Лазейка на миллиарды

28056
Галина Вологодская

В июне «Казахстанская правда» подняла тему особенностей госзакупок на востоке страны («По специальному порядку», 8 июня 2020 года). Напомним: когда в рамках ЧП в связи с угрозой коронавируса ввели специальный порядок при госзакупках, в Усть-Каменогорске львиная доля проектов по дорожным работам досталась двум компаниям, а по разведке запасов питьевой воды для сел области – 100% объемов ушло в руки одного ТОО.

Поднялся шум. В областной палате предпринимателей на тот момент причиной всему посчитали неточную формулировку, закравшуюся в постановление Правительства «Об определении специального порядка государственных закупок». Мол, организаторы конкурсов воспользовались расплывчатостью понятия «административно-террито­риальная единица» и отклонили все компании, зарегистрированные в других городах и районах области.

Сегодня выясняется: дело вов­се не в формулировках. Вернее, не только в них. Проверка, организованная областным департаментом внутреннего гос­аудита, выявила ряд серьезных нарушений. Например, в случае с дорожными проектами заказчик (отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог Усть-Каменогорска) сначала объявил открытые конкурсы на средний ремонт улиц, а затем резко отменил их под предлогом корректировки бюджета. Хотя никаких бюджетных решений на тот момент городской маслихат не принимал.

Кроме того, в ходе анализа «дорожных» конкурсов аудиторы выявили целый ряд необоснованных отклонений заявок потенциальных поставщиков. В итоге крупные дорожно-строи­тельные предприятия, справедливо рассчитывавшие на победу в конкурсах, остались с носом. Большинство наиболее дорого­стоящих проектов ушло по спецпорядку в руки всего двух компаний.

Как констатировали в департаменте госаудита, заказчиком – отделом ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог – допущено нарушение по части 3 ст. 207 КоАП РК (преждевременный отказ от госзакупок). Начальника отдела привлекли к ответственности в виде штрафа в 100 месячных расчетных показателей, или 277,8 тыс. тенге. Такую вот «суровую» кару понес госслужащий.

Аналогичное нарушение аудиторы выявили при проведении конкурса на доразведку запасов питьевой воды в Аягозском районе. Организатор – обл­управление по госзакупкам и коммунальной собственности – провел его по спецпорядку и точно так же отклонил заявку ведущего в регионе геологичес­кого ТОО с огромным опытом работы. Как выяснилось, отклонил незаконно. Цена, которую предложили геологи-профессионалы, была наименьшей, самой выгодной.

– Допущено нарушение принципов, приведенных в статье 4 Закона «О государственных закупках», – сообщил руководитель департамента внутреннего гос­аудита Серик Мамаев. – А именно – принципа равных возможностей для участия в про­цедуре государственных закупок и обеспечения добросовестной конкуренции среди потенциальных поставщиков.

Самое любопытное – проект по запасам питьевой воды на блюдечке с голубой каемочкой получило то же предприятие, которому достались «лакомые» дорогостоящие проекты по дорожным и инфраструктурным работам в Усть-Каменогорске и Семее. Можно было бы порадоваться за «универсалов широкого профиля» из одного ТОО, успеваю­щего и дороги реконструировать, и водопроводы строить, и геологические скважины бурить. Однако, как видно, вокруг «побед» этой компании много непонятного. Похоже, с этим придется разбираться суду.

Избранные

Два года назад известный восточно-казахстанский дорожник Александр Федосов заявил о потенциальных потерях бюджета в связи с практикой госзакупок из одного источника в 2017–2018 годах. Такие данные выложены на портале госзакупок, они открыты и доступны, каждый может полюбопытствовать, посчитать. Только в Усть-Каменогорске четыре проекта (три дорожных и один инфраструктурный) потянули на сумму больше 7 млрд тенге. Если бы конкурсы прошли в открытой борьбе, бюджет мог сэкономить за счет 10% скидки 700 млн тенге. Однако по варианту «из одного источника» сумма скидки оказалась… в 30 раз меньше – 23 млн тенге.

Еще наглядней картина по Семею. Только три крупных проекта (реконструкция аэропорта, сооружение водопровода в районе Затона, а также строительство культурно-спортивного комплекса) потянули на беспрецедентную для города сумму 29,8 млрд тенге. Забегая вперед, скажем: все три стройки в итоге обошлись казне куда дороже.

Несмотря на то что данные конкурсы относятся к 2017–2018 годам и вроде бы теперь дело прошлое, «Казахстанская правда» решила выяснить подробности. Ответы, полученные на редакцион­ные запросы, просто изумляют. Например, заказчик работ по реконструкции аэропорта Семея (управление пассажирского транспорта и автомобильных дорог Восточно-Казахстанской области) заявило: оно, мол, не в курсе, как организатор провел госзакупки.

Вместе с тем никакого секрета нет. Известно, что заявки подавали, минимум, три крупные опытные компании. Все готовы были побороться за подряды стоимостью больше 10 млрд тенге, значит, пойти на удешевление выполненных работ. Однако вмешались некие силы, и закупки организовали из одного источника. Скидка, которая могла сос­тавить сотни миллионов тенге, составила… 1 млн.

Еще по одному объекту в Семее – культурно-спортивному комплексу, больше известному в народе как Абай-арена, заказчиком выступил городской отдел строительства. Картина та же: из всех, кто подал конкурсные заявки, а это минимум 4 предприя­тия, допус­тили одно. Остальных отклонили под предлогом несоответствия документации и квалификации. Итог: проект стоимостью 18 млрд 284 млн тенге (!) отдали способом из одного источника с символичес­кой скидкой 28 тыс. тенге.

– ТОО «Казстройподряд», «АБК курылыс-1», «Ария Жана Астана» обжаловали итоги, – сообщил руководитель городского отдела строительства Болат Жакаев. – В соответствии с решением департамента внутреннего государственного аудита по Восточно-Казахстанской области было отказано в удовлетворении жалоб в связи с тем, что доводы… не подт­вердились.

В сентябре прошлого года в ходе ежегодного Послания народу Казахстана Президент Касым-Жомарт Токаев привел пример: 75% госзакупок в 2018 году, а это на сумму 3,3 трлн тенге, осуществлены неконкурентным способом из одного источника. Глава государства назвал это кормушкой для чиновников и «прилипал».

– В нашей области есть примеры, когда в закупках участвовали 9–12 компаний и всех отклоняли, отдавали «одному источнику», – рассказал директор восточно-казахстанского дорожного предприя­тия Александр Федосов. – Таких «избранных» ТОО немного, четыре-пять, они всем известны.

Что стоит арену построить

С 2019 года по указанию Главы государства все «тяжеловесные» дорогостоящие закупки перевели исключительно на открытые конкурентные условия. Однако в законодательстве остались лазейки, которыми на востоке страны пользуются с особым удовольствием. Речь идет о ст. 45 Закона «О госзакупках» и ст. 655 Гражданского кодекса, содержащих основания для внесения изменений в проекты. В частности, в них сказано, что допускается увеличение суммы договора о госзакупках, если в проектно-сметную документацию, прошедшую госэкспертизу, внесены изменения и принято решение о дополнительном выделении денег на сумму такого изменения.

«Казахстанская правда» собрала далеко не полный перечень примеров таких дополненных и главное – пересчитанных – проек­тов. Например, стоимость реконструкции аэропорта Семея в соответствии с дополнительным соглашением с подрядчиком выросла с 10,145 млрд до 11,2 млрд тенге. В том же Семее проект водопроводных сетей в районе Затона, стоивший по договору 1,356 млрд тенге, по допсоглашению «разбух» до 2,395 млрд. В Усть-Каменогорске проект инженерно-коммуникационной инфраструктуры по проспекту Сатпаева с выходом на Самарское шоссе стоил по договору 2,4 млрд, после заключения допсоглашения – 4,5 млрд тенге. И, наконец, вишенка на торте: строительство культурно-спортивного комплекса в Семее, или по-народному Абай-арены. Объект, и без того имевший колоссальную стоимость 18,284 млрд тенге, по допсоглашению вырос до… 26,825 млрд тенге!

Повторимся, это далеко не полный перечень проектов, пересмотренных с большим плюсом к финансированию.

– В «нулевых» мы строили дорогу от Риддера до границы с Россией, – привел пример Александр Федосов. – Цена проекта была 1,3 миллиарда тенге, но по ходу началось удорожание. Так мы три года доказывали, что надо сделать корректировку, приводили доводы в республиканской бюджетной комиссии. Нам добавили 300 миллионов. Правительство все делает, чтобы сдержать рост цен, обуздать инфляцию. А здесь прос­тым путем корректировки стои­мость увеличивают на ­30–50%! Надо же помнить, что речь идет о бюджетных средствах.

Мы поинтересовались причинами пересмотра проектов, которые вроде как были абсолютно готовы, прошли госэкпертизу, все сог­ласования, а также конкурсные процедуры. Удорожание по аэропорту Семея (на 1,1 млрд тенге) в облуправлении пассажирского транспорта и автомобильных дорог объяснили… девальвацией национальной валюты и пересчетом коэффициента МРП на 2017 год. Семейский спорткомп­лекс (Абай-арена), по данным гор­отдела строи­тельства, стал дороже на 8,162 млрд тенге в связи с изменениями в системах отоп­ления, вентиляции, освещения, электрооборудования, видеонаб­людения, а также (цитата) «строи­тельством парка с устройством фонтана и искусственного пруда».

По инженерно-коммуника­ционной инфраструктуре от проспекта Сатпаева до Самарского шоссе в Усть-Каменогорске в горотделе ЖКХ дополнительное финансирование в 2,1 млрд тенге объяс­нили работами, не учтенными в проектно-сметной документации. В том числе – отсыпкой скального грунта, повышением земельного полотна на 2 метра, сооружением водопропускных труб, устройством тротуаров и велодорожек, включением третьей дополнительной полосы с двусторонним движением вместо разделительной.

А фантастический рост бюджета реконструкции моста через Иртыш (с 2,5 млрд тенге до 10,8 млрд) вызван решением о расширении с шести полос до восьми. Если что, реконструкция, начавшаяся в 2014 году, так и не закончена. Еще деньги нужны?

Ту же песню сейчас запели вокруг строительства дороги от проспекта Есенберлина до улицы Жибек Жолы в Усть-Каменогорске. Подрядчик вдруг обнаружил «неучтенные» работы: не тот грунт, не хватает поворотов, нужна дополнительная полоса с двусторонним движением вмес­то разделительной, а значит, потребуются дополнительные расходы... В горотделе ЖКХ зая­вили: в акимате уже думают о корректировке.

Характерно, что во всех гос­органах на вопрос об удорожании проектов дружно заверили: все измененные ПСД получили положительное заключение госэкспертизы. Уже знакомый вам начальник отдела ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог акимата Усть-Каменогорска даже заявил: корректировка стоимости проек­та – стандарт­ная процедура, применяемая по объективным причинам. Все, мол, по закону. При этом ни один заказчик не обмолвился, понес ли хоть кто-нибудь ответственность за низкое качество техзаданий или проектирования? Ответил ли кто-нибудь за то, что бюджетные средства, направленные на разработку первоначальных ТЭО и ПСД, оказались, по сути, выброшенными на ветер?

– Законом предусмотрена корректировка проекта на основе согласованной сторонами дополнительной сметы, – дал комментарий Александр Федосов. – Но, к сожалению, не установлены ограничения по дополнительному финансированию. Как показывает жизнь, в акиматах этой лазейкой вовсю пользуются – допускают удорожание на 30–50%. Осваивают миллиарды. Нужно срочно вносить изменения в законодательство, установить, например, предел в 10%. Выросли цены на металл, цемент – делаешь запрос в палату предпринимателей, доказываешь, подаешь документы. И только в этом случае смету могут пересчитать на определенный процент, выделить подрядчику дополнительные деньги.

По словам дорожника, практика, когда готовые проекты корректируют с плюсом на миллиарды, сегодня вошла в систему. Причем конкурсы на новые дополнительные виды работ не проводятся, все уходит тому же подрядчику.

– Любое дорожно-строительное предприятие при реализации проекта сталкивается со сложностями, – заключил Александр Федосов. – То грунт не тот, то водопропускные сооружения не учтены. Всякое бывает. Но никогда цивилизованный заказчик не идет на кардинальные пересчеты, потому что речь идет о бюджетных деньгах. Только в Восточном Казахстане это превратили в стандартную процедуру.

Про детсады и школы

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на недавнем совещании по вопросам борьбы с коррупцией отметил: «Без устранения причин и условий самих коррупционных явлений – это борьба с ветряными мельницами. Люди должны видеть, что чиновника или какого-либо руководителя не просто привлекли к ответственности, но и в работе госорганов, где они занимали свои посты, произошли коренные перемены, которые исключают повторение выявленных нарушений. Пока такой комплексной и превентивной работы я не вижу. Чиновники меняются по кругу один за другим, а системные проблемы не решаются». Как подчеркнул Глава государства, нужно усилить общественный контроль по всему фронту противодейст­вия коррупции. Добавить к этому что-то сложно.

Для справки: что можно было бы построить на 12,8 млрд тенге, на которые скорректировали упомянутые выше проекты в ВКО? На том же августовском совещании прозвучали такие цифры: на 74,6 млрд тенге, возвращенных в бюджет, можно было бы пост­роить 37 школ или 70 детских садов. Исходя из этого, в области можно было бы построить 6 школ или 12 детских садов.

Популярное

Все
Семья Кривошеевых – Клеустер вернулась из Германии в Казахстан
Строительство водопроводов затягивается в Костанайской области
Очередную водную блокаду терпят жители многострадального села Жанатурмыс
Лжесотрудницу банка задержали полицейские Жетысу
За годы работы частный судебный исполнитель высудил у должников более одного миллиарда тенге
Акция «Таза бейсенбі» призвана сформировать новое экологическое мышление
Образцовый порядок навели в своем городе жители Мамлютки
Сотрудничество, диалог, мир и национальные интересы
Закон принят: жилье станет доступнее!
Скляр побеседовал с вице-президентом Hyundai Motor Group
Пострадавшие от наводнения жители Петропавловска обживают новый микрорайон «Бiрлiк»
Неопознанные объекты в ночном небе Алматы обсуждает Казнет
В Атырау экоэкспертами становятся... фламинго
В акимате определились с названием для нового района Астаны
Поэт от науки
Казахстан – Республика Корея: друзья и стратегические партнеры
Соглашение ОПЕК+: Казахстан снова перевыполнил план по добыче нефти
Снимают не сглаз, а ответственность
Привлекаем все больше гостей
Работать на опережение
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Акцию с воодушевлением поддержали жители Жамбылской области
Студенты Satbayev University стали победителями республиканского конкурса
Для бабушки она всегда құлыншақ и ботақан
В Актюбинской области отремонтируют 866 км автодорог
95-й сезон Алматинского ипподрома обещает стать самым зрелищным
Массовые нарушения выявлены в системе образования
Кого винить, если у поварихи маникюр, а школьная посуда – в трещинах?
В Петропавловске мать с тремя детьми получила ключи от нового дома
На премьер-министра Дании напали в Копенгагене
Интерес инвесторов к разведке металлов растет
Читать книги, учить стихи, ходить в кино…
Германия ввела контроль на границе на время чемпионата Европы по футболу
Онкологические организации получили свыше 30 млрд тенге необоснованной прибыли – Минздрав
Укреплять инклюзивность на госслужбе
Roland Garros: Швёнтек – самая молодая четырехкратная чемпионка турнира
«Билеты на поезд не достать даже за месяц до поездки» – сенатор о проблемах жителей ЗКО
Госзакупки на 3,7 млрд тенге отменены в области Улытау
Осуждены организаторы фиктивных детских садов
За последние пять лет – ни одного преступления
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Консолидация и развитие
Международный день музеев отмечается в Казахстане
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
В целях ускорения реформ и улучшения бизнес-климата
У Ватикана есть процедура для проверки сообщений о сверхъестественном
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Олжасу Сулейменову – 88 лет!
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Учащиеся лицея № 5 имени Панфилова стали членами Международного Панфиловского движения
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии

Читайте также

«Вложись, построй, а мы тебя снесем...»
«Зубная» боль дантистов
Поля на голодном пайке
«Кошмары» на площадке автохлама

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]