Технологии

"Как это работает?" - новую рубрику запускает "Казахстанская правда"

Мы будем подниматься на высоту птичьего полета с промышленными альпинистами, расскажем о необычных, романтичных и, может быть, опасных профессиях, поведаем о том, какими трудами обеспечивается быт и комфорт городов. Например, вы очень удивитесь, что 20 процентов электроэнергии Нур-Султана, оказывается, дают возобновляемые источники энергии.

5 000 км – такова общая протяженность электросетей Нур-Султана, и лишь четверть из них видна глазу…

Остальные 3 800 км – это подземные кабельные линии. По всем этим коммуникациям несет «свет» в жилые кварталы и предприятиям столицы электросетевая компания, имя которой знают все.

Откуда берется энергия? Известно, что есть в городе две ТЭЦ, действующие еще с советских времен. Строится, никак не достроится третья. Покрывают они 60% энергопотребления. Остальные 40 приходят извне. Из них половину (сюрприз!) дают возобновляемые источники электроэнергии: две станции, ветряная и солнечная, реально выдают 150 мегаватт мощности. А это ни много ни мало 20% потребности!

Для справки: в целом по рес­публике ВИЭ обеспечивают около 3% энергопотребления. А у нас две строящиеся станции вскоре вообще закроют вопрос. Есть еще так называемые «монопотребители», которые вовсе не потребители, а производители. Новая мечеть, например, за счет солнечных батарей в летнее время даже продает излишки электроэнергии.

Поступает электричество от сетей напряжением 500 (это от «КЕГОК»), 220 и 110 (от ТЭЦ) киловольт. Зачем так много? Затем, что потери в проводнике (а любой проводник имеет сопротивление) зависят от величины тока, возведенной в квадрат. А ток напрямую зависит от нап­ряжения (закон Ома, если кто помнит). Поэтому большие мощности на большие расстояния передают по высоковольтным линиям (бывает, свыше миллиона вольт). Обслуживают линии электропередачи 220 и 110 киловольт «линейщики». Они же занимаются их капремонтом и реконструкцией. Мужики брутального вида привыкли работать на высоте в любое время года.



В розетке у нас 220, а в ЛЭП в 1 000 раз больше! Как уменьшить? Понижают напряжение и распределяют потоки на подстанциях. Подстанции 220⁄110 кВ подключены к опоя­сывающим город линиям высокого напряжения, далее идет понижение до 20, 10 или 6 киловольт для распределительных сетей. У группы потребителей расположены подстанции, которые на выходе дают знакомые нам 0.4 кВ (то есть 380 вольт) трехфазного тока. А уже в доме нам достается одна фаза, которая вкупе с «нулем» обеспечивает нас нужными «вольтами».

Что такое подстанция? Это трансформатор, переключатели и средства защиты. Что такое трансформатор? Это две обмотки, высокого напряжения и низкого, электромагнитно связанные между собой. Количество витков в обмотках разнится во столько раз, во сколько нужно повысить (или понизить) напряжение переменного тока. Кстати, потому-то переменный ток и победил, что его легко можно преобразовывать, проще передавать на большие расстояния и эффективней использовать, чем постоянный, хотя последний и менее опасен для живых существ. Была, оказывается, целая столетняя «война токов», которая закончилась недавно, лет 15 назад. Причем за архаич­ный постоянный ратовали США, а за передовой переменный – Европа и мы…



Управляет высоковольтными подстанциями центральная диспетчерская служба, этакая стратегическая единица, от которой зависит бесперебойное снабжение электроэнергией столицы в целом. Оперативно-диспетчерская служба координирует текущую, плановую и аварийную работу всех подразделений предприятия, она же принимает заявки от потребителей и сообщает об отключениях.

Любят на пред­прия­тии сравнивать энергосис­тему с живым организмом: мол, диспетчерская – это мозг, подстанция – серд­це, линии – артерии. Оперативно-выездная служба зовется «скорой помощью». Резонно. Даже машины похожи: белая «газель» с красной эмблемой. Водитель и монтер в одной связке. Измерительные приборы, лесенка, набор инструментов да опыт работы (до 45 лет стажа у некоторых!). Установить причину, отремонтировать выключатель, заменить предохранитель... Если что-то более серьезное – вызвать подкрепление.

А что бывает серьезного? Всем памятна авария на левобережье в 2019 году, вызванная возгоранием в кабельном канале и вызвавшая большой резонанс. Неприятная была ситуация. Но по классификации это не авария, а «недоотпуск первой степени». Аварий, слава богу, не было. Все остальное, что случается (а оно случается), относится ко второй степени. Ураганный ветер, ливень, человеческий фактор и отказы оборудования никто не отменял. И если поломки можно снизить профилактической работой, то жизнедеятельность человечес­кая компании неподвластна. Особенно страдают кабельные сети при производстве работ субъектами малого и среднего бизнеса: ведь начиная с 2019 года им не требуется разрешения-согласования от РЭК (нельзя мешать развитию бизнеса, сказала власть!). Получил разрешение на строительство и – вперед! А чтобы срастить порванный кабель, нужен час времени как минимум. Это если знаешь, где он порван. А если это множественные повреждения, попробуй их найди! Вот и приходится держать специальные службы не только для ремонта, но и для того, чтобы рассчитать ущерб и вчинить иск виновнику.



Многие еще помнят, как в «эсесесере» не в меру предприимчивые жильцы просовывали кусочек фотопленки под стеклышко электросчетчика, чтобы остановить его вращение. Более безрассудные использовали систему отопления как проводник. Есть хитрецы и сегодня. Правда, благодаря прогрессу используют они другие технологии. Расхитителей выявляют, есть способы. Но что меня поразило, имеются другие вредители, куда более опасные. Речь идет о тех, кто разбирает опоры линий электропередачи. Помните, в рассказе Чехова злоумышленник отвинчивал гайки на железной дороге? Здесь подобная история: отвинчивают растяжки, выполненные из «уголка». Похитителей не смущает даже то, что по внешнему виду деталей легко можно определить их принадлежность. Советую постоять у подножия опоры, чтобы представить себе последствия катастрофы, если ослабленная конструкция «сложится» под действием ветра.

В ковидную годину невозможно не поинтересоваться «про это». Как и ожидалось, потребление электроэнергии снизилось после объявления карантина, но уже к ноябрю восстановилось, говорит статистика. Что касается сотрудников, то на данный момент 99% тех, кто не имеет медотвода, вакцинированы. Впечатляет!




Впечатляет и то, что на более чем тысячу произ­водственного персонала приходится лишь 61 «управленец», причем многие из них начинали с низов. Проходят практику студенты Казахского агротехнического университета им. С. Сейфуллина (там, как известно, готовят и инженеров-электриков). А кроме суровых мужчин работают и милые женщины. Жительница поселка Аршалы Ольга Тарасенко всю жизнь свою связала с электросетями. Сейчас она работает электромонтером по обслуживанию подстанции «Шыгыс».

Столица опережает весь Казахстан по использованию нового оборудования. Его здесь 95%. Внедряются новые технологии. Например, для поиска места повреждения высоковольтного кабеля раньше использовался дорогостоящий и вредный «метод прожига», когда устраивалось короткое замыкание. Теперь же используют беспрожиговый способ, реализованный в передвижной лаборатории европейского производства.

А что же «косинус фи»? Это Cos φ– коэффициент, показываю­щий долю активной мощности. Так, для лампочки накаливания, электроплитки или утюга, которые потребляют только активную мощность, он равен единице (а это лучший показатель, к которому нужно стремиться). Современные же приборы, такие как микроволновка, компьютер и энергосберегающие лампочки, его понижают. В итоге повышаются потери. Для борьбы с этой бедой приходится устанавливать у потребителей специальные устройства.

Остается пожелать всем нам, чтобы эффективность электросетей в целом всегда стремилась к единице, то есть к 100%!
Автор:
Игорь Бургандинов
09:48, 19 Августа 2021
0
9346
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное