Свежий выпуск

Время поддержать друг друга

Для всех нас сегодня особенно важно, чтобы мы были друг у друга, чтобы понимали друг друга, берегли наше межнациональное единство и мир в стране.

Произошедшее в Казахстане оказалось для большинства наших граждан большим потря­сением, считает психолог, психотерапевт, член Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии Елена Тен.

– Будучи психологом, как Вы можете прокомментировать ситуацию?

– Конечно, люди не готовы к тому, что придется оказаться в ситуации угрозы для жизни. Это, безусловно, большой удар по нашему психическому состоя­нию. К тому же на дворе праздничные дни. Как всегда в такое время мы находимся с семьей, у нас безоблачное настроение, мы предаемся общению, веселью, строим планы на грядущий год. Эмоциональный контраст еще больше усиливается. Это и тревога, и обострение панических атак, и возможно, что у тех, кто оказался в самом пекле трагических событий, например алматинских, будут последствия в виде посттравматического стрессового расстройства.

Закономерно, что люди выходят на площади с мирным митингом, чтобы обратить внимание на свои проблемы, права, они желают разобраться или потребовать у государства действенной социальной политики, справедливости. В развитых демократических государствах митинги – нормальная часть жизни, и население имеет возможность выразить свое мнение о необходимых переменах, о реформах, о ситуации в стране.

Мы прекрасно знаем опыт, например, Южной Кореи, где митингующие всегда отстаивают свои права самым правовым образом: все процедуры регламентированы, все оговаривается заранее, и люди знают, как сделать это не в ущерб ни работе, ни уж тем более безопасности других граждан.

То, что произошло у нас, имеет совершенно другую картину. К митингующим, пришедшим добиваться своих прав и свобод мирным путем, присоединились преступники, настроенные совершенно по-другому – разрушать, мародерствовать, наносить увечья другим людям. Здесь мы, безусловно, сталкиваемся с понятием «преступление», и совершившие его должны быть наказаны по всей строгости.

Всем нам предстоит пережить и этап эмоциональной адаптации, преодоления возникших или обострившихся страхов, стресса.

– Елена, а что можно сказать о людях, которые разрушают ради разрушений, с точки зрения психического здоровья?

– Часто, когда мы говорим о здоровье или нездоровье тех или иных людей, совершивших преступление, мы на самом деле не имеем в виду наличие психического диагноза. Мы лишь пытаемся сказать, что поведение другого человека не попадает в наше представление о морали и этике. Поэтому, я думаю, что та толпа, которая крушила объекты бизнеса, нападала на мирных граждан, в психическом смысле была здорова и вменяема.

Но, как и в любой толпе, происходит эмоциональное заражение. Если вы окажетесь на рок-концерте и будете вместе с толпой распевать песни, у вас будет радостное, веселое настроение, вы будете чувствовать единение и поддержку.

Если вы окажетесь в толпе, которая «заражена» безумием и безнаказанностью, где один человек разбил витрину, а второй разбил голову проходящему человеку, то вы тоже можете «заразиться» этим.

Мы увидели людей, для которых закон ничего не значит, которые не несут ответственности за свои поступки, не уважают права и неприкосновенность других и не любят свою страну. Если это были наши соотечественники, то мы имеем дело с самыми деструктивными элементами социальной системы, безответственными, криминализированными, которые действовали из-за спин людей, пытающихся отстоять свои права и свободы. Поэтому, думаю, говорить о том, что они невменяемы или нездоровы, не приходится.

– Сейчас у жителей всего Казахстана, причем не только в горячих точках, повышена тревожность. Как себя успокоить самостоятельно? Может быть, есть какие-то техники самопомощи?

– У оказавшихся в эпицентре алматинских событий в большей степени присутствует стресс, чем тревога. Стресс – это сильная мобилизация всех систем организма, поэтому после должна произойти демобилизация, то есть сброс напряжения. Обычно он идет через слезы или дрожь. Такова нормальная реакция организма, чтобы избавиться от последствий стресса. Этого не нужно бояться, пытаться все время себя успокоить, конт­ролировать эмоции – слезы могут быть очень полезны.

Многие сейчас испытывают сильную тревогу. Дело в том, что тревога всегда простирается на события, которые либо уже случились, либо, как нам кажется, могут случиться в будущем. Поэтому важно оказаться «в момен­те»: понять, что в текущей ситуа­ции – прямо сейчас – ничего не происходит.

Простые техники возвращения «в момент» выглядят так. Например, можно назвать в комнате все предметы, используя также их цвета: желтая стена, серая штора, красное кресло. При всей простоте этого метода он помогает «вернуться» и переключает сознание на текущий момент.

Также помогают нам сконцентрироваться и снять тревогу дыхательные техники расслабления: например, когда вы вдыхаете на 4 такта, а выдыхаете на 8.

В моменты тревоги у нас очень сильно зажимаются плечи и грудной отдел. Поэтому задача простая: сведите лопатки вместе за спиной и опустите их вниз, в таком развернутом состоянии посидите некоторое время, потом вернитесь в исходное положение. И так несколько раз.

Если у вас есть возможность, то поочередно напрягайте и расслабляйте кисти рук, плечи. То же самое можно проделать с мышцами лица. Запомните: нам нужна мышечная релаксация. Задача такова: сначала мы должны расслабиться на телесном уровне, а уж потом переходить к умственному, когнитивному расслаблению.

Существует и объективная тревога в тех семьях, где муж или сын находится в это время на передовой – в частях МВД, армейских подразделениях. Тревога их близких понятна, естественна, адекватна ситуации, ведь люди находятся в неведении. И для них будут другие рекомендации.

Если ваш близкий человек по долгу службы вне дома, и вы тревожитесь за его здоровье, сохранность жизни, то постарайтесь сделать следующее: выделите для вашей тревоги всего 20–30 минут в день.

Это значит, что в течение всего дня вы занимаетесь какими-то конкретными, расписанными делами, рутинными, простыми задачами. Если это безопасно – обязательно выйдите на несколько минут прогуляться. Вы привычным образом ухаживаете за собой, за близкими, готовите еду, занимаетесь работой, насколько это возможно.

Но у вас есть законные 20–30 минут, например, в час дня. Это время тоже не случайно, потому что ни перед сном, ни сразу после сна тревога неуместна – она собь­ет вам весь сон или день. Итак, вы садитесь, разрешаете себе эти 20 минут по-настоящему сильно тревожиться. Хорошо помогает ежедневная запись своих мыслей, умозаключений. И такие записи не выбрасывайте, пока продолжается неясность ситуации.

Вы будете читать и видеть, что писали вчера в дневник тревоги 30 минут – и ничего не произошло, писали сегодня и завтра напишете – и все обойдется. То есть под тревогу выделяете время, и если в течение дня вас посещают тревожные мысли, есть смысл сказать самому себе с волевым усилием: «Я тревогу замечаю, даже готов записать мысль, которую она сейчас принесла. Но работать я с ней буду только завтра в час дня».

Если вам кажется, что это какая-то глупость, вы не правы. Уверяю: это проверенные когнитивно-поведенческие методики, которые позволяют нам преодолевать тревогу.

– В стране прошел день траура. Некоторые семьи потеряли родных. В такие моменты особенно необходима поддержка близких, друзей. Как это правильно сделать?

– Погибли люди. Есть время, когда мы горюем, и горечь свою тоже нужно проживать до дна. Не бежать от нее, не пытаться скрыться. Есть смысл горевать всем нам о тех безвинно погибших людях, которые оказались в ненужное время в ненужном месте, и по трагическому стечению обстоятельств их жизнь окончена...

Очень нужно, чтобы рядом со скорбящим сейчас находились другие люди. Чтобы была возможность кого-то обнять, с кем-то поговорить, а может быть, и кому-то помочь. Такие события тоже имеют свой сближающий эффект – ощущение единения, поддержки.

Автор:
Наталия Хомс
01:52 ,14 Января 2022
0
627
Подписка

Читайте также

Популярное