Репрессии 1937 года коснулись и рядовых граждан

1156
Евгения Чиликова, главный эксперт Архива Президента РК, Елена Грибанова, кандидат исторических наук, член Правления КИПО «Адилет»
Более 30 лет назад сотрудники Архива Президента РК совместно с партнерами, среди которых ведущее место принадлежит казахстанскому историко-просветительному обществу «Адилет», приступили к работе по восстановлению судеб людей, чьи жизни унесли энкавэдэшные пули.

Как это ни абсурдно звучит, но на выявление «врагов народа» и их расстрелы составлялся план, который надо было выполнить любой ценой!
В 1908 году 19-летний Петруша Якушев, год назад ставший мужем 16-летней Машеньки, искал работу в небольшом городке, именовавшимся тогда Джаркентом. Супруги завершили образование в церковно-приходской школе и подрабатывали пением в церковном хоре: для семейной пары более чем скромный заработок.

У парня был красивый почерк, и он с радостью согласился на должность письмоводителя в полицейском управлении. Время летело быстро и несло глобальные перемены. На смену монарху пришло Временное правительство. В этот период Петра Алексеевича назначили начальником джаркентской тюрьмы, в которой содержались 6 заключенных. Проработал он в этой должности полгода. Знал бы он, чем это ему обернется!

Вскоре власть опять сменилась. Петр Алексеевич и Мария Яковлевна к этому моменту стали родителями Александра, Стахия (умер шестимесячным) и Зои. Вопрос финансового обеспечения семьи для Петра Алексее­вича с повестки дня не сходил ни на секунду! Новой власти требовались специалисты разных профессий и квалификаций. Якушеву приходилось работать на таможне, в налоговой инспекции, освоить бухгалтерию.

Еще не окрепнув, советская власть занялась идеологической чисткой партийно-советского аппарата. В соответствии с государственной марксистской доктриной в нем должны были быть представлены в первую очередь «кухаркины дети». Термин этот принадлежал «вождю мирового пролетариата», одному из основателей партии большевиков и первому руководителю советского государства Владимиру Ленину, в революционной запальчивости утверждавшему, что научить управлять государст­вом можно и представителей самых низших слоев.

Петр Алексеевич не имел пролетарских корней, а о рядовом крестьянском прошлом его родителей те, от кого зависела его судьба, вспомнить, видимо, не захотели. Как неблагонадежный элемент (список таковых был длинным, но те, кто служил в силовых структурах уничтоженной империи, занимали в нем верхние ряды) Петр Алексеевич был арестован соответственно с обыском, конфискацией имущества и последующим выселением.

Зоя Петровна, дочь Петра Алексеевича, вспоминала: «Из Джаркента выселяли человек 20 в голодающую Самару. Мария Яковлевна оставалась с тремя детьми на руках (в 1920-м родилась Руфина). Супруга при расставании держалась стойко, мужественно подбадривала своего кормильца, говоря: «Все это скоро пройдет, и ты вернешься к семье». В последние минуты не выдержала – залилась слезами. Теперь ей пришлось много работать, каждая лишняя копейка откладывалась на поездку к мужу. Петра Алексеевича до Самары не довезли, оставили во Фрунзе (ныне Бишкек) строить Большой канал».

По просьбе сотрудников Архива Президента и членов «Адилета» Зоя Петровна воспоминания написала в 2009 году, когда ей было 86 лет. Возможно, что в некоторых деталях она ошиб­лась. Строительство Большого Чуйского канала началось в 1940 году. Однако с 1925 по 1940 год на развитие орошаемого земледелия в Киргизской ССР было выделено 16 млн рублей. В 1927 году в Чуйской долине было завершено строительство Краснореченского канала. Возможно, Петр Алексеевич был участником этой стройки, где использовался только ручной труд: кирка, лопата. Землю вывозили на тачках, которые толкали сами рабочие.

Вернемся к тексту Зои Петровны: «Спустя время Мария Яковлевна с детьми с очередной партией ссыльных отправилась к мужу. В поселке при строящемся канале им выделили пустой дом. Денег Петр Алексеевич, будучи арестантом, не получал. Семью содержала мама, зарабатывая у крестьян, живших по соседству. Она шила детские платья, вышивала рубахи, доила коров и много другой работы старалась делать. Надо было кормить троих детей и поддерживать мужа. Но настал период, когда в поселке зарабатывать было уже нечем.

Мария Яковлевна с детьми переселилась во Фрунзе и устрои­лась разнорабочей в детский дом, за что ей давали кашу и кипяток. Разместили нас в бывшей конюшне. Спали все четверо в одной большой телеге. Столица республики находилась от канала примерно в 25 километрах. Петр Алексеевич с таким же бедолагой, как и сам, приходил к семье по субботам. В воскресенье возвращался на канал.
Через какое-то время папу и всех ссыльных освободили, и наша семья вернулась в Джаркент».

Поселились в доме отца Марии Яковлевны Якова Тимофеевича Тимофеева, прослужившего в свое время в царской армии рядовым солдатом 12 лет, за что получил право выбора места жительства. Построил глинобитный домик, посадил сад. «Родители были вместе и счастливы, но недолго. В 1926 году к нам вновь пришли с обыском, конфисковать уже было нечего, папу арес­товали. Выслали в Алма-Ату. Работал бухгалтером в одной из заготконтор. Мария Яковлевна отправилась за супругом. Сняла квартиру в две комнаты и начала зарабатывать деньги, благо у нее уже была швейная машинка. Ночью вышивала косынки, утром продавала их и бежала кормить детей и мужа. Находясь рядом с любимым, как могла поддерживала его, хлопотала по возможнос­ти о его освобождении».

Чтобы облегчить жизнь дочери и внуков, отец Марии Яковлевны в 1927 году решился на серьезный для него поступок: продал домик в Джаркенте и переехал в Алма-Ату. На вырученные деньги купили двухкомнатный домик. Петра Алексеевича освободили, Якушевы зажили полной семьей.
«Однако в 1932 году папу по навету вновь арестовали, – писала Зоя Петровна. – На очной ставке «друг» отказался от своих показаний. Отца отпустили. Спустя 5 лет, когда пришли страшные 1937–1938 годы, Петр Алексеевич, будучи совершенно аполитичным человеком, был уверен, что его аресты не коснутся.

Как-то к нам домой заглянул следователь из НКВД и, не застав папу дома, передал через его младшую дочь, чтобы отец зашел в Управление подписать какие-то бумаги. Петр Алексеевич как законопослушный гражданин пошел… и больше не вернулся. Это случилось 30 декабря 1937 года. На другой день дочь решила узнать, что с отцом. Ей сказали, что арестован как участник контрреволюционного заговора и будет судим по соответствующей статье. Позже сообщили, что отец отправлен в ссылку без права переписки. Ответ несколько успокаивал, так как дарил надежду. Мама тосковала о муже и ждала…

Но правду об исчезнувшем отце мы узнали только в 1993 году. Папа был арестован, и 31 декабря 1937 года тройкой приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. 5 января 1938 года расстрелян, как свидетельствует архивная справка, без предъявления обвинений. Возможно, следователь торопился уложиться в норму уничтоженных «врагов народа», вот и нашел бывшего начальника тюрьмы, «неблагонадежного», по мнению власти, человечка».

Реабилитирован Петр Алек­сее­вич Якушев 13 сентяб­ря 1956 года Алма-Атинским областным судом за отсутствием состава преступления.

Мужественно перенеся удары судьбы, Зоя Петровна защитила диссертацию, получила степень кандидата химических наук, работала в КазГУ, вышла замуж за Григория Васильевича Нечитайло, занимавшего ответственные должности в советском аппарате.

Примечательный факт: в био­графии Григория Васильевича, еще до встречи с Зоей Петровной, случилась история, которая мог­ла стоить ему карьеры. Об этом он писал в заявлении в партколлегию при уполномоченном Комиссии партийного контроля по Казахстану. Он «сознавался» в том, что совершил антипартийный поступок: «…сильно изор­ванный портрет И. В. Сталина, затянутый паутиной, страшно засиженный мухами, толстый слой пыли – висит на стене. И если бы я… не снял его, мой поступок был бы антипартийный. Но то, что я не взял его с собой, а бросил в корзину для бумаг, сделано неправильно». В сентябре 1937 года Нечитайло был объявлен строгий выговор, в том числе «за неправильное снятие портрета». О чем скрупулезные кадровики на протяжении нескольких лет отмечали в характеристиках при последующих его назначениях. Впоследствии Григорий Васильевич возглавлял отраслевые министерства, помог однажды академику Канышу Сатпаеву бежать от репрессий из Алма-Аты в Москву и дожил до того времени, когда в документах, заполняемых при устройстве на работу, акцент на репрессированных по политическим мотивам родственниках был не столь значим.
Зоя Петровна прожила долгую жизнь, покинула этот мир в возрасте 97 лет, сохранив память о тяжелом сталинском прошлом.

Популярное

Все
В Индустриальном парке Астаны вырастают новые заводы
Людьми движет желание жить в чистоте
Турнир по верховой езде собрал почти 40 особенных спортсменов
Стартовала декада мероприятий, приуроченных ко Дню Урала
Игры кочевников стали частью международного форума
На Капшагае высадился десант «Жасыл ел»
В Улытау «Super келинка» составила серьезную конкуренцию Fairy
Поплатилась за организацию азартных игр
Главного эколога региона подозревают во взятке
В Алматы вернулись автоматы с газировкой
Зарплаты «мертвым душам»
Любительский челлендж-заплыв состоялся в Бурабае
Отцовские заветы
Шесть казахстанских юниоров выступят на льду в Поднебесной
Проезд в автобусах Алматы подорожает на 20 тенге
Бизнес идет в горы
То путь просел, то искривились рельсы…
Более 300 семей обрели долгожданное жилье
На ферросплавном заводе пострадали рабочие
Глава МВД открыл новое здание отдела полиции
Возвращение к истокам: как отметили праздник Сабантуй в Астане
УЕФА выбрал лучших футболистов Евро - 2024
Спасти уникальную породу лошадей вызвались специалисты конезавода «Кобыланды»
Ермек Маржикпаев: Будет нелегко, но мы настроены на результат
Состоялся технический пуск Шатыркольской горно-обогатительной фабрики
Под вечер начинается смрад
В Уральске запустят линию по выпуску эмалированного провода
«Цифра» на службе у недропользователей
Представлена концепция развития искусственного интеллекта
Растет картофель для столицы
Наша сборная завоевала четыре «бронзы» на IBO 2024
С начала лета с территории заповедника «Бурабай» вывезено 152 тонны мусора
Борьба с саранчой: в двух регионах не удается завершить химобработку
Популярное место отдыха шымкентцев возвращается в государственную собственность
Состоялся областной конкурс школьников «Менің шежірем»
В экологических мероприятиях приняли участие свыше полумиллиона жителей региона
Кто в ответе за чистоту?
Казахстан и Таджикистан готовят подписание Дорожной карты по увеличению товарооборота
Стал уютным заброшенный пляж
Первый в мире паром на водородном топливе запускают в Сан-Франциско
Шымкентский водоканал, признанный лучшим в стране и СНГ, может стать полностью частным
Токаев переговорил по телефону с Путиным
Строительные рынки переезжают за город
Девушка задушила ребенка и выпрыгнула из колеса обозрения в Алматы
Эпос «Едиге» и топоним «Кушмурун»: неизвестное об известном
В Караганде из мусора делают антивандальные люки для колодцев
Аlma mater казахстанской спецслужбы отмечает 50-летие
Три человека погибли в воинской части в Арысе
Информацию о похищении судьи в Астане подтвердила полиция
Заплатить за «уборку» после паводка отказался отдел ЖКХ Петропавловска
12 млн тенге присвоила из бюджета директор детсада в Таразе
На востоке республики вдвое увеличен объем ремонта дорог
Казахстан инициирует закон о семейно-бытовом насилии в рамках МПА СНГ
Сколько выпускников набрало пороговый балл на ЕНТ
Гости из Поднебесной ознакомились с туристическим потенциалом края
Неделя добра продолжается в регионах
У доброго хозяина и озеро икру мечет
Эпос Султана Раева
Не сыпьте соль на сердце
Все, что вы еще не знали об ОСМС

Читайте также

Игры кочевников стали частью международного форума
Турнир по верховой езде собрал почти 40 особенных спортсмен…
Людьми движет желание жить в чистоте
В ЗКО завершают капремонт двух республиканских дорог

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]