Беспечность до добра не доведет

739
Жубаныш Байгуринов

Профессор кафедры ЗКГМУ им. М. Оспанова Арстан Мамырбаев – не практик, а специалист в области гигиенической науки. А вот многие выпускники его факультета сегодня трудятся в областных, региональных структурных подразделениях госсанэпиднадзора, центра санмедэкспертизы, департаментах общественного здравоохранения.

Они-то как раз и находятся в эпицентре борьбы с КВИ и при этом с ученым постоянно на связи, просят советов по различным организационным вопросам, касающимся первичной, вторичной, третичной профилактики, вопросов эпидемиологии.

К слову, в самый пик эпидемии, 2 месяца назад, когда Минздрав принял решение о начале переподготовки по стране 200 врачей и еще около 1 000 специалистов по вопросам гигиены и эпидемиологии, Арстан Мамырбаев провел в дистанционной форме с медиками мастер-класс.

– Я больше организатор в плане профилактики профессиональных болезней, – говорит Арстан Мамырбаев. – Курировал отделы южного, восточного филиалов по научно-клинической работе. И эта проблема досконально мне знакома. В качестве ученого меня, конечно же, не может не интересовать суть профилактики такой болезни, как коронавирус.

После послаблений карантинного режима многие граждане начали закрывать глаза на соблюдение санитарных правил, считая, что опасная черта пройдена: разгуливают без масок, не надевают перчатки, не пользуются антисептиками, полагая, что их уж точно не коснется вирус. Бытует даже мнение о том, что COVID-19 вообще не существует, и его не нужно опасаться. А что думает по этому поводу ученый?

– Сейчас в мире очень много противоречивой информации, в том числе и относительно того, каково происхождение штамма, вызвавшего пандемию, – природный он или же искусственный? Спорить можно долго, но один факт не вызывает сомнений: самостоятельно справиться с инфекцией наш иммунитет не в состоянии. Отсюда и огромное число больных, и большое количество летальных случаев. Между тем многие граждане с поразительным пренебрежением относятся к советам специалистов и только усугубляют ситуацию, – считает специалист.

На домыслы об отсутствии коронавируса, что это, мол, фейк, у профессора категоричный ответ. Врачи-инфекционисты, рискуя своим здоровьем, находятся рядом с зараженными и каждый день видят их страдания, лечат. И им даже в голову не может прийти мысль о том, что болезни не существует. Но неужели же человеку надо самому попасть на больничную койку, чтобы убедиться: COVID – реальность, причем реальность ужасающая.

На переднем крае борьбы с инфекцией сейчас работает очень подверженная высокому риску группа врачей, средних медработников, младшего персонала. Они несут огромные нагрузки, получают стресс, но при этом продолжают самоотверженно трудиться, делая все возможное для того, чтобы вернуть здоровье пациентам, не допустить резкого роста заболеваний. И в этих условиях своим беспечным отношением, неверием, пренебрежением к санитарным нормам отдельные незаконопослушные граждане просто перечеркивают их труд, а впоследствии и сами пополняют ряды тяжелобольных.

Все это, безусловно, сказывается негативно на эпидемиологической ситуации. Поэтому, по словам профессора, личное дистанцирование, ношение элементарной защитной маски, перчаток должно войти в привычку в нынешний сложный период, коль едешь в автобусе, заходишь в магазин, находишься в местах скопления людей.

Для ученых нынешняя ситуация – огромное поле деятельности для новых научных изысканий, наработок, в том числе и для самого Арстана Мамырбаева, который не скрывает: глобальная эпидемия коронавируса высветила очень много слабостей в отечественном здравоохранении, в том числе по линии организации санитарно-эпидемиологической службы.

Взять для примера систему подготовки кадров. Раньше врачи-эпидемиологи обучались на санитарно-гигиеническом факультете. Потом его зачем-то преобразовали в медико-профилактический. А несколько лет назад и вовсе закрыли, создав факультет общественного здравоохранения. Но он не готовит углубленно специалистов узкого профиля.

– Реформы, – говорит Арстан Абдраманович, – не учитывали в полной мере необходимость подготовки санитарного врача, эпидемиолога. И сегодня мы вынуждены пожинать горькие плоды. Поэтому слова Президента РК Касым-Жомарта Токаева, сказанные на заседании Нацсовета общественного доверия, вполне обоснованные по этой проблеме. Как отметил Глава государства, старая школа подготовки санврачей доказывала свою эффективность на протяжении многих лет, поэтому при реформировании эпидемиологической службы нужно учитывать прошлый опыт.

Сам Арстан Мамырбаев пришел в медицину не случайно. На выбор профессии повлияла, как он признается, аура в семье, где из пятерых детей трое стали врачами.

В 1967 году после окончания школы он поступил на лечебный факультет Актюбинского государственного мединститута. Профессия врача в тот период была очень уважаема. Чрезвычайно высоким авторитетом пользовались врачи-практики, не говоря уж об ученых, работающих в сфере медицины. Все эти факторы, безусловно, тоже способствовали выбору.

Завершил вуз Арстан Мамырбаев в 1973 году с отличием и сразу же поступил в аспирантуру в Алматы при НИИ краевой патологии Минздрава. Там проучился 3 года, окончил досрочно, защитил кандидатскую диссертацию и остался трудиться в Казахском филиале Института питания Академии медицинских наук СССР.

Директор института, заслуженный деятель РК, академик НАН Торегельды Шарманов был непосредственным его руководителем как по кандидатской работе, так и по докторской. Кстати, диссертацию Арстан Мамырбаев защитил в Москве, ученое звание профессора получил тоже там.

Все 45 лет работы он посвятил профилактической медицине, гигиенической науке. Трудился в сфере гигиены питания, коммунальной гигиены, гигиены труда в области промышленной, пищевой токсикологии. В настоящее время работает в ЗКМУ им. М. Оспанова.

На малую родину, в Актобе, вернулся в конце 1990-х годов прошлого века. Здесь был организован филиал карагандинского Национального центра гигиены труда и профзаболеваний. Он был его директором и одновременно возглавил при вузе кафедру коммунальной гигиены, гигиены труда и профболезней.

Последние 20 лет эти направления являются основной темой его исследований. Они касаются прежде всего медицинской экологии, промышленной токсикологии, профессиональной патологии. Несмотря на то, что прошло много лет после окончания вуза, жилка к исследовательской, научной работе в нем остается.

– Я без науки не вижу смысла жизни, – говорит Арстан Абдраманович, – и последние 10 лет под моим научным руководством выполнено несколько научных работ в рамках программы целевого финансирования. Они касаются репродуктивного здоровья и экологии в техногенно-загрязненных регионах.

Совмещает ли научную деятельность с практикой? Безусловно! Все научные проекты, которые были выполнены в рамках ЗКГМУ, отрабатывались в реальной обстановке – непосредственно на промышленных предприятиях.

Последний проект касался репродуктивного здоровья, в нем были задействованы 5 национальных центров страны. ЗКГМУ выступил в качестве головного разработчика. Были получены исключительные научные данные, касающиеся фундаментальной, прикладной медицины. Они уже переданы педиатрам, неонатологам, акушерам-гинекологам, урологам и специалистам общественного здравоохранения.

В целом ученый участвовал в более чем 20 крупных научно-технических проектах. Ему пришлось работать в Восточном Казахстане на предприятиях цветной металлургии, на свинцовых производствах, на медно-химических комбинатах. Очень много пришлось трудиться на юге Казахстана – на фосфорных предприятиях, а на западе – в нефтегазовой индустрии.

Популярное

Все
Младенца оставили замерзать у подъезда дома в Караганде
Михаил Шайдоров первенствовал в Тильбурге
Академия наук: миссия выполнима
Какого цвета «честный» мед?
Фильм о легендарном полководце Жалантос Бахадуре сняли в Узбекистане
Беспощадное избиение мальчика в детсаду попало на видео в Алматы
Доверие основывается на справедливости
О точечной застройке и лазейках в законе
По вопросам электоральной системы
Президент Израиля назвал условие создания палестинского государства
Не надо бояться психолога
Танцы выбрали меня: бразильский артист балета рассказал о жизни в Казахстане
Как попасть к узкому специалисту без направления терапевта, рассказали в Минздраве
Килиан Мбаппе подписал пятилетний контракт с мадридским «Реалом»
Давайте по-доброму
Сын экс-акима Караганды подозревается в избиении престарелой матери
Почему налоги одинаковы для производственников и букмекерских контор?
«Снимите пеньюар и оденьте кофту потеплее»: аким Караганды призвал жителей не включать обогреватели
Китай стал главным торговым партнером Казахстана
Кто говорит? Вор!
Трассы закрыты из-за непогоды в 10 областях
Женщина погибла при пожаре в Астане
Зеленский позвонил Токаеву
Инвестиционный щит: прокуроры на страже экономики страны
Токаев подписал закон об укреплении инвестиционного сотрудничества Казахстана с Катаром
Алихан Смаилов обратился к премьер-министрам стран ЕАЭС
Ответственность перед предками и потомками
Назначен заместитель управделами президента
Перевод времени в Казахстане: как быть пассажирам, купившим билеты на полночь 1 марта
Казахстанский скакун выиграл скачки в Дубае
В трех мегаполисах страны возобновили требования по ношению масок
Информацию о митинге автовладельцев в Уральске опровергла полиция
Мальчик умер после обрезания в Акмолинской области
Казахстан и Франция договорились сотрудничать в борьбе с глобальным потеплением
Как часто будут пополняться спецсчета по программе «Нацфонд - детям»
Правила посадки и высадки пассажиров изменились в автобусах Астаны
День всех влюбленных: какие вопросы следует обсудить паре до брака, рассказали психолог и юрист
Казахстан глазами американца в начале XX века
Выдающийся казахский режиссер Шакен Айманов сегодня отметил бы свое 110-летие
Казахстанцы чаще других иностранцев посещают Россию
Детский сад горел в Семее
Время разъяснений о времени

Читайте также

Уникальный проект “Ұлы дала жорығы” продолжает свой путь на…
Услышать голос регионов
Маулен Ашимбаев: Поддержка бизнеса должна быть эффективной…
Меняем пленку

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]