусин заехал по "старой доброй привычке" без предупреждения в ЦОН и рассказал, что его там ждало

Читайте также

Статьи
В ускоренном режиме
Статьи
Казахстану не удалось хлопнуть дверью
Статьи
Добро пожаловать, легенда!
Статьи
Олимпийские стипендии

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]