Кинематограф: новая волна

1582
Галия Шимырбаева

Кинематограф в становлении независимого Казахстана и формировании имиджа страны сыграл значительную роль, считают отечественные киноведы и кинокритики.

Доктор искусствоведения Гульнара Абикеева уверена, что настоя­щий кинематограф, как и любое искусство, – вещь штучная. Только истинные произведения искусства, по ее словам, остаются в памяти людей и принимают участие в духовном нациестроительстве.

Смена парадигмы

– Кино суверенного Казахстана начиналось с «Казахской новой волны», предсказавшей приход независимости раньше, чем произошел развал СССР, – говорит Гульнара Абикеева. – И в этом смысле очевидна старая парадигма о том, что художник предвидит будущее. Первое, на что стоит обратить внимание, – «Казахская новая волна» открыла Казахстан миру, до горбачевской перестройки отечественные фильмы практически не попадали на западные кинофестивали. Второе – она разрушала советскую идеологию, создавая в своих фильмах несоветское пространство и показывая иных героев. Третье – «перестройка» в кино, начавшись на периферии советской империи, заявила о процессе деколонизации кино и культуры в целом.

Знаменем перестройки казах­стан­ских фильмов, кинематографическим манифестом смены «советской» эстетической парадигмы на «несоветскую» стала «Игла» (1988) Рашида Нугманова, а прозвучавшая там песня «Перемен требуют наши сердца» в исполнении Виктора Цоя – ее девизом. Прежде всего изменился герой. На экраны пришли молодые люди – сильные, смелые и независимые. После «Иглы» это были «Балкон» Калыкбека Салыкова, «Кайрат» Дарежана Омирбаева, «Разлучница» Амира Каракулова. Если не серьезность, то ирония была обозначена в фильмах «Конечная остановка» Серика Апрымова, «Трое» и «Женщина дня» Бахыта Килибаева и Александра Баранова, «Влюбленная рыбка» Абая Карпыкова. В этих фильмах появился герой-современник, которого раньше не было на наших экранах. Изменилась эстетика изображения. С одной стороны, в таких фильмах, как «Игла», «Влюб­ленная рыбка», «Кайрат» город перестал быть советским, с другой – в одно мгновенье исчез «положительный», чистенький образ деревни-аула («Конечная остановка», «Айналайын»). Кинематограф начала эпохи независимости также взялся за переосмысление истории. Как древней – фильмы «Бейбарс», «Гибель Отрара», так и советской – «Суржекей – ангел смерти», «Балкон», «Любовники декабря».

«Крестный отец» «Казахской новой волны», культуролог Мурат Ауэзов заявил по этому поводу, что «настоящий кинематограф не может обрести зрелость там, где имеет мес­то вялость общественных рефлексий. Только пассио­нарная ситуа­ция, общественная активность рождают ту среду, что приводит к появлению серьезных картин».

Второе десятилетие независи­мости, по мнению Гульнары Аби­кеевой, началось с того, что произошел абсолютный спад кинопроизводства. Если в начале 90-х в Казахстане снималось по 11–13 полнометражных игровых фильмов (половина из них – на частных киностудиях), то отсутствие системы кинопроката и невозврат инвестируемых в кино средств привели к тому, что к началу
2000-х кинопроизводство в Казах­стане­ упало до одной картины в год.

– Это был фильм Серика Апрымова «Три брата», и то он был снят только потому что был сделан в копродукции с Японией – продюсер Сано Синдзю вложил в нее деньги, и фильм состоялся, – сообщила киновед. – В 2001 году такая же история повторилась с фильмом «Жол» Дарежана Омирбаева, только там был французский сопродюсер. А в 2002 году появилась картина «Жылама» Амира Каракулова, где часть бюджета была предоставлена фондом «Сорос-Казахстан», а часть – нидерландским «Хуберт Болс фондом».

На киностудии «Казахфильм» кино в те годы не снималось – выделяемые государством средства шли на поддержание зданий и территории студии. Зритель ходил в видеосалоны, а в кинотеатрах расположились автосалоны, магазины мебели и т. д.

Первая кинопрокатная сеть «Отау-­синема» появилась только в 2005 году. Но количество выпус­каемых в Казахстане картин было настолько мизерным, что доля отечественного кино в 2000-е годы составляла менее одного процента. Ситуация начала меняться после прихода в 2002 году директором на «Казахфильм» Сергея Азимова.

Имиджевый проект «Кочевник»

В 2003 году началась работа над большим государственным заказом – фильмом «Кочевник» с участием иностранных специалис­тов самой высшей категории. Так, древний Туркестан отстраивал художник-декоратор «Гладиатора» и «Трои» Мильен Крека Клякович. Художником-постановщиком картины стал лауреат 12-ти «Оскаров» итальянец Франко Фумогали. Оператором – Ули Штайгер, снявший «Годзиллу». Художником по костюмам – Майкл О’Коннор, участвовавший в съемках «Властелина колец». С американской стороны исполнительным продюсером был Милош Форман, с российской – Павел Дувидзон, с казахстанской – Сергей Азимов, Серик Жубандыков и Анара Кашаганова. Пост-продакшн занимался американец Рэм Бергман. Именно он добился согласия кинокомпании MIRAMAX прокатать «Кочевник» в Америке.

– Часто критикуемый выбор иностранцев в качестве главных героев фильма был вполне оправдан, – считает Гульнара Абикеева. – Чтобы международный зритель – целевая аудитория картины – понял и принял «Кочевника», необходимо было подобрать известных ему актеров. К примеру, снимающийся в американских боевиках актер Марк Дакаскос сыграл в «Кочевнике» джунгарского воина Шарыша. Одного из ключевых персонажей ленты – мудреца-провидца Ораза воплотил в жизнь Джейсон Скотт Ли, актер, получивший известность после роли Брюса Ли в фильме «Путь дракона». Несколько главных ролей сыграли и казахстанские актеры – Досхан Жолжаксынов, Тунгышбай Жаманкулов и юная актриса Аянат Есмагамбетова (ей тогда было всего 16). Первая ее главная роль до этого была в замечательном фильме Сатыбалды Нарымбетова «Молитва Лейлы». Всего по сценарию в фильме задействованы 22 основных персонажа и около 300 эпизодических.

Перед создателями картины, по словам киноведа, стояли три глобальные задачи.

– Во-первых, презентовать Казах­стан миру, сформировав положительный имидж независимого государства с уникальными традициями, культурой и особой ментальностью народа. Во-вторых, снять действительно патриотичное кино для укрепления национального самосознания внутри Казахстана. И, наконец, создать прецедент в отечественном кино, который бы подтолкнул развитие киноиндустрии в целом.

И эти задачи, считает она, были выполнены. Вслед за артхаусной «Казахской новой волной» мир увидел, что в Казахстане может быть снят сложно постановочный исторический фильм. Киностудия «Казахфильм», пока снимался «Кочевник», стала фактически обучающей площадкой для голливудских технологий. Казахстанский фильм вышел в прокат после паузы в 15 лет (!) и отечественный зритель поверил, что национальное кино может быть показано в кинотеатрах.

Так начиналась «Евразия»

Первый международный кинофестиваль «Евразия» прошел в Алматы в 1998 году. Он создавался по принципу всесоюзного, то есть в конкурсе участвовали только фильмы с постсоветского пространства. После Алматы фестиваль по очереди должен был проводиться в столицах других стран СНГ. Но эта идея не была подхвачена ими.

МКФ «Евразия» возродился уже в формате международного в 2005 году. В конкурсных программах фестиваля участвовали фильмы евразийского континента – от Ирландии до Японии, жюри тоже было международным.

– Почему этот проект я называю вторым по важности для национального кинематографа? – задается вопросом Гульнара Абикеева. – Потому что именно кинофестиваль «Евразия» способствовал тому, что в Казахстан начали приезжать зарубежные специалисты кино, что стало стабильной основой для международного сотрудничества в формате «копродукция».

Так, немецкий продюсер Карл Баумгартнер работал над картиной «Тюльпан» Сергея Дворцевого. Оскароносный режиссер Фолькер Шлендорф снимал в Алматы по сценарию известного иранского режиссера Мохсена Махмальбафа ленту «Улжан», по такому же принципу появилась чудесная картина «Рай для мамы» и т. д. Но главное – фестиваль «Евразия» стал мощной площадкой для продвижения казахстанского кино. Одно дело – один-два фильма отправлять на международные кинофестивали, другое – пригласить в Алматы основных отборщиков кинофестивалей, журналистов ведущих киноизданий и проводить питчинги, заинтересовывая потенциальных сопродюсеров.

– Фестиваль – это великолепный инструмент для продвижения всей национальной кинематографии, – считает Гульнара Абикеева. – За первые десять лет своего существования «Евразия» вошла в список 35 ведущих кинофестивалей мира по версии британского издания Film Guide.

от государственного
к частному

Если в первое десятилетие независимости казахстанское кино было в основном фестивальным из-за отсутствия кинопроката, то начиная с «Рэкетира» (2007) Акана Сатаева в стране начал формироваться коммерческий сектор. Режиссеру, имеющему хороший опыт в рекламе, удалось так прокатать свой фильм, что он заработал в три раза больше денег, чем было потрачено на его производство.

– В целом же возрожденный кинопрокат способствовал тому, что начали вновь появляться частные киностудии, – говорит Гульнара Абикеева. – В середине десятилетия фильмы преимущественно производились на «Казахфильме», но при этом картина Еркина Ракишева «Жаралы сезiм», сделанная на его частной студии, пользовалась невероятным зрительским успехом. Она ежедневно, в течение полугода, шла в кинотеатре «Казахстан» при полном зале.

В 2007 году количество картин, производимых на государственной и частных студиях, сравнялось – по 5 фильмов. При этом «Монгол» (продюсер Гульнара Сарсенова, режиссер Сергей Бодров) попал в шорт-лист «Оскара» в номинации «Лучший иностранный фильм», а «Рэкетир» Акана Сатаева имел беспрецедентный успех на внут­реннем рынке.

С 2008 года уже наблюдается перевес в количестве фильмов, снимаемых на частных киностудиях. Причем, по мнению Гульнары Абикеевой, особенностью именно второго десятилетия является то, что картины частных производителей по качеству и художественным параметрам были выше.

– Такие студии начали набирать обороты, и несколько картин имели уникальный зрительский успех в Казахстане, – говорит киновед. – Это «Ойпырмай, или Дорогие мои дети» Жанны Исабаевой, «Келин» Ермека Турсунова, «Заблудившийся» Акана Сатаева.

А 2010 год вообще стал поворотным – в прокат вышли две картины, которые стали культовыми. Это – «Ғашык жүрек, или Коктейль для звезды» Аскара Узабаева и «Сказ о розовом зайце» Фархата Шарипова. С этого момента коммерческое кино в стране встало на стабильные рельсы.

Международный успех

Благодаря качественным копродукциям частных студий с зарубежными партнерами в конце второго десятилетия независимос­ти в Казахстане было произведено несколько картин, которые получили большое международное признание. Среди них – «Тюльпан» Сергея Дворцевого, «Подарок Сталину» Рустема Абдрашова, «Бақсы» Гульшат Омаровой, «Песнь южных морей» Марата Сарулу.

На «Казахфильме» также было снято несколько сильных картин в копродукции – «Шуга» Дарежана Омирбаева, «Улжан» Фолькера Шлендорфа. Ряд фильмов получили признание и призы за рубежом. Это «Стриж» Абая Кульбаева, «Вдвоем с отцом» Данияра Саламата, «Карой» Жанны Исабаевой, «Записки путевого обходчика» Жанибека Жетируова и другие.

По мнению Гульнары Абикеевой, следует обратить особое внимание на две картины, получившие наибольшее международное признание, – «Тюльпан» Сергея Дворцевого, получивший Гран-при в Каннах в 2008 году в программе «Особый взгляд», и «Подарок Сталину» Рустема Абдрашова.

«Тюльпан» – это история парня, который, вернувшись со службы в армии, хочет, обзаведясь отарой овец, вести собственное хозяйство. Но для начала ему нужно жениться. Его невидимую возлюбленную зовут Тюльпан, однако он никак не может добиться своей цели. Эта картина совместила в себе и поэтику, и социальную критику. Поэтичность состоит в том, с какой любовью показана казахская степь и жизнь обычных чабанов. Эти люди работают в тяжелейших условиях, а мечта главного героя – стать просто чабаном – фактически неосуществима в сложившихся условиях.

Продюсером «Тюльпана» с казахстанской стороны выступила Гульнара Сарсенова, которая в тот же год была награждена званием «Лучший азиатский кинематографист года», поскольку «Тюльпан» победил в Каннах, а ее же фильм «Монгол» вошел в шорт-лист «Оскара».

«Подарок Сталину» Рустема Абдрашова – один из десяти наиболее значимых фильмов эпохи независимости. Он был показан на церемонии открытия самого крупного кинофестиваля в Азии – в Пусане (Южная Корея) в 2008 году, а потом участвовал и получал призы более чем на 50 международных кинофестивалях. По поставленным задачам и историческому размаху эта картина должна была быть снята на государственной киностудии, но произведена частной студией «Алдонгар-продакшн» продюсером Алией Увальжановой. «Подарок Сталину» поднимает тему, которая куда более остро, чем какая-либо другая , отвечает внутриполитическим задачам современного Казах­стана – сохранять мир и согласие между народами, живущими в нашей стране. Более того, лента обращена к нашему прошлому, когда в сталинскую эпоху в Казахстан эшелонами привозили корейцев, немцев, чеченцев, евреев и сюда же везли политических заключенных из Сибири. И для всех этих людей наша земля, коренные жители которой делились с вынужденными эмигрантами кровом и едой, стала второй родиной.

– Почему фильм называется «Подарок Сталину»? Потому что судьба целого народа (казахов) была отдана в «подарок Сталину», когда было решено в Казахстане производить атомные взрывы, – говорит Гульнара Абикеева. – Ведь первый из них был приурочен именно к юбилею вождя.

без цензуры

Третье десятилетие независимости (2010–2020) в казахском кино ознаменовалось тем, что в него пришло поколение молодых режиссеров, которое киноведы назвали «Дети независимости».

– Самые яркие его представители – Эмир Байгазин и Адильхан Ержанов, – говорит Гульнара Абикеева. – Когда фильм «Уроки гармонии» был удостоен «Серебряного медведя» в 2013 году на Берлинском кинофестивале, Эмиру Байгазину было 28 лет, то есть, когда распался СССР, ему было всего 5 лет, поэтому, конечно, он не помнит и не знает, что такое советская цензура и ограничения. Но на его поколение выпали трудности становления молодого суверенного государства. Об этом они и рассказывают в своих фильмах, а поскольку в их жилах течет дух свободы изначально, то и Байгазин, и Ержанов в своих картинах беспощадно критикуют нашу реальность. Интересно, что оба эти режиссера учились в одной мастерской – Дамира Манабая в Академии искусств им. Т. Жургенова. И оба они сегодня представляют Казахстан на ведущих международных кинофестивалях.

Картины Адильхана Ержанова («Хозяева» и «Ласковое безразличие мира») уже дважды принимали участие на кинофестивале в Каннах. В своих фильмах режиссер задает вопросы: «Кто я?», «Где мой дом?», «Где моя Земля?», «Что за общество, в котором мы живем?». Также это десятилетие можно назвать временем формирования коммерческого казахстанского кино, считает Гульнара Абикеева. Первым режиссером, который доказал, что отечественный зритель ждет и с удовольствием пойдет на свое кино, был Акан Сатаев с картиной «Рэкетир», потом культовой стала картина «Сказ о розовом зайце» Фархата Шарипова, а уже дальше проявила себя целая плеяда коммерческих режиссеров и продюсеров. Это Баян Алагузова, Аскар Узабаев, Нуртас Адамбай, Аскар Бисембин, Нурлан Коянбаев, Ерлан Нургалиев и другие.

Особенностью третьего десятилетия является также появление малобюджетных картин с социальной направленностью, снятых не на государственные деньги.

– Построение модели острокритикующего малобюджетного фильма с альтернативной формой производства – ключевая задача в этом десятилетии, потому что охватывает не только производственную плоскость, а прежде всего этическую – честного разговора автора, решения вопросов киноязыка, а также социального отклика кинопроизведения, – считает кинокритик Инна Смаилова. – Эта тенденция не случайно перекликается с общемировыми социально-политическими процессами и вторит вопросу, поставленному лауреатом Нобелевской премии мира 2021 года, филлипинской журналисткой Марией Ресса: «Чем вы готовы пожертвовать ради правды в построении мира, полного сочувствия?»

Популярное

Все
Преодоление. Пять лет созидания
Признать БВУ соучастниками мошеннических схем предлагают юристы
Семейный психолог, руководитель психологического центра и НПО «Мое возрождение» Альвина ЮСУПОВА говорит о том, как сохранить семью
Остановка по требованию аудита
Семнадцать видов вторсырья принимали на экоакции, посвященной Всемирному дню окружающей среды
Свыше 151 млн тенге выплачено фермерам Приуралья за погибших во время паводка сельхозживотных
Привели в порядок окраину
Отряд «Жасыл ел» привлекут к строительству домов для пострадавших от паводков
20 процентов или шанс на жизнь?
Посевную кампанию завершают фермеры Северного Казахстана
Впустите радость в свою жизнь!
Акцию «Обменяй мусор на подарок» провели в парке Караганды
Объединяя усилия: ГЧП призвано органично дополнять реформы в сфере привлечения инвестиций
9 млрд тенге выделили на теплосети Павлодара, Экибастуза и Аксу
11 стройкомпаний начали строить дома для пострадавших от паводков в селе Иргиз
Быть сильными, ловкими, смелыми
Учат быть солдатом
Бег делает мир чище и добрее
Чистоте в городах мешает мусор в головах
Еще одна напасть – саранча
Консолидация и развитие
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Акцию с воодушевлением поддержали жители Жамбылской области
Дело Бишимбаева: Брат Салтанат Нукеновой рассказал о подготовке к апелляционному суду
Делегация Penn State прибыла в Казахстан для переговоров с Satbayev University
Знание государственного языка сыграло для Марины Сахаровой судьбоносную роль
Для бабушки она всегда құлыншақ и ботақан
Студенты Satbayev University стали победителями республиканского конкурса
В Актюбинской области отремонтируют 866 км автодорог
Аида Балаева рассказала о создании Казахстанского культурного центра в Пекине
Касым-Жомарт Токаев подарил реанимобиль НКЦЭМ
Дистанционная работа: быть или не быть?
Яркий мотопробег и выступления парашютистов создали праздничную атмосферу в Алматинской области
95-й сезон Алматинского ипподрома обещает стать самым зрелищным
Карина Мамаш заявила об угрозах от родственников мужа–дипломата
Массовые нарушения выявлены в системе образования
Кого винить, если у поварихи маникюр, а школьная посуда – в трещинах?
Без вести пропавшая студентка колледжа нашлась в Акмолинской области
Президент ознакомился с ходом строительства нового корпуса ННОЦ
Председатель Мажилиса назвал обоснованной критику в адрес правительства
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Международный день музеев отмечается в Казахстане
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
В целях ускорения реформ и улучшения бизнес-климата
У Ватикана есть процедура для проверки сообщений о сверхъестественном
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Олжасу Сулейменову – 88 лет!
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Учащиеся лицея № 5 имени Панфилова стали членами Международного Панфиловского движения
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии
Сегодня Герою Советского Союза Сагадату Нурмагамбетову исполняется 100 лет со дня рождения

Читайте также

Пример отцов – сыновьям наука
Участники горного фестиваля SHAGAN FEST 2024 преодолели выс…
Уголь нуждается в трансформации
Второй хлеб заявил о себе на полях

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]