Ветер может не только дуть, а солнце – светить

3067
Беседовал Самат Бейсембаев

В стране к 2030 году прогнозируемая нехватка электроэнергии составит около 6 гигаватт

Каково преимущество у ВИЭ перед традиционными источниками теп­ловой и электрической энергии? На какой стадии развития находится данная сфера в РК и как далее нужно ее улучшать? На эти и другие вопросы нам ответила председатель правления ассоциации ВИЭ Qazaq Green Айнур Соспанова.

Как бы Вы оценили стадию развития ВИЭ в Казахстане?

– Этой отрасли в респуб­лике – 15 лет. Можно говорить «всего», а можно – «уже». На мой взгляд, за это время прои­зошли кардинальные изменения, поскольку в стране
имеется­ уже больше трех гигаватт возобновляемых мощнос­тей. За последние пять лет, помимо ВИЭ, в республике других генерирующих источников в эксплуатацию не вводилось.

В стране растет дефицит энергии, и с помощью возобновляе­мых источников риск ускорения этой тенденции снижается. Понятно, что этого мало, и в последующие годы придется форсированно вводить энергетические мощности, не только ВИЭ. Здесь любая генерация пригодится, поскольку до
2030-го ожидается большой энергодефицит – до шести гигаватт.

Вместе с тем надо отметить, что в республику пришли инвес­торы, которые намерены осущест­вить здесь крупные энергетические проекты – по 1 000 МВт энергоустановки смонтировать вместе с накопителями. Это, например, французский Total Energies, саудовский Aqua Power.

По мировым меркам – огромные проекты. Согласно концепции «зеленой» экономики, к 2050 году в Казахстане 50% всей энергетики будет приходиться на возобновляемые и альтернативные энергоисточники. Это возможно, но нужна трансформация рынка, сетевой инфраструктуры, всей энергетической системы. Для того чтобы они могли успешно и системно работать, нужны надежные сети, smart-решения, какие-то источники, которые будут стабилизировать волатильность национальной энергосистемы, – газовые станции, крупные ГЭС, способные к маневру в пики нагрузок.

– Насколько сегодня Казахстан готов к интеграции дивизиона ВИЭ в действующую энергосистему?

– К сожалению, пока к появ­лению большой доли ВИЭ отечественная энергосистема абсолютно не готова. Пропускная способность электросетей слабая. Сети в регионах старые.

Надо понимать, что осуществ­ление проектов ВИЭ должно проводиться в регионах, ведь именно там есть в них необходимость, а также ресурсы – ветер, солнце, территории, особенно на юге Казахстана.

Что касается отраслевых специалистов, можно сказать, у них есть компетенция, опыт, а главное – в стране сформирован благоприятный инвестиционный климат. Международные инвесторы уже обратили внимание на Казахстан.

Надо отметить, они далеко не в каждую страну приходят со своими деньгами и технологиями. Только в те, где минимальны риски и имеется привлекательный инвестиционный климат.

Чем занимается ваша ассоциация в деле наращивания потенциала ВИЭ?

– Наша ассоциация объеди­няет участников рынка возобновляемой энергетики. Мы обеспечиваем диалоговую площадку между госорганами, Правительством и участниками рынка. Это дает возможность приходить к консенсусу при принятии решений, которые позволят дос­тигать целевых индикаторов и обеспечивать снижение рисков для инвесторов, а также гарантировать соблюдение интересов государства.

Естественно, мы аккредитованы в министерствах энергетики, экологии и природных ресурсов. Национальной палате предпринимателей «Атамекен» оказываем поддержку в виде экс­пертизы всех отраслевых юридических документов – законов, подзаконных актов. Это наша основная деятельность. Также информирование.

В этой части мы очень много работаем. Издаем собственный отраслевой журнал, который выпускается на трех языках. Проводим курсы, посвященные основам ВИЭ, которые облег­чают участникам рынка не только реализацию проекта, но и его финансирование.

Ежегодно проводим фестиваль, в рамках которого участники рынка могут собраться, пообщаться, провести двухдневные дискуссии. У нас также имеется новостной портал, который поз­воляет экспертам держать руку на пульсе, отслеживать, какие есть новости в регионе и мире, касающиеся возобновляемой энергетики, «зеленого» развития и так далее.

Сейчас можно услышать, что себестоимость электроэнергии от ВИЭ слишком дорога для масштабирования. Насколько это утверждение обоснованно?

– Смотря с чем сравнивать. Если со старыми угольными станциями, то ВИЭ, конечно, дороже. Но если сравнивать с новыми угольными станциями, которые планируют строить в Казахстане, то уверяю: затраты по сравнению с солнечными и ветряными будут выше. Аукцио­ны последних пары лет свидетельствуют о том, что самый дешевый тариф у ветряных станций – 10,39 тенге за киловатт. Это на уровне газовых станций, которые себя уже окупили, и чуть дороже, чем старые угольные станции в Казахстане.

Солнечные станции – самые дешевые, тариф – в районе 12 тенге. То есть некая изначальная дороговизна СИЭ – это миф.

Тогда откуда этот миф взялся?

– Надо сказать, что когда в Казахстане только начинала развиваться возобновляемая энергетика, она действительно была дорогая. В 2009–2014 годах энерготариф ветряной станции составлял 22,68 тенге, солнечной – 34 тенге за киловатт. Но экономика масштаба, снижение стоимости технологий позволили добиться того, что последние пару лет тарифы стали гораздо ниже.

И не надо забывать, что заемные деньги на проекты по ветру и солнцу в мире можно найти легче и по более выгодной ставке, чем на уголь, который, как топливо, загрязняющее атмосферу и способствующее усилению парникового эффекта, сегодня потерял кредитную поддержку международных институтов развития.

Многие банки, например, Европейский банк развития, Азиатский банк развития, уже достаточно давно не финансируют угольные станции, потому что это экологически вредные проекты, идущие вразрез с ограничениями Парижского сог­лашения по климату 2015 года.

Какие на сегодня есть меры господдержки и как вы сот­рудничаете с государством?

– Есть закон о поддержке ВИЭ, согласно которому единый закупщик электроэнергии дает инвесторам 20-летние контракты, тарифы в тенге, но они индексируются с учетом доллара на период строительства. Все правила игры определены, есть возможность заключить прио­ритетные инвестиционные конт­ракты.

Поэтому в принципе опыт развития ВИЭ в Казахстане как новой отрасли очень успешен. И я, допустим, не знаю других отраслей, которые могли бы вот так похвастаться, что за 10–15 лет стали отдельной самостоятельной отраслью с кадрами, инвес­торами, правилами, игроками рынка.

По Вашему мнению, что еще нужно сделать для поддержки и развития ВИЭ?

– Как минимум, должен сохраняться привлекательный инвестиционный климат. Всем должны быть предоставлены равные возможности.

Нужно задумываться о том, что должно получать государство от реализации крупных и мощных – в 1 000 МВт – проектов. Возможно, при подписании соглашений с крупными инвесторами следует последовательнее отстаивать интересы Казахстана. К примеру, чтобы было локализовано производство, местные кадры работали, чтобы их обучали и так далее.

Компании-инвесторы должны открывать свои кафедры в университетах, передавать опыт и компетенции отечественным специалистам. Можно рассмот­реть и другие формы взаимодействия.

Популярное

Все
УЕФА выбрал лучших футболистов Евро - 2024
Возвращение к истокам: как отметили праздник Сабантуй в Астане
Ермек Маржикпаев: Будет нелегко, но мы настроены на результат
Спасти уникальную породу лошадей вызвались специалисты конезавода «Кобыланды»
Ержан Нурлыбаев назначен вице-министром здравоохранения РК
В Уральске запустят линию по выпуску эмалированного провода
Гиззат Байтурсынов возглавил Комитет искусственного интеллекта в Минцифры
Врачи рассказали о состоянии раненой ножом беременной в Актау
Под вечер начинается смрад
Аскар Жамбакин освобожден от должности вице-министра цифрового развития
Наша сборная завоевала четыре «бронзы» на IBO 2024
Свыше 200 коррупционных преступлений выявлено в акиматах за полгода
Скляр обсудил развитие ж/д отрасли с гендиректором Wabtec
Сель в Кыргызстане: 6 человек погибли в Ошской области
Состоялся технический пуск Шатыркольской горно-обогатительной фабрики
«Цифра» на службе у недропользователей
Представлена концепция развития искусственного интеллекта
Борьба с саранчой: в двух регионах не удается завершить химобработку
Первый в мире паром на водородном топливе запускают в Сан-Франциско
Минцифры  без «белых пятен»
Шымкентский водоканал, признанный лучшим в стране и СНГ, может стать полностью частным
Токаев переговорил по телефону с Путиным
Из почти 40 фонтанов в Атырау работает только один
Судебное реформирование: реалии и перспективы
Строительные рынки переезжают за город
Девушка задушила ребенка и выпрыгнула из колеса обозрения в Алматы
WhatsApp-бот против мошенников действует в Астане
Эпос «Едиге» и топоним «Кушмурун»: неизвестное об известном
В Караганде из мусора делают антивандальные люки для колодцев
Аlma mater казахстанской спецслужбы отмечает 50-летие
Три человека погибли в воинской части в Арысе
Члены самой богатой семьи Великобритании осуждены за эксплуатацию прислуги
Информацию о похищении судьи в Астане подтвердила полиция
Заплатить за «уборку» после паводка отказался отдел ЖКХ Петропавловска
12 млн тенге присвоила из бюджета директор детсада в Таразе
На востоке республики вдвое увеличен объем ремонта дорог
Казахстан инициирует закон о семейно-бытовом насилии в рамках МПА СНГ
Сколько выпускников набрало пороговый балл на ЕНТ
Гости из Поднебесной ознакомились с туристическим потенциалом края
Неделя добра продолжается в регионах

Читайте также

Все пути ведут в... центр качества дорожных активов
Аида Балаева: Закон «О масс-медиа» разрабатывался в жарких …
Ермек Маржикпаев: Будет нелегко, но мы настроены на результ…
Искусственный интеллект нашел применение в медицине

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]