Почти в четыре раза сократилось число семеноводческих хозяйств в хлопководстве, и это поставило отрасль в зависимость от импорта

5371
Любовь Доброта, Туркестанская область

Проблемы в семеноводстве стали сдерживающим фактором развития высокодоходной отрасли сельского хозяйства. Так коротко, но емко кандидат сельскохозяйственных наук, заведующий отделом селекции и семеноводства хлопчатника ТОО «Мактааральская сельскохозяйственная опытная станция хлопководства и бахчеводства» Сабир Махмаджанов определяет положение дел в хлопководстве. И добавляет: с каждым годом ситуация только усугубляется.

фото автора

Да и как может быть иначе, если в 2014 году в регионе насчитывалось 22 семеноводческих хозяйства, в 2018-м их чис­ло сократилось до десяти, а сейчас осталось только шесть. Естест­венно, площадь, отведенная под выращивание посадочного материала, тоже сократилась. Как результат с каждым годом все чаще земледельцы в разгар посевной сталкиваются с дефицитом качественных семян.

Решать проблему приходится в одиночку либо скооперировавшись с соседями по полю: кто-то в спешном порядке ввозит нерайо­нированные сорта из Турции или Китая, другие закупают в соседней стране или вовсе сеют чем придется.

К такому состоянию популярная на юге отрасль шла не одно десятилетие. Спусковым крючком послужили распад колхозов и совхозов, приватизация земель, включая те, на которых выращивали семена.

Все это происходило на глазах молодого специалиста, прибывшего после окончания Мос­ковской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева в начале 90-х годов на работу в совхоз «Пахтаарал».

– Первый год я работал в отделении «Ильич», вскоре переименованном в «Атакент», бригадиром по хлопку, а уже на второй год меня назначили агрономом, – вспоминает Сабир Махмаджанов. – В то время в отделении совхоза семеноводческие посевы занимали 100 гектаров земли. Был свой цех по переработке семян. Общий семенной посев сдавался на завод. Непременно делалась пометка красной линией, чтобы не произошло смешение с техническими сортами. Практичес­ки в каждом хлопководческом хозяйстве было поле площадью 50–60 га, на котором готовили элиту или семена первой репродукции. Если бы государство в то время подумало о последствиях раздачи семеноводческих земель, то, может быть, и не случилось бы того, что имеем сегодня.

Структурные изменения, вызванные переходом на рыночные отношения, коснулись не только колхозов-совхозов, но и хлопкоочистительных заводов и заготовительных пунктов, перешедших в частные руки. Элитно-семеноводческие хозяйства не имеют своих семеноводческих хлопкозаводов или хлопкоочистительных цехов и вынуждены перерабатывать элитный семенной хлопок-сырец на частных крупных хлопкоочистительных заводах, где объективно невозможно избежать механического засорения и смешивания с другими сортами. Да и нет на предприятиях специалистов, которые контро­лировали бы этот процесс, как нет и специальных лабораторий, семенных станций. А значит, нет возможности контролировать и проводить апробацию посадочного материала.

Тем самым нарушилась система контроля по размещению районированных, новых сортов хлопчатника, по заготовке, хранению и переработке семенного хлопка-сырца. С тех пор отрасль осталась без четкой и целенаправленной программы развития семеноводства, в частности, производства семенных репродукций R1, R2. Производством же семян элиты, первой и второй репродукции с последующей продажей производителям хлопка должны заниматься элитные и семеноводческие хозяйства, которые проходят аттестацию в уполномоченном государственном органе – областном управлении сельского хозяйства.

С миру – по семечку

– Минувшей весной, во время посевной, хлопкоробы использовали примерно 1 000–1 200 тонн семян отечественных сортов при общей потребности, превышаю­щей три тысячи тонн, – дает расклад Сабир Махмаджанов. – Многие покупают узбекские сорта. Около 30% площадей засеваются китайскими и турецкими семенами. Примерно 20% земледельцев и вовсе покупают сортосмесь.

Да, семена всегда можно найти. Вопрос – в их цене, степени чистоты сорта и уровне всхожести. От их качества напрямую зависит урожай. Некоторые земледельцы, не ведая о том, покупают импортные семена, а они могут оказаться позднеспелыми, и урожай не успеет созреть до наступления холодов.

– Хорошо помню, как в 2006 году в КХ «Кеттебай» засеяли 100 гектаров китайскими семенами. Сорт оказался позднеспелым, и урожай не созрел ко времени сбора, – продолжает Сабир Махмаджанов. – Страда до середины декабря затянулась. Хорошо, зима в тот год была мягкой. После этого они импортными семенами не сеют. Извлекли урок. И таких очень много.

На слуху у хлопкоробов еще одна история, связанная с ввозом в Мактааральский район из КНР 20 тонн семян сорта Xin Lu Zhong, который на поверку оказался генетически модифицированным. Посев же подобных культур у нас в республике законодательно запрещен. Так что ситуация с ввозимыми семенами неоднозначна и требует тщательного контроля.

Четко прослеживаемую тенденцию на сокращение производства семян отечественных сортов Сабир Партович называет опасной. Угроза состоит в том, что, покупая привозной посадочный материал, Казахстан может потерять отечественные наработки, а заодно и свою независимость в обеспечении семенами.

– В какой-то момент случится так, что государство вовсе перестанет оказывать внимание отечественному семеноводству, сославшись на то, что посадочный материал можно купить за рубежом, – строит предположения Сабир Махмаджанов. – Это не выход. В мире есть примеры, когда страны потеряли свою семенную независимость и теперь покупают семена задорого. Первый год все дешево продают, а потом – все дороже и дороже. Когда мне говорили, что импортные семена стоят полтора-два доллара, я не верил, что такое в принципе возможно. Но постепенно цены подняли, и теперь те же китайские семена стоят порядка 2,5 тысячи тенге. Это больше пяти долларов! Очень дорого, если учесть, что мы продаем по 400–600 тенге за килограмм. Ну не лучше ли свои семена производить?

До 2000 года в Казахстане не было отечественного сорта хлопчатника, земледельцы были зависимы от соседних республик. Сегодня они есть, и вопрос лишь в том, чтобы их «размножить» в достаточном количестве.

Казахстанским ученым удалось вывести новые конкурентные отечественные сорта, среди которых особой популярностью пользуются отличающиеся скороспелостью, высокой урожайностью и отличным качеством волокна сорта серии «Мактаарал» – М-4005, М-4011 и М-4017. Было время, когда ими засевали до 85% всех хлопковых полей.

Казахстанские отечественные сорта также хорошо приспособлены для текстильной промышленности: при очистке хлопковых долек кожура с семян не снимается вместе с волокном. И выход волокна колеблется от 38 до 40 процентов.

Однако небольшие объемы производства хлопковолокна не позволяют выходить на рынок сбыта под отечественной маркой. Чтобы это осуществить, необходимо создать устойчивую систему семеноводства, которая, в свою очередь, станет залогом высоких урожаев и обеспечит необходимый уровень рентабельности отрасли.

Общая потребность семян хлопчатника на основной посев площадью 110 тыс. га, а такой объем признан эффективным, при средней норме высева 27,7 килограмма на один гектар составляет около 3 тыс. тонн.

Расчеты показывают, что для выращивания такого количества посадочного материала надо иметь порядка 30 семеноводческих хозяйств со средней площадью в 150 га. По научно обоснованной системе площадь семенных хозяйств в области должна быть не менее 4 700 гектаров. На практике же она с трудом достигает отметки в 1,5 тыс. га.

В общей сложности 1 090 га земель под семеноводческие посевы отведено в Мактааральском и Жетысайском районах. И плюс 500–600 га занимает элитное семеноводческое хозяйство «Туран» близ Туркестана.

Между тем в Узбекистане под хлопчатник ежегодно отводят 1 млн 200 тыс. га, то есть в 10 раз больше, чем у нас. И они полностью себя обеспечивают семенами. Так почему же мы не можем?

– Потому что государственного контроля нет, – высказывает мнение Сабир Махмаджанов. – А потом пытаются сделать виновными семенные хозяйства! Или упрекают в недостатке семян нашу опытную станцию. Но у нас площади земли маленькие, мы не можем производить такой объем посадочного материала. В этом году к нам перешел филиал «Шардара». Он находился некоторое время в составе Юго-Западного НИИ животноводства и растениеводства, на территории которого весной 150 га засеяли семенным хлопчатником. Планируем довести постепенно его посевную площадь до 300–400 га. Но там всего 700 га земель, и необходимо соблюдать севооборот.

Впрочем, даже такое расширение семенного поля ТОО «Мактааральская сельскохозяйственная опытная станция хлопководства и бахчеводства» не решит проблему. И все же ученые полагают: найти необходимые гектары земли можно. Для этого надо заинтересовать крестьянские и фермерские хозяйства, имеющие в собственности 500–600 га земли и специализирующиеся на возделывании хлопчатника. В принципе, они могли бы заняться и семеноводством.

Но для этого им следует создать специальный штат, включающий агрономов-селекционеров, которых повсеместно не хватает, да и ни один вуз страны их не готовит. Потребуется также определенный уход за посевами, очистка, отдельный сбор урожая. Все это сопряжено с дополнительными расходами, которые не возьмет на себя ни одно хозяйство, если не будет стимула со стороны государства.

Не мотивирующие субсидии

Чтобы хозяйства пошли на дополнительные расходы, необходимо субсидировать реализацию семян, выплачивая семенным хозяйствам половину стоимости посевного материала. Сегодня эта сумма составляет 200 тенге за килограмм.

Тогда дело сдвинется с «мертвой» точки. Таково единодушное мнение всех, с кем пришлось поговорить при подготовке материала.

На самом же деле почти 10 последних лет субсидирования производства оригинальных элитных и семян первой репродукции нет. Дотацию выплачивают покупателю. И неважно, какие семена и где он их приобретает. Ситуацию, когда субсидии получает покупатель семян, а не производитель, мои собеседники считают ненормальной.

– При таком подходе не стоит удивляться, что объем производства отечественных семян пошел на убыль и продолжает уменьшаться, – утверждает Сабир Махмаджанов. – А ведь раньше особой потребности в импортных семенах не было, обходились для сева отечественными. Все изменилось после того, как государство поменяло свое мнение по отношению к семеноводческим хозяйствам, решив субсидировать покупку семян фермерскими и крестьянскими хозяйствами, а не поддерживать тех, кто производит посадочный материал.

Руководитель производственного кооператива «Али» Али Исабеков говорит, что в Казахстане уделяют достаточное внимание зерновым культурам, но абсолютно не обращают внимания на семенное хлопководство.

– Если что-то случится, если не будет возможности ввозить семена хлопчатника из Узбекистана и других стран, то хлопковая отрасль сильно пострадает, – высказывает мнение Али Исабеков. – Это стратегический вопрос. Семеноводческим хозяйствам необходимо выделять кредиты под низкий процент – от 500 тысяч тенге на три – пять лет, чтобы они смогли закупить необходимое оборудование, подготовить специалистов и крепко встать на ноги. Нам нужны высококвалифицированные агрономы, селекционеры, семеноводы, технологи. И современное оборудование, ведь во многих хозяйствах до сих пор оно с советских времен.

Руководитель отдела сельского хозяйства Мактааральского района Баязит Алимкулов ратует за то, чтобы культивировать 2-3наиболее высокопродуктивных сорта, учитывая, что возделывают хлопчатник земледельцы всего 5-6районов области. Только так можно избежать пересортицы, а значит, рассчитывать на высокие урожаи и качественное волокно. Сейчас же, когда «посеяно сорок разных сортов, смешаны семена хлопка», не стоит рассчитывать на результат. Ни к чему хорошему это точно не приведет.

Руководитель лаборатории ТОО «КазАгроЭкс» Батыр Смайлов предлагает отменить само понятие «реализатор семян». Вместо него в каждом хлопкосеющем районе нужно вновь ввести статус семеноводческого инспектора или инспектора семеновода-агронома, а любые семена хлопчатника с неизвестными качествами вообще запретить ввозить в Казахстан.

Свое решение семенного вопроса есть и у Сабира Махмаджанова. Он предлагает налаживать сотрудничество с иностранными инвесторами, ведь однозначно за рубежом семеноводство намного более развито. Неоднократно проверено: если на 25-килограммовой упаковке импортных семян написано 100% всхожести, то прорастет каждое зернышко.

– Мы могли бы какой-то иностранной компании дать семена отечественных сортов – оригинал или элиту – и уже они на своих землях производили бы их в количестве, достаточном нам для сева, – предлагает Сабир Махмаджанов. – Потом привозили бы и продавали, получая субсидии в 50% от стоимости, а наши хлопкоробы засевали бы поля высокопродуктивными семенами. Конечно, идеальный вариант, если бы такая компания работала у нас в стране. Может, есть смысл заключить какой-то контракт лет на 10, по истечении которых инвестор оставит нам оборудование и технологию. На кону ведь стоит государственная безопасность. Промедление может привести к полной потере отрасли.

Ученый как-то даже обсуждал такой вариант сотрудничества с представителями одной узбекской компании, продающей казахстанским хлопкоробам свои семена. На предложение размножить в Узбекистане казахстанские сорта и затем продать семена нашим хлопкоробам, последовал категоричный ответ.

Зарубежные же сорта хлопчатника для нас не очень подходят. И это доказано опытным путем. Специалисты опытной станции ежегодно проводят апробацию посевов хлопчатника семенами сортов, завезенных из-за границы, сравнивая их с отечественными. Делают это с участием фермеров, предпочитающих зарубежные сорта, а также при участии селекционеров, научных сотрудников и с согласия руководителей сельских акиматов.

Так вот: результаты апробации посевов показали, что при раскрытии 75-76% коробочек отечественных сортов хлопчатника турецкие сорта в шести хозяйствах вообще не успели раскрыться. В трех КХ раскрылись от пяти до 30%, в двух – на 44 и 46%. При взвешивании средний вес одной коробочки, то есть биологический урожай, оказался на 18–23% ниже отечественных сортов. Вот и сравнивайте.

 

Популярное

Все
Новый этап развития системы здравоохранения страны
Тысячи деревьев высадили в Мангистауской области
В Улытау обсудили планы по строительству АЭС
В Астане прошел закрытый показ фильма «Жамбыл. Жаңа дәуір»
Проблемы в организации питания в школах и детсадах связаны с частой сменяемостью поставщиков
Мусор можно просто не покупать
Почти 300 человек приняли участие в восстановлении Парка культуры и отдыха после паводка
За плечами талантливого хирурга Орала Оспанова десятки тысяч успешных операций
Больница начинается с приемного покоя
Глава государства обозначил серьезные вопросы в сфере туризма
Все начинается с сервиса. Качественный продукт должен иметь приемлемую стоимость, а пока все наоборот
Чем лучше учишься, тем лучше рабочее место
Ушел из жизни Мурат Ауэзов
Казахстан сохранит телефонный код +7
Лидер Казахстана скорбит в связи с кончиной Мурата Ауэзова
Евро-2024: Германия разгромила Шотландию
Борьба с саранчой: обработано более 1,1 млн га площадей
В Конаеве открылся летний лагерь для особенных детей
Уникальный музей боевой техники открылся в Конаеве
Здесь трудятся «правильные» пчелы
Акцию с воодушевлением поддержали жители Жамбылской области
В Актюбинской области отремонтируют 866 км автодорог
На премьер-министра Дании напали в Копенгагене
Германия ввела контроль на границе на время чемпионата Европы по футболу
Интерес инвесторов к разведке металлов растет
В Петропавловске мать с тремя детьми получила ключи от нового дома
Онкологические организации получили свыше 30 млрд тенге необоснованной прибыли – Минздрав
Roland Garros: Швёнтек – самая молодая четырехкратная чемпионка турнира
Читать книги, учить стихи, ходить в кино…
Укреплять инклюзивность на госслужбе
Roland Garros: Зверев сыграет с Алькарасом в финале
В Астане обсудили продвижение госязыка как средства межэтнического общения
Как Казахстан развивает молочное производство
Спецтехнику для уборки улиц на 3 млрд тенге приобрели в Актобе
ИТРовцев признали виновными в гибели шахтеров
Участок проспекта Момышулы частично закроют в связи с ремонтом в Астане
Министр культуры и информации встретилась участниками Молодежного театрального форума
Где же она, последняя инстанция?
Паводки: новый микрорайон вырос в СКО
Автомобильные пункты пропуска на границе с КНР будут закрыты 10 июня
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Консолидация и развитие
Международный день музеев отмечается в Казахстане
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
У Ватикана есть процедура для проверки сообщений о сверхъестественном
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Олжасу Сулейменову – 88 лет!
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Учащиеся лицея № 5 имени Панфилова стали членами Международного Панфиловского движения
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии

Читайте также

Чем лучше учишься, тем лучше рабочее место
Все начинается с сервиса. Качественный продукт должен иметь…
Глава государства обозначил серьезные вопросы в сфере туриз…
Новый этап развития системы здравоохранения страны

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]