Оставьте нас в покое! Так отреагировали горожане в ответ на включение более сотни многоэтажных домов в программу реновации

6543
Любовь Доброта, Шымкент

Оставьте нас в покое!

Так отреагировали горожане в ответ на включение более сотни многоэтажных домов в программу реновации.

Курс на кардинальное обновление ветхого жилья объявили городские власти. В программу реновации включили 107 домов, которые решено снести, а на их месте построить современные многоэтажки с комфортной планировкой. По данным акимата Шымкента, эта мера коснется в основном двух- и трехэтаж­ных зданий, построенных в 1930–1960-х годах и признанных аварийными.

Больше всего таких построек находится в Абайском райо­не города – 53, Аль-Фарабийском – 43 и Енбекшинском – 8.

Сегодня в Шымкенте около 2 200 многоквартирных домов, и объем аварийного жилья увеличивается с каждым годом. Строительство на месте ветхих строений новых много­этажек – это как раз и есть тот путь, который, по задумке влас­тей, избавит горожан от коммунальных и бытовых проблем, переложив их решение на плечи инвесторов.

Учитывая сложности с их поис­ком, в акимате изначально заяви­ли: процесс будет проводиться поэтапно и может растянуться на годы. Заявление оказалось пророческим. И не только потому, что возведение новых многоэтажек вместо ветхих построек требует колоссальных средств. Выбор финансово состоятельного инвестора оказался делом непростым еще и потому, что не каждый из них возьмется переселить горожан из ветхих домов во временное жилье на период строительства, сможет выкупить у собственников квартиры или же предоставить взамен другие, равноценные.

В числе едва ли не основных причин, вызвавших заминку на старте программы, оказался человеческий фактор. Объявляя о реновации, местная власть не очень-то сочла нужным церемониться с людьми, поставив их перед фактом. И не ожидала, что многие окажутся категорически против сноса домов, переселения и переезда. Среди них, к примеру, собственники квартир нескольких домов, расположенных по проезду Айбергенова, улицам Алимкулова и 1 Мамыр.

Жителям Шымкента, хорошо знающим свой город, уже только одного этого перечня достаточно, чтобы понять, что объединяет все три улицы: близость парков. Ведь жить в знойной зоне рядом с зеленой зоной весьма престижно и полезно для здоровья.

...Стоит только свернуть на улицу 1 Мамыр с улицы Абая, как сразу оказываешься под зеленым шатром. Высокие деревья спасают жителей от жары, создавая особый микроклимат. Ступив на тротуар, как-то автоматически сбавила шаг, чтобы сполна насладиться тишиной и прохладой.

Маленький дворик, расположенный по адресу 1 Мамыр, 17, утопает в зелени раскидистых древесных крон. Правда, даже они не в состоянии прикрыть обшарпанные стены, придающие двухэтажному домостроению неопрятный и неухоженный вид.

Жительницу дома Тамару Погребную застала во дворе с секатором в руках. Ее квартира расположена на первом этаже, и женщина по собственной инициативе ухаживает за палисадником под окнами. Точно так же в соседнем подъезде живую изгородь из лигуструма стригут жильцы первого этажа.

– Я живу здесь только второй год, а мои родители прожили здесь… ну, очень много лет, – Тамара Николаевна, отложив секатор, охотно рассказывает о житие-бытие в старом центре города, районе бывшего свинцового завода. – У меня была своя квартира в другой части Шымкента, но после ухода родителей я переехала именно сюда. Как вы думаете, если бы здание было аварийным или ветхим, стала бы я это делать? Этот дом крепкий, все в своих квартирах сделали капитальный ремонт. Трубы, коммуникации и сантехнику поменяли, у нас новая крыша, нигде не протекает. Осталось только наружные стены подновить, оштукатурить. Рано или поздно мы и это своими силами сделаем.

Тамара Погребная утверждает, что в доме, построенном в 1967 году, все до единого жителя против участия в программе реновации.

– А жильцы подавали заявление на включение в программу? Как дом вообще оказался в списке? Проводилась ли техническая экс­пертиза состояния строения? – допытываюсь я у собеседницы.

– Если комиссия в состоянии на глаз определить качество постройки или по фотографиям, тогда да, экспертиза была, – улыбается в ответ Наталья Николаев­на. – Настоящую же техническую экспертизу никто не проводил.

– Как вы узнали, что ваш дом включен в программу реновации?

– Нас, как и жителей нескольких соседних зданий, пригласили выйти на собрание. Чиновники прям двор наводнили. На нем и показали постановление акимата о том, что наш дом подлежит реновации. Сообщили: мол, по заключению некой экс­пертизы он признан ветхим, и его рекомендовано снести. Я не знаю, в каком месте он ветхий. У него стены межкомнатные полметра толщиной, а наружные так все 80 см. Высота потолков – 3 метра 40 сантиметров. Пусть комнаты и небольшие, но нас это устраивает: воздуха много за счет высоты, мы чувствуем себя комфортно в этих квартирах: летом прохладно, зимой – тепло.

– Наш дом простоит еще лет 200, – подключается к разговору соседка Натальи Николаевны Татьяна Михайловская. – Наши дома ни в коей мере не ветхие, это я, как специалист-проектировщик говорю. Просто кому-то очень хочется построить здесь элитный жилой комплекс. Поэтому и пустить под снос решили несколько домов, стоящих плечом к плечу друг к другу. Район здесь тихий, машин мало. Через дорогу – парк «Металлург», который несколько лет назад привели в порядок. Рядом несколько школ, детские сады, рынок, общественный транспорт едет во все концы города. Место просто идеальное для комфортной и спокойной жизни.

Татьяна Юрьевна задается также вопросом, какую связь городская власть видит между предлагаемым сносом жилья и программой реновации, напоминая, что реновация – это процесс улучшения, реконструкции и реставрации устаревших архитектурных объектов. И ни слова в этом определении нет о сносе.

Жители этой двухэтажки, как и соседней, по адресу 1 Мамыр, дом 15, даже слышать ничего не хотят о переезде. Здесь, как и в соседнем доме, люди сами за свой счет поменяли все коммуникации, провели реконструкцию кровли, завершили капитальный ремонт первого подъезда. На очереди – второй. Более того, собрали деньги, чтобы обновить фасад. Для этого пришлось снять толстый слой штукатурки до самого кирпича, наслоившийся за многие десятилетия, оштукатурить и зашпаклевать стены заново. Для побелки выбрали краску нежного персикового цвета.

Житель этого дома Павел Дудников говорит: соседи сообща выбрали яркий цвет, чтобы очередная депутация чиновников, пришедшая для того, чтобы уговорить людей участвовать в реновации, увидела, что «мы сами способны на многое, не надо за нас решать такие основополагающие вопросы: где и как нам жить».

– Квартиры пользуются хорошим спросом в этом районе, – ­утверждает Павел Дудников. – Если бы дома были действительно ветхими или аварийными, разве кто-то покупал бы здесь жилье?! Причем цена-то тут значительно выше, чем в других местах. Сосед мой после смерти родителей выставил на продажу неделю назад и сразу нашлись покупатели, несмотря на то, что стоит точно на пару-тройку миллионов дороже, чем такая же по площади квартира, к примеру, в микрорайонах. Знаете, что еще важно: у нас тут в доме всего 16 квартир, все люди друг друга знают, тесно общаются. Могу утверждать: никто не писал заявления о включении в программу реновации, нам ее навязывают. И уже только одно это подозрительно. Вон в 27 доме просят, умоляют «реновировать» их, а они, оказывается, потенциальному инвестору не интересны.

Действительно, дом по адресу 1 Мамыр , 27, расположенный рядом с детским садом, поодаль от парка «Металлургов», изначально в программу реновации не включили. Хотя, казалось бы, построили его чуть ли не на три десятилетия раньше, еще до Великой Отечественной войны и, по мнению моего собеседника, именно такие строения должны возглавлять список ветхого жилья.

Попасть в список домов, подлежащих сносу, он должен был не только из-за своего почтенного возраста, но и из-за ужасающего состояния стен, коммуникаций, каркасно-камышитовых перекрытий.

Жилье здесь – комнатушки площадью 14–15 квадратных метров. Туалеты и душевые – общие. Все 44 комнаты расположены вдоль полутемного коридора. Впрочем, даже такая квартирка покупателю обойдется в несколько миллионов тенге. Сказывается район – тихий, спокойный, невероятно зеленый.

Владелица 14-метровой комнатушки Шахло Ахмедова готова хоть сегодня переехать, но чтобы купить что-то более приличное, у женщины нет денег.

Ее соседка Забира Джабагибае­ва признается: почти четверть века, что живет в этом доме с каркасно-камышитовыми перекрытиями, мечтает переехать. Женщина жалуется на прогнившую, вечно искрящую электропроводку и прохудившийся водопровод. И утверждает, что сами люди не потянут проведение капитального ремонта, ведь проживают тут в основном пенсионеры, да многодетные семьи.

Помочь им обрести нормальную крышу над головой мог бы снос дома. Вот только жильцы сомневаются, что какой-либо инвестор позарится на их дом, хотя его включили-таки в программу реновации.

Он значится под номером 84, хотя дома по этой же улице, расположенные аккурат напротив парка, возглавляют список.

Объясняется это не только тем, что дом находится далеко от парка. Комнатки здесь маленькие, а людей, напротив, живет в них много. Так что строительство нового дома на небольшом «пятачке», продажа квартир в нем, расселение жильцов экономи­чески не очень привлекательны.

По этой же причине здесь не появляются чиновники, готовые пустить все свое красноречие, чтобы получить согласие граж­дан и добиться желанного результата. Люди и рады бы быть первопроходцами реновации, да нет к ним ни внимания, ни интереса.

В этом плане жители домов напротив парка в какой-то мере даже завидуют своим соседям по улице и просят городские власти не докучать им разговорами и уговорами о сносе.

– Лучшее, что акимат может сделать для нас, так это оставить в покое, – заявляет Татьяна Михайловская. – Мы ничего у них не просим. Они сами стучатся в наши двери и предлагают обеспечить комфортные условия. Спасибо, не надо! 30 лет назад, когда я переехала в Шымкент из Киева, то случайно оказалась на улице 1 Мая, так она тогда называлась. Она мне напомнила бульвар Шевченко – зелень вокруг, вот эти старые дома, дворики уютные, камерная обстановка. Я себе сказала тогда, что когда-нибудь буду жить здесь, и отсюда никуда не сдвинусь. По правилам, если хотя бы один жилец будет против сноса, дом не снесут. Так вот я буду против. А впрочем, из 18 квартир в нашем доме ни одного человека нет, кто бы согласился…

Татьяна Юрьевна полагает, что в каждом городе должна быть изюминка, историческая застройка, которую можно показать туристам. Населенный пункт этим районом должен дорожить и сохранять его. Чтобы не стыдно было вести приезжих сюда, достаточно отреставрировать дома в одном стиле, показать оригинальные пилясты, лепнину на стенах.

Известный в Шымкенте адвокат Евгениий Яворский, чей офис расположен в доме по улице 1 Мамыр, не подпадающем под снос, признается, что тоже не понимает, зачем рушить архитектурный ансамбль, который можно трансформировать в украшение города. Ему часто приходится по-соседски консультировать жителей соседних домов об их правах, касающихся участия в программе реновации, так что он в курсе всего происходящего.

– Я вообще не понимаю, для чего устраивать такие вот ненужные психологические встряс­ки, даже стрессы, ведь живут здесь в основном пожилые люди, причем по несколько десятилетий, если не со дня строительства дома, – комментирует ситуацию Евгений Яворский. – Вечером гуляют старики и дети, вообще это потрясающий район, такой шикарный парк. Вдруг приходит какой-то не в меру грамотный человек, возможно, представляющий интересы компаний-застройщиков, и говорит гражданам: собирайтесь! К слову, здесь все коммуникации, включая канализацию, не рассчитаны на многоэтажки. Если построят – завтра получим коллапс.

Адвокат возмущен и тем, что власти поставили людей перед фактом и дальше не особо утруж­дают себя разъяснениями, включая вопрос, есть ли у них выбор, будут ли считаться с их мнением, как о том гласит закон.

Евгений Яворский намерен вынести рассмотрение вопроса о реализации программы реновации на заседание общественного совета при акиме Шымкента, членом которого является.

– Я считаю недопустимым, прикрываясь заботой об интересах и комфорте горожан, создавать социальное напряжение, – говорит Евгений Анатольевич. – Логики в действиях акимата, в моем понимании, нет вообще. Все разговоры об улучшении условий жизни людей – не более чем ширма. В чем улучшение? В том, что на старости лет людей срывают с насиженных мест? И потом, кто просит улучшать? Получается, что улучшение через ухудшение? Люди уже потеряли покой и сон, не имея ответа на все эти вопросы.

Поиск потенциальных инвес­торов через АО «СПК Shymkent» является одним из механизмов реализации программы реновации жилья. Председатель правления АО «СПК Shymkent» Расул Илимбаев утверждает, что по каждому из 107 домов есть заключение, подтверждающее: строения ветхие и ремонту не подлежат.

– Мы объезжали все эти дома, встречались с людьми, доводя до их сведения, что здания могут рухнуть в любой момент, – рассказывает Расул Илимбаев. – Участие в программе реновации – исключительная возможность получить новое жилье, благо­устроенное, повышенной комфортности. Если же дом развалится, то это уже риски непосредственно самих жильцов. Им придется становиться в очередь на получение жилья, а в ней значатся более 26 тысяч горожан. Вот и думайте!

Расул Илимбаев сообщил, что уже есть предварительное соглашение с потенциальным инвестором, имеющим опыт реновации в Алматы. И уточнил: речь идет о комплексной застройке, сразу на месте существующих 5–8 домов. К работе инвестор готов приступить сразу же, как решится вопрос с созданием переселенческого фонда, куда будут добровольно съезжать жильцы домов, идущих под снос. Там они будут жить полтора-два года, пока не построятся новые дома.

– Мы не можем идти против воли людей и будем действовать исключительно методом убеждения, – заверил Расул Илимбаев. – Программа реновации – это возможность для жильцов без расходов из семейного бюджета обновить свое жилье. Жильцы старых домов, цена на рынке жилья у которых очень низкая, смогут поселиться в новых много­этажках, тем самым повысив их ликвидность. Люди наконец-то смогут жить в комфортных условиях, в квартирах улучшенной планировки. Сплошные плюсы, надо радоваться, что ждет такая перспектива.

В числе приоритетной застройки, снести которую намерены в Шымкенте в первую очередь, значатся группы домов по улицам 1 Мамыр, Толеби, Айбергенова и Алимкулова.

Популярное

Все
На востоке республики вдвое увеличен объем ремонта дорог
Казахстан инициирует закон о семейно-бытовом насилии в рамках МПА СНГ
Неделя добра продолжается в регионах
Гости из Поднебесной ознакомились с туристическим потенциалом края
У доброго хозяина и озеро икру мечет
Эпос Султана Раева
Не сыпьте соль на сердце
Все, что вы еще не знали об ОСМС
Микс традиций и инноваций
«Шустрые иголочки» вышивают крестиком и снимают стресс
Новоселья празднуют в Бурабайском районе
Для школьников открыты лагеря ранней профориентации
Саммит ШОС и новый вектор экологического сотрудничества
Научные подходы к дорожной отрасли
Незадавшийся четверг
В приоритете – социальная защита
Игроманию, как и любое другое заболевание, легче предупредить
Строительство LRT в Астане: закроют съезд по улице Сыганак
Российские борцы отказались от участия в ОИ-2024
Глава государства поздравил соотечественников с Национальным днем домбры
Масуд Пезешкиан избран новым президентом Ирана
Путинцева сотворила главную сенсацию на Уимблдоне
Все пострадавшие от паводка жители Кокшетау обеспечены жильем
Производство бензина в стране впервые за много лет сократилось
Продажи новых авто в Казахстане выросли в два раза за год
Полицейские авто выстроились в форме домбры в ВКО
Появились новые фото со стройки города-небоскреба «Зеркальная линия»
Национальный день домбры отмечается в Казахстане
Шоу дронов в Астане увидели более 100 тыс. человек
Евро-2024: определились все полуфиналисты
Рыбакина одержала самую разгромную победу на турнирах «Большого шлема»
Кир Стармер представил состав нового правительства Британии
Головкин: Казахстан может выйти из IBA
Секретариат Организации тюркских государств будет усилен
Спикер Сената: «Школы должны раскрывать потенциал детей»
Аида Балаева: «Очень тревожно, когда известные личности, любимцы публики преступают закон»
Около 200 грузовиков скопилось со стороны ЗКО на границе с Россией
Значительного повышения тарифов опасаются жители Северного Казахстана
Шымкентский водоканал, признанный лучшим в стране и СНГ, может стать полностью частным
Фанаты Димаша изучают казахский язык
Новый этап развития системы здравоохранения страны
Личность и наследие Шынгыз-хана остаются в центре внимания ученых
Семья Кривошеевых – Клеустер вернулась из Германии в Казахстан
Токаев переговорил по телефону с Путиным
Из почти 40 фонтанов в Атырау работает только один
Строительные рынки переезжают за город
Судебное реформирование: реалии и перспективы
За плечами талантливого хирурга Орала Оспанова десятки тысяч успешных операций
Девушка задушила ребенка и выпрыгнула из колеса обозрения в Алматы
Большую зачистку «мертвых душ» провели  в Костанайской области
WhatsApp-бот против мошенников действует в Астане
Двадцать членов ОПГ доставили в полицию
Казахстан примет участие в саммите животноводства во Франции в качестве почетного гостя
Эпос «Едиге» и топоним «Кушмурун»: неизвестное об известном
Дело Бишимбаева: астанчанку подозревают в присвоении 100 млн тенге
В Караганде из мусора делают антивандальные люки для колодцев
Аlma mater казахстанской спецслужбы отмечает 50-летие

Читайте также

«Шустрые иголочки» вышивают крестиком и снимают стресс
Эпос Султана Раева
Права граждан с инвалидностью нарушали в Жамбылской области
Речной патруль: приготовиться к погружению!

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]