В годы лихой войны горстка женщин разных национальностей сумела выжить и сохранить детей

5361
Наталья Денисова, Кызылординская область

Моя бабушка по отцовской линии Галина Ивановна родом из Сибири, а дед Александр Георгиевич – из Тургайского края. Встретились и поженились они перед Великой Отечественной войной в Таджикистане, в городе Исфаре, где работали по комсомольским путевкам на строи­тельстве большого рудника.

Рудник, конечно, был не в самой Исфаре, зеленом красивом городе, а в горах, и жизнь людей, работавших на стройке, благоустроенной назвать нельзя было даже с натяжкой.

– Жили в бараках для семейных работников, – рассказывала бабушка. – Бараки теплые, сухие, построенные из камня и тяжелых бревен, у каждой семьи своя довольно большая комната. Но все равно это «коммуналка», где люди живут, зная все друг о друге, помогая друг другу, часто просто объединяясь, чтобы сходить в горы и заготовить на зиму сухофруктов или посадить поле богары – сор­го. Кормиться-то надо. Деньги за работу на стройке государство платило, но невеликие, а магазинов рядом не было. Раз в месяц приезжала автолавка, и женщины покупали соль, муку, крупы, хлопковое масло,­ да ткани, нитки – одежду шить. Чтобы купить готовые штанишки детям или рубашку мужу – о таком мы тогда не думали. Шили сами, храня выкройки, покупая пуговицы и резинки для отделки и на пояса.

Когда мужчины начали уходить на фронт, женщинам стало тяжело: нужно было и дрова для печей заготавливать, и за кизилом и барбарисом в горы ходить – из этих ягод круглый год делали компот, за травами на отвары – для здоровья, да и чай большой роскошью был. И жить с каждой неделей становилось все хуже, автолавка стала приезжать полупустой, радовало хотя бы то, что вместо денег начальник рудника старался давать народу то зерно, то овощи, выпрошенные у колхозов в обмен на керосин или запчасти для техники.

– А однажды в нашем бараке на двадцать семей не осталось ни одного мужчины, кроме старенького хромого сторожа, – рассказывала Галина Ивановна. – И остались мы с бабами, съехавшимися на стройку в Таджикистан со всего Советского Союза, хозяйствовать сами. Детишек в бараке было тридцать шесть, это я запомнила навсегда, даже имена их помню. О детском саде и мечтать не приходилось в нашей глуши. Детей-школьников у нас не было. все малыши – семьи-то молодые, комсомольские. Вот мы, двадцать женщин, и брали с разрешения начальства рудника выходные по очереди. Каждый день восемнадцать мам уходили на работу, а две оставались на дежурстве по бараку: топили внутри печи, если было прохладно, во дворе на каменном очаге устанавливали казан на сорок литров, чтобы сварить похлебку, да за детьми смотрели. Утром всех их мятным чаем с сухофрук­тами напоишь, выпустишь во двор гулять, а они через час уже ближе к казану стайкой собираются – есть хотят. Хотя бы пустой похлебки. Вот одна женщина хлопочет, готовит суп из тех продуктов, что насобирали с утра женщины по всему бараку, а другая сядет на пенек во дворе, соберет вокруг себя малышню и сказку рассказывает, чтобы детей отвлечь. Один день сказка украинская, другой – татарская, третий – русская. Дети из барака за год после начала войны заговорили на разных языках.

Дружно жили женщины, хотя и были друг другу чужими, из разных сел и городов, разных национальностей, а объединяло их одно – печаль за мужей-фронтовиков и забота о детях.

– А дети слабели, – вспоминала, утирая слезы, бабушка. – Их же кормить молочком, да мяс­ным бульоном надо, а мы каждый день варим то белорусскую затируху с мукой, то русский рататуй из трех-четырех круп на воде. Когда удавалось добыть побольше крупы, варили кашу с хлопковым маслом, узбечка Рано умела делать ее как плов. Дети в такие дни наедались, и хорошо спали. Но полноценно покормить их не удавалось. Моя дочка Ниночка, родившаяся в 1941 году, первый раз сахар-песок увидела уже после войны.

И тогда у бабушки моей, молодой комсомолки Галины, родился план.

– Очень уж хотелось мне Ниночку здоровой сберечь до прихода Саши с фронта, – признавалась она. – Отец о ней спрашивал в каждом письме. И я в пять утра попросила в один из тихих авгус­товских дней у сторожа ружье. Собралась на охоту.

А надо сказать, что в Сибири моя бабушка работала в заготовительной конторе стрелком, била зверя на мясо и пушнину. И белке Галина Ивановна попадала в глаз запросто. По-другому и нельзя было– шкурку испортишь.

Сторож боялся оружие женщине в руки давать. Да и пат­ронов у него было мало. Их выдавали по тридцать в месяц – зверье от барака отпугивать.

– А еще он боялся, что кто-нибудь проговорится, что он оружие в чужие руки передал, а это суд и тюрьма, – рассказывала бабушка. – Но я его убедила в том, что в нашем интернациональном бараке предателей нет.

В общем, один патрон и ружье Галине в то утро сторож дал на час-полтора.

– Я ушла на километр от барака и засела недалеко от дикобразьей норы, – рассказывала бабуля. –Дикобразы пугливые, осторожные, а патрон у меня один. Сидела, не дыша, в засаде, и первого, что попал в обзор, выбравшись из норы, и застрелила. Приволокла его за лапы к бараку. А там женщины уже проснулись, готовились на работу уходить. Увидели меня с добычей, стали хвалить на разных языках, бросились разделывать зверя. А он жирный, пахнет неприятно, но это все же мясо для наших детей. Дежурные сварили из того мяса суп, и, когда мы вернулись с работы, все дети сладко спали. Они, наконец, наелись досыта.

Супом с мясом покормили и сторожа, и он стал разрешать моей бабушке иногда ходить на охоту.

– Дикобразы в холода в норы залегли, но были в горах другие животные, довелось раз убить козла, тогда мы мяса навялили впрок, – рассказывала бабушка. – Какая-то крупная птица однажды попалась, вроде индейки. В общем, выжили мы бараком до Победы, жалко, мужчины вернулись в семьи не все. Лишь у шести детей из тридцати шести к концу войны остались папы.

Мой дед по профессии был оружейным мастером, а еще у него была способность к языкам, он знал семь азиатских языков, от фарси до киргизского. И служил в войну в пехоте. Ремонтировал оружие. Шесть раз получил ножевые ранения в рукопашном бою, а в седьмой его присыпало в окопе во время взрыва. Здорово контузило, и он стал страдать бессонницей и нарушениями речи. Сразу после войны его направили в госпиталь в Кызылорду на реа­билитацию, здесь были очень хорошие врачи-невропатологи и психиатры. И, приехав в Исфару, он собрал семью, чтобы отбыть в Казахстан.

– Как мы прощались с подругами по бараку! – вспоминала бабушка. – Как с детишками расставались! Помню, уже уходить пора, узлы на пороге, а они всей толпой обступили меня и Ниночку, обнимают, а я глажу и нюхаю головенки – русые, рыжие, черненькие. Мой прекрасный, мужественный интернационал! С тех пор всем говорю, что только в дружбе и взаимовыручке –победа, в единстве – сила. Мы с бабами в самых суровых условиях за пять лет не потеряли ни одного малыша, голод победили, болезни преодолевали, носили детей на руках к сельским знахарям. Теплую одежду из стираных и простеганных с хлопком или шерстью мешков у таджиков шить научились. Бог дал нам разные национальности, внешности, языки, но он дал нам и способность дружить и понимать друг друга даже без слов, объединяться идеей. И это – главное.

Популярное

Все
Семья Кривошеевых – Клеустер вернулась из Германии в Казахстан
Строительство водопроводов затягивается в Костанайской области
Очередную водную блокаду терпят жители многострадального села Жанатурмыс
Лжесотрудницу банка задержали полицейские Жетысу
За годы работы частный судебный исполнитель высудил у должников более одного миллиарда тенге
Образцовый порядок навели в своем городе жители Мамлютки
Акция «Таза бейсенбі» призвана сформировать новое экологическое мышление
Сотрудничество, диалог, мир и национальные интересы
Закон принят: жилье станет доступнее!
Скляр побеседовал с вице-президентом Hyundai Motor Group
Пострадавшие от наводнения жители Петропавловска обживают новый микрорайон «Бiрлiк»
Неопознанные объекты в ночном небе Алматы обсуждает Казнет
В акимате определились с названием для нового района Астаны
В Атырау экоэкспертами становятся... фламинго
Поэт от науки
Казахстан – Республика Корея: друзья и стратегические партнеры
Снимают не сглаз, а ответственность
Соглашение ОПЕК+: Казахстан снова перевыполнил план по добыче нефти
Привлекаем все больше гостей
Работать на опережение
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Акцию с воодушевлением поддержали жители Жамбылской области
Студенты Satbayev University стали победителями республиканского конкурса
Для бабушки она всегда құлыншақ и ботақан
В Актюбинской области отремонтируют 866 км автодорог
95-й сезон Алматинского ипподрома обещает стать самым зрелищным
Массовые нарушения выявлены в системе образования
Кого винить, если у поварихи маникюр, а школьная посуда – в трещинах?
В Петропавловске мать с тремя детьми получила ключи от нового дома
На премьер-министра Дании напали в Копенгагене
Интерес инвесторов к разведке металлов растет
Читать книги, учить стихи, ходить в кино…
Германия ввела контроль на границе на время чемпионата Европы по футболу
Онкологические организации получили свыше 30 млрд тенге необоснованной прибыли – Минздрав
Укреплять инклюзивность на госслужбе
Roland Garros: Швёнтек – самая молодая четырехкратная чемпионка турнира
«Билеты на поезд не достать даже за месяц до поездки» – сенатор о проблемах жителей ЗКО
Госзакупки на 3,7 млрд тенге отменены в области Улытау
Осуждены организаторы фиктивных детских садов
За последние пять лет – ни одного преступления
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Консолидация и развитие
Международный день музеев отмечается в Казахстане
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
В целях ускорения реформ и улучшения бизнес-климата
У Ватикана есть процедура для проверки сообщений о сверхъестественном
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Олжасу Сулейменову – 88 лет!
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Учащиеся лицея № 5 имени Панфилова стали членами Международного Панфиловского движения
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии

Читайте также

Тюремным сроком обернулся словесный конфликт в ночном клубе…
Бесплатные юридические консультации проводят в Астане
Неопознанные объекты в ночном небе Алматы обсуждает Казнет
Пострадавшие от наводнения жители Петропавловска обживают н…

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]