Жандарбек МАЛИБЕКОВ: Архитектор призван служить стране

1177
Беседовал Евгений СМИРНОВ
– Жандарбек Малибекович, с 1 января 2016 года Комитетом по стандартизации и метрологии введен стандарт Государственного герба страны. Есть ли какие-либо изменения в одном из главных символов страны?

– Нет, изменений не произошло, не поменялись и элементы. Но до настоящего времени не было стандарта Государственного герба. Во-первых, ранее «безымянные» его детали получили официальное название: «шаңырак», «уық», «желбау», «кереге», «басқұр», «жота» и так далее. Во-вторых, новый герб исполнен на основе новейших цифровых и информационно-компьютерных технологий и обрел свои точные и строго заданные параметры и соотношения каждой детали. В-третьих, таким же образом нами было найдено точное цветовое решение, чтобы в перспективе не допустить в этом плане хаотичности и разнобоя.

– Как долго шла работа над стандартом?

– Это был кропотливый и долговременный процесс, длившийся целых 7 лет. Мне помогли мои младшие по возрасту талантливые коллеги и высококлассные специа­листы – Михаил Скачков и Валентин Олейник, представляющие известную отечественную фирму «Мекен.KZ».

– В Государственном гербе переплелась многотысячелетняя история и культура Страны Великой степи...

– Совершенно верно. Государственный герб, как никакой другой символ страны, точно и красиво передает традиции нашей государcтвенности, немеркнущую в веках национальную идею «Мәңгілік Ел», идею толерантности и межнационального согласия, гостеприимства и сострадательности, богатейшую духовную и материальную культуру.

К примеру, шанырак означает наш общий дом – Республику Казахстан, где переплелись судьбы представителей более ста народов. Юрта как основной элемент герба также представляет и олицетворяет собой древнейшее жилище наших предков, где обрели приют огромное количество людей в самые трудные и трагические дни массовых ссылок, политических репрессий.

Отходящие от шанырака уыки как раз и создают образ представителей различных народов, работающих сегодня во благо процветания нашей общей Родины, поддерживающих мир и согласие в стране. А звезда, расположенная на самом верху герба, подчеркивает нашу особую миссию и путь на этой земле.

В гербе есть элементы из далекой эпохи: узоры муйыз, древность которых подтверждается археологическими раскопками, говорят о преемственности знаменитого сакского звериного стиля. С этим элементом связано наше богатство и благополучие. Ведь не случайно один из выдающихся евразийцев Петр Савицкий ставил сакское искусство выше греческого и римского: «Более совершенных и более современных (сверхсовременных) вещей вообще нет в искусстве нашей планеты, кочевнический «звериный стиль» стоит выше всей греко-римской культуры!»

Мне, работавшему над гербом в далеком 1992 году, представлявшему его нашему Президенту Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, пришлось близко ознакомиться с научной литературой о саках и их бесценных творениях. И они нашли отражение в гербе.

– Жандарбек Малибекович, казахстанцы мало знают о вашей жизни, творческом пути. Расскажите, пожалуйста, о себе.

– Я родился в 1942 году на территории Жанакорганского района Кызылординской области в семье железнодорожника Андабаева Малибека. Отец в молодые годы строил Турксиб и свою жизнь навсегда связал с железной дорогой, хорошо проявив себя путейцем. Был награж­ден орденом Трудового Красного Знамени. Мать я потерял, когда мне было всего четыре года, и до сих пор помню ее красивый образ. Братья также умерли в детстве.

Мы выжили благодаря тому, что обслуживались в небольшой железнодорожной больнице, своевременно получали прививки. Я благодарен отцу за то, что, несмотря на советы и уговоры некоторых родственников и коллег, он не отдал нас в детский дом. Воспитывал сам. Жили мы небогато. Примерно два года я один ходил пешком почти 8 километров, добираясь до школы, а когда открыли там интернат, ситуация несколько улучшилась.

Запомнились слова отца перед кончиной: «Сын мой, когда я уйду в мир иной, будет тебе трудно, так что крепись». Последующие события подтвердили его правоту. В 1959 году я окончил школу и решил поехать на учебу в Ташкент. В газете «Пионерская правда» вычитал, что там есть Художественное училище имени Бенькова, где предоставляются общежитие, питание и стипендия. И я, любивший рисовать и чертить, решил тайно ехать в другую республику: переживал, а вдруг не поступлю и перед земляками и родственниками будет очень стыдно... Но не оказалось денег на дорогу. И тогда нанялся на временную работу к одной состоятельной женщине «на подряд»: обязался изготовить 10 тысяч саманных кирпичей по рублю за штуку. И с первой своей непростой задачей успешно справился. Купил себе костюм, выехал в Ташкент.

К великому сожалению, набор в училище уже закончился. Возвращаться в аул я уже не мог, не позволяло честолюбие. И здесь один из моих старших земляков настоятельно порекомендовал мне Ташкентский политехнический институт, который в то время назывался СазПИ (Среднеазиатский политехнический институт). Успешно сдав экзамены, поступил в единственную группу архитекторов, где обучение велось на русском языке. И здесь начались серьезные трудности: я практически не знал русского языка, приходилось зубрить. Вскоре у меня закончились денежные запасы. Тогда пошел на базар и стал работать грузчиком, зарабатывая на хлеб насущный...

– Чем отличалась учеба в те времена?

– В тот год, когда мы поступили, вышло «хрущевское» положение, согласно которому студенты дневных отделений, обучавшиеся на строительных специальностях, должны были днем работать, а вечерами учиться. С одной стороны, это очень правильное решение: человек получает нужную трудовую закалку, весьма необходимую для теоретического обучения. Я оказался в бригаде греческих строителей, бывших партизан, которые были высланы в Центральную Азию. Великолепные строители, зодчие, прекрасно знавшие греческую архитектуру, тонкости своей профессии. С тех пор, видимо, я и полюбил греческую историю и культуру, архитектуру и искусство.

Бригадиром у нас был бывший полковник Сумилиди – очень ответственный и строгий и в то же время добрый и человечный. Вспоминаю курьезный случай: однажды я от сис­тематического недоедания, потеряв сознание, свалился со строительных лесов. А до этого в течение месяца «питался» одним чаем. Ребята-греки, узнав мою историю, скинулись, дали денег на первое время. Жизнь постепенно наладилась.

К третьему курсу я уже имел 5-й строительный разряд! Подтянул учебу. Был фотокорреспондентом институтской газеты «За индуст­риальные кадры». Наша группа была интернациональной, меня избрали старостой. Многие из моих однокурсников стали известными людьми.

– Каковы ваши достижения на архитектурном поприще?


– У нас были хорошие учителя – как местные, дореволюционные, так и те, которые попали в Центральную Азию в годы политических репрессий. За градостроительную концепцию «Алтын тапкан» я уже на 3-м курсе занял I место в Узбекистане и I место на международном конкурсе, который проходил на Кубе.

Вскоре после окончания вуза на меня пришел запрос из Госстроя КазССР. Но еще на 4-м курсе я устроился на работу в «Узгосстрой», который отказал моим землякам из Казахстана: надо было в этой респуб­лике отработать 3 года. А дальше – завертелось и закрутилось. Я проработал 40(!) лет на одном месте, где численность коллектива доходила до 1 500 человек. Курировал градостроительство в Самарканде, Ангрене, Чирчике, Алмалыке, Ахангаране, Фергане и Ташкентской области.

По моим проектам было построено более ста объектов: жилые комплексы, общежития, торговые центры, аэровокзалы. К примеру, одними из первых мы построили в Самарканде высотное здание, которое способно выдержать 9-балльное землетрясение. Здесь же по моему проекту построен красивейший Музыкально-драматический театр. Подготовленные нами градостроительные концепции Коканда, Ферганы, Самарканда, Нукуса, Ангрена занимали в республике стабильно первые места. За свою работу получил звание «Заслуженный архитектор Узбекистана».

– И тут Казахстан объявляет конкурс на лучший проект Государственного герба, и вы становитесь его участником...

– В конце 1991 года я серьезно занимался подготовкой материалов к международному конкурсу по разработке цитадели Эмира Тимура в Самарканде. И в это время кто-то передал мне номер газеты «Лениншил жас», где были размещены условия конкурса. Месяц раздумывал над идеей герба, присматривался к существующим. Перечитал и пересмотрел масштабные исторические, археологические исследования, Кемаля Акишева в том числе. «Двигателем» работы был, конечно же, патриотизм, огромное желание принести пользу своей исторической родине, где родился и где прошли школьные годы.

Через искания, раздумья, методом проб и ошибок пришел к выводу: герб должен отражать многотысячелетнюю историю и культуру казахского народа и его далеких предков – саков, гуннов, тюрков, кыпчаков. В мыслях прокручивал привычные слова-пожелания, которые мы в обы­денной жизни часто произносим:
«Шаңырағың биік болсын, керегең кең болсын, босагаң берік болсын». Ведь они – неотъемлемая часть мировоззрения степняков, к тому же связаны с семейным очагом в юрте. А юрта в данном случае – символ возрождения, символ стойкости, победы, стремления ввысь. И символ казахской государственности.

По своей функциональности, монументальности и архитектонике юрта – уникальное изобретение человечества, используемое до сих пор. Более того, существует созвучие красивых слов «от-ошак-отан». От семейного очага к любви к своей родине – прямая дорога.

Естественно, по моим размышлениям, элементы юрты должны были войти в будущий герб априори: шанырак, уык, кереге, босага, бас­кур, кульдуреуш, тоган и так далее. Каждый из них что-то означает. К примеру, уыки – это представители полиэтнического Казахстана, которые также участвовали в создании нового государства. Подумал и о том, что непременно должна присутствовать пятиконечная звезда как символ путеводной счастливой дороги нашего народа. Ведь казахи, высказывая благие пожелания, давая бата молодежи, часто говорят: «Жұлдызың жансын!» («Пусть загорится твоя звезда!») А наши предки при дальних
перекочевках всегда ориентировались по звездам.

И должен был появиться самый распространенный орнаментальный мотив – узор «қошқар мұйіз». С овцой у казахов всегда ассоции­ровались богатство, достаток и благополучие. Чем больше мелкого скота, тем больше у степняка возможностей для лучшей жизни. Еще одним важным элементом герба стала идея возрождения «жылқы киік». Образ крылатых коней с роговыми ответвлениями также очень символичен.

В перерывах между основной работой в Ташкенте я сумел изготовить макет будущего герба в соответствии с положением конкурса и в конце апреля 1992 года за № 173 сдал свой проект в канцелярию Верховного Совета Республики Казахстан. Затем приезжал из Ташкента в Алматы для участия в работе комиссии.
Позднее узнал, что проектов было подано на конкурс порядка трехсот. Да и как иначе? Ведь решалась судьба будущих государственных символов страны.

Работой комиссии руководил Глава государства Нурсултан Абишевич Назарбаев. В Ташкенте был изготовлен и перевезен в Алматы оригинал герба, пришлось нанимать КамАЗ, потому что в вагон, самолет или в легковую автомашину трудно было вместить почти двухметровый в диаметре герб.

– Вы помните, как проходило само обсуждение?

– Конечно. Первым, практически без серьезной дискуссии, был принят Гимн независимого Казахстана. Затем после жаркого спора утвердили флаг. Примерно после пяти часов вниманию комиссии представили 10 из 293 гербов. Всеобщее внимание приковал герб, над которым работал я. И тогда я понял, что смог оправдать ожидания не только членов комиссии, но и миллионов моих соотечественников!

По просьбе комиссии установил на экране два варианта герба: первый – без роговых ответвлений «қошқар мұйіз» и звезды, а второй – с ними. Членов комиссии и депутатов «пугали» рога и звезда: в первом элементе некоторые усматривали излишнюю архаичность, а в случае со звездой – связь с ушедшим в небытие СССР и религией.

Нурсултан Абишевич, внимательно следивший за ходом жаркой дискуссии, выразил то, что я смог выразить в гербе, но никогда бы не смог выразить словами. Он твердо заявил, что звезда никак не связана с советской звездой, ведь мы ищем свою путеводную и неповторимую, и у независимого государства есть свой путь развития, и что не следует связывать символ звезды с религией. После таких слов сомнений в моей победе не было. Хочу еще раз особо подчеркнуть, что Президент сыграл самую решающую роль в выборе окончательного варианта Государственного герба.

– А как изготавливался эталонный экземпляр герба?

– Позднее поступило задание изготовить эталонный образец из бронзы в Алматы. В Верховном Совете мне в помощь порекомендовали одного из талантливейших художников страны – Владимира Иванова, который помог решить кое-какие технические детали. Работа длилась три месяца. И когда эталон герба был уже готов, Владимир Кириллович воскликнул: «Я за всю свою жизнь не видел такого красивого герба, самого настоящего шедевра архитектурного искусства!» И эти слова навсегда остались в моей памяти.

– С тех пор вновь обрели родину...

– За 40 лет я создал достаточно для «архитектурного ренессанса» Узбекистана, который дал мне качественное образование, помог состояться как специалисту-профессионалу. Но у меня был еще сыновний неоплаченный долг перед своей Родиной. Я хотел как можно больше сделать для любимого Казахстана. Через несколько лет переехал в республику, сегодня живу в благословенной Астане, главным архитектором которой является наш Президент.

Здесь я спроектировал более 15 крупных объектов. Участвовал в разработке ТЭО (технико-экономическое обоснование) Института нейрохирургии, в формировании эскизного проекта мечети «Нұр Астана», в конкурсе на проектирование Театра оперы и балета, предложил свой вариант ЭКСПО-2017, в нем есть здание в 550 метров в честь 550-летия Казахского ханства.

– В то же время вы не забывали и об Узбекистане...

– Да, я выполнил свое давнее обещание изготовить эскизный проект мавзолея знаменитого Толе-би. Раньше узбеки его называли Карлыгаш-би. А мы «застолбили» немеркнущее в столетиях имя знаменитого бия и бывшего правителя Ташкента – казаха Толе-би, являющегося святыней не только для казахов и узбеков, но и для всего тюркоязычного мира.

– Жандарбек Малибекович, как сложилась ваша дальнейшая жизнь в Астане?

– Работаю в Евразийском национальном университете имени Л. Гумилева, которому в нынешнем году исполнилось 20 лет. Руковожу экспериментальной группой студентов, прививая дух этноархитектуры, идею верного служения своей стране и народу, развития именно казахской этнической архитектуры на основе изучения национальной истории, археологии, мифов, легенд и преданий. Задействован в разработке уникальной градостроительной концепции, призванной укрепить мир и межэтническое согласие в Казахстане. Особенно это важно в год празднования 25-летия Независимости страны.

Вместе с ведущими лекторами университета – ректором вуза Ерланом Сыдыковым, Гадильбеком Шалахметовым, Каржаубаем Сарт­кожаулы, Койшигарой Салгара­улы, Булатом Кумековым, Сериком Негимовым, Диханом Камзабекулы, Зиябеком Кабульдиновым и другими – выезжаем в регионы страны с лекциями, встречаемся с молодежью. Такая инициатива, выдвинутая Ерланом Батташевичем, очень важна.

Я уверен: мы, архитекторы, как военные, призваны служить стране. С той лишь разницей, что они стоят на страже государственных границ и порядка, охраняют наш мир, а мы созидаем этот мир, делаем миропорядок красивым, зрелищным, комфортным.

Пользуясь случаем, хочу поздравить всех казахстанцев с праздником – Днем государственных символов – и пожелать нашей стране и нашему народу счастья и процветания.

Популярное

Все
УЕФА выбрал лучших футболистов Евро - 2024
Возвращение к истокам: как отметили праздник Сабантуй в Астане
Ермек Маржикпаев: Будет нелегко, но мы настроены на результат
Спасти уникальную породу лошадей вызвались специалисты конезавода «Кобыланды»
Ержан Нурлыбаев назначен вице-министром здравоохранения РК
В Уральске запустят линию по выпуску эмалированного провода
Гиззат Байтурсынов возглавил Комитет искусственного интеллекта в Минцифры
Врачи рассказали о состоянии раненой ножом беременной в Актау
Под вечер начинается смрад
Аскар Жамбакин освобожден от должности вице-министра цифрового развития
Наша сборная завоевала четыре «бронзы» на IBO 2024
Свыше 200 коррупционных преступлений выявлено в акиматах за полгода
Скляр обсудил развитие ж/д отрасли с гендиректором Wabtec
Сель в Кыргызстане: 6 человек погибли в Ошской области
Борьба с саранчой: в двух регионах не удается завершить химобработку
Первый в мире паром на водородном топливе запускают в Сан-Франциско
Минцифры  без «белых пятен»
Антикор объявил Дауренбека Кожабаева в розыск за вознаграждение
Новый университет водного хозяйства и ирригации открывают в Таразе
Шакира выступила в перерыве финала Кубка Америки
Шымкентский водоканал, признанный лучшим в стране и СНГ, может стать полностью частным
Токаев переговорил по телефону с Путиным
Из почти 40 фонтанов в Атырау работает только один
Судебное реформирование: реалии и перспективы
Строительные рынки переезжают за город
Девушка задушила ребенка и выпрыгнула из колеса обозрения в Алматы
WhatsApp-бот против мошенников действует в Астане
Эпос «Едиге» и топоним «Кушмурун»: неизвестное об известном
В Караганде из мусора делают антивандальные люки для колодцев
Аlma mater казахстанской спецслужбы отмечает 50-летие
Три человека погибли в воинской части в Арысе
Члены самой богатой семьи Великобритании осуждены за эксплуатацию прислуги
Информацию о похищении судьи в Астане подтвердила полиция
Заплатить за «уборку» после паводка отказался отдел ЖКХ Петропавловска
12 млн тенге присвоила из бюджета директор детсада в Таразе
На востоке республики вдвое увеличен объем ремонта дорог
Казахстан инициирует закон о семейно-бытовом насилии в рамках МПА СНГ
Сколько выпускников набрало пороговый балл на ЕНТ
Гости из Поднебесной ознакомились с туристическим потенциалом края
Неделя добра продолжается в регионах

Читайте также

Ушла из жизни Омарова Кулян Омаровна
«Караван единства» отправился из Жамбылской области
Мир художника Жанибека Есенгулова полон добра
Вечерние концерты с участием талантливых горожан проходят в…

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]