​Реально ли удвоить ВВП?
Асель Муканова

– Давайте с места в карьер! Что, по-Вашему, нужно сделать, чтобы добиться ускорения экономического роста, о чем неоднократно говорил Глава государства и над чем, в частности, работает Национальный совет общественного доверия и Высший совет по реформам при Президенте?

– Для того чтобы обеспечить ускорение ВВП, в государстве необходимо создать более благоприятные политические условия для реализации эффективной, амбициозной и ответственной экономической политики. Учитывая, что мир развивается с ежегодными темпами 3–4%, республике крайне важно достичь роста ВВП не менее 7,2%. Удвоение ВВП повлечет за собой повышение заработной платы, пенсий, стипендий и пособий в 2–3 раза.

Казахстан и ряд других стран ЕАЭС одновременно находятся в «ловушке медленного роста». Поэтому другой стратегической задачей является своевременный выход республики из нее.

Сделано уже немало: на заседаниях ВСР рассмотрены и одобрены Национальный план развития РК до 2025 года, Общенациональные приоритеты, переформатирована система государственного планирования, проработаны Социальный кодекс, проект «Цифровой Казахстан», «АПК-2025», Концепция развития госуправления до 2030 года и другие программы.

Выступая перед членами Высшего совета, Президент Касым-Жомарт Токаев подчеркнул необходимость открыто говорить о существующих проблемах и задачах, не обходить «острые углы» или «подводные камни». В связи с этим наш институт разработал проект правительственной программы по стимулированию и ускорению экономического роста. Дальнейшая ее проработка с подключением заинтересованных госорганов и практическое осуществление могут стать отправной точкой для построения в течение последующих лет процветающего государства.

Правильно определив стратегические цели, проявив волю при движении по этому пути, мы обезопасим республику от лишних движений, растраты времени и ресурсов.

Скажу больше: убежден, что в случае одобрения предлагаемых подходов и проведения ответственной экономической политики мир будет говорить о сотворенном «экономическом чуде» Казахстана. И нужно помнить, что, помимо текущих задач, на нас лежит огромная ответственность перед будущими поколениями в деле модернизации страны.

– Охарактеризуйте, пожалуйста, нынешнее социально-экономическое развитие Казахстана. Что нам мешает?

– По нашей оценке, Казах­стан ежегодно недополучает дополнительных пунктов ВВП по 14 направлениям, то есть ряд источников заблокирован. С точки зрения ускорения ВВП в экономике частично нарушены принципы и правила квантовой физики: чтобы преобразовать хаос в систему, надо заставить все частицы хаоса двигаться в одном направлении.

Иными словами, чтобы обеспечить удвоение ВВП, необходимо заставить все компоненты (инструменты, механизмы) экономической политики двигаться в одном направлении.

Кроме того, для разгона ВВП ключевые параметры макроэкономической политики, включая денежно-кредитную, бюджетную, налоговую и другие, должны находиться строго в нужных коридорах с учетом мирового опыта. Последовательное и комплексное решение этих вопросов позволит ускорить экономичес­кий рост.

В последние годы экспортно-сырьевая модель развития исчерпала себя. Поэтому Нацфонд и госбюджет стали компенсатором социально-экономических диспропорций и дисбалансов.

В результате досрочного достижения индикативных целей Стратегии «Казахстан-2030», по итогам реализации двух пятилеток ГПИИР и ряда отраслевых программ в экономике сформировался пул структурообразующих секторов.

– Вот об этом, пожалуйста, поподробнее…

– Экспортно-сырьевой сектор – 14–16% ВВП, состоящий из горнодобывающей, нефтегазовой, металлургической промышленности и частично АПК (зерно и мука). Внутренне-ориентированный сектор – 24–26% ВВП – охватывает обрабатывающую промышленность, строительство, сельское хозяйство и некоторые другие отрасли. Инфраструктурный сектор – транспорт, складирование, связь, информация, электро- и водоснабжение. Сектор производит примерно 11–12% ВВП.

Один из крупных секторов – торговля и ремонт – занимает 16–17% ВВП. Главная его особенность – процесс абсорбации рабочей силы, выбывающей из других отраслей экономики. Сектор социальных услуг является преимущественно нерыночным и производит 7–8% ВВП – это образование, здравоохранение и социальные услуги, ЖКХ.

«Прочие отрасли» (около 21–25% ВВП) – госуправление (1,8%), гостиничный бизнес и общепит (1,2%), финансовая и страховая деятельность (3–4%), операции с недвижимым имуществом (7–8%), профессиональная, научная и техническая деятельность (4–5%). Это примерно 14,2% всех занятых.

Таким образом, наша экономика распалась на несколько групп и состоит из шести структуро-образующих секторов, что требует иного подхода и других параметров экономической политики.

При таких условиях и в результате перетока валовой добавленной стоимости (ВДС) между секторами возникли структурные дисбалансы и диспропорции – основа для структурного кризиса. Сектор социальных услуг продолжает формировать так называемую налогово-бюджетную нагрузку для госбюджета. Сектор торговли создал антиконкурентную и «теневую» нагрузку для отечественных товаропроизводителей обрабатывающей промышленности.

Наблюдаются отток и незаконный вывоз капитала из страны при дефиците национальных инвестиций и сбережений. А разница цен между экспортно-сырьевым и внутренне-ориентированным секторами привела к появлению «голландской болезни» (в период высоких цен на нефть), деиндустриализации и «казахской экономической болезни» (национализации убыточных и приватизации прибыльных предприятий).

Из-за углубления этих дисбалансов, а также при значительном росте непроцентных расходов госбюджета ряд источников достижения экономического роста блокирован, а другие исчерпали свои возможности.

Баланс между секторами поддерживался за счет нескольких компенсаторов – низкой зарплаты, обменного курса тенге, конт-роля цен на социально значимые товары, субсидирования. Однако запас их прочности из года в год ослабевал, и начался процесс ослабления их эффективности. Это привело к снижению конкурентоспособности экономики и замедлению темпов роста ВВП.

– Что еще блокирует экономический рост?

– Мировой опыт показывает, что одним из важных факторов роста являются так называемые размеры государства – расходы расширенного Правительства (госбюджета, квазигоссектора, Нацбанка, всех фондов и финансовых организаций с участием государства). Для большей части стран мира в последние 50 лет характерна отрицательная связь между размерами государства и темпами экономического роста, поскольку высокий удельный вес госрасходов в ВВП препятствует экономичес­кому росту.

В других государствах, в особенности ОЭСР, зафиксирована противоположная зависимость. Среднегодовые темпы прироста ВВП в странах с относительно низкими госрасходами составляли 6,6% в год. По мере увеличения размеров государства среднегодовой темп прироста начинал снижаться.

Иными словами, за каждые 10 процентных пунктов роста госрасходов страны ОЭСР расплачивались снижением среднегодовых темпов прироста ВВП на 1 процентный пункт. Доля госрасходов на уровне 20% ВВП соответствует среднегодовым темпам прироста на уровне 5% в год. Тогда как увеличение доли госрасходов до 45% ВВП снижает эти темпы в 2 раза.

На наш взгляд, Казахстан оказался в группе стран, где прекратились высокие темпы роста ВВП. Только в 2020 году расходы расширенного Правительства Казахстана составили 68% ВВП. Поэтому не стоит удивляться, почему в стране нет ожидаемого роста ВВП.

– Какова во всем этом роль Национального банка?

– Его задачей является обеспечение стабильности цен. Между тем с учетом мирового опыта одной из целей регулятора должно стать стимулирование роста экономики. Следует возложить на Нацбанк часть юридической ответственности за состояние экономического роста. Пока же создаваемые НБ условия для национальной экономики путем стабилизации цен (инфляционное таргетирование) продолжают удерживать страну в «ловушке медленного роста» ВВП.

В Послании Президента 2017 года было отмечено, что Нацбанк совместно с Правительством должен отвечать за экономический рост. В нынешнем Послании Касым-Жомарт Токаев также подчеркнул, что настало время «по-новому подойти к денежно-кредитной политике», требуется усилить и ее стимулирующую роль.

К примеру, ФРС США имеет двойной мандат – контролирует и инфляцию, и безработицу. Поэтому предлагается внести изменения и дополнения в Закон «О Национальном банке РК» от 30 марта 1995 года в части, касающейся целей и задач.

Необходимо скорректировать денежно-кредитную политику с целью обеспечения стабильности не только цен, но и экономичес­кого роста. Сегодня регулятор реализует денежно-кредитную политику в режиме инфляционного таргетирования как наиболее оптимальную на текущем этапе. Но анализ показывает, что это не позволяет Нацбанку обеспечить полную стабильность цен, достичь высоких темпов роста.

Инфляционное таргетирование успешно осуществляется в странах с высоким уровнем диверсификации экономики и МСБ. При нынешних условиях коммерческие банки не торопятся кредитовать реальную экономику, поскольку имеют хорошую возможность зарабатывать на валютном рынке, на инструментах Нацбанка и Минфина.

Мы предлагаем Нацбанку одновременно использовать и режим инфляционного таргетирования, и таргетирование ВВП. В случае конфликта между ними проработать компромиссный (смешанный) вариант режима с учетом поставленных задач со стороны Главы государства.

Речь идет о производственных инвестициях, инвестиционных и «точечных» эмиссиях, направленных исключительно для производства товаров и насыщения внутреннего рынка. Увеличение товарной массы по сравнению с денежной даст дополнительный эффект для борьбы с инфляцией.

Для сдерживания инфляции в среднесрочном периоде и достижения роста ВВП следует сократить разрыв между процентными ставками и средней нормой рентабельности в реальном секторе экономики. Сейчас рентабельность производства в несырьевом секторе Казахстана низкая, а ставки по кредитам высокие, компании не спасает даже увеличение доли собственной прибыли, направляемой на инвестиции.

– Какие еще проблемы, на Ваш взгляд, требуют незамедлительного решения?

– Среди нерешенных вопросов следует выделить проблему стратегического планирования, от его грамотного построения во многом и зависит ускорение темпов экономического роста. Агентством стратегического планирования и реформам принимаются системные меры. Между тем по-прежнему актуально отсутствие политической преемственности стратегических планов.

В развитых демократических странах политические деятели одного избирательного цикла не вправе обременять своими решениями политиков, приходящих им на смену. Следовательно, они принимают стратегические планы, как правило, не выходящие за пределы сроков своих полномочий.

В наших условиях политичес­кие государственные служащие с легкостью принимали и принимают стратегии, рассчитанные на десятилетия, не очень заботясь при этом о разрывах между декларируемыми намерениями и реальными результатами в развитии страны, регионов и городов. Кстати, длительное нахождение ряда политических госслужащих во власти и их регулярное перемещение с одного министерства в другое тоже связано с длительностью реализации документов.

Правительство продолжает использовать механизм «скользящего планирования», при котором, не дожидаясь наступления сроков окончания программ и стратегий, начинает разрабатывать их новые версии на более отдаленный период.

При продолжении такого тренда и несовпадении временного горизонта документов стратегического планирования со сроками деятельности Правительства, Парламента, министров, акимов и других будет продолжаться уход от политической ответственности за невыполнение своих обе-щаний и провал стратегических документов – одни принимают действующие программы при назначении на должность, другие оставляют их в наследство.

Отдельный блок нашей программы касается экономических болезней. На повестку дня, наряду уже с имеющимися экономическими болезнями, такими как «голландская» (укрепление валютного курса в результате экспорта сырьевых ресурсов, падение конкурентоспособности несырьевого сектора), «венесуэльская» (полная либо частичная национализация предприятий), «зимбабвийская» (установление контроля над экономикой, избирательным процессом, СМИ), вносится вопрос о «казахской» экономической болезни. Речь идет о национализации убыточных (за счет АО «ФНБ «Самрук-Казына») и приватизации прибыльных компаний (Программа приватизации). Комплексное и последовательное лечение указанных болезней откроет новые возможности для ускорения ВВП.

Другой пакет программы направлен на использование возможностей потребления с учетом параметров платежного баланса. В мире существует два способа разгона ВВП: инвестиции и потребление. Эмпирически доказано, что экономический рост ускоряется, когда растут доходы бедной части и низкодоходных групп населения.

Увеличение доходов наиболее состоятельных (зажиточных) 20% населения ведет к сокращению ВВП на 0,1%, в то же время, когда происходит увеличение доходов наименее состоятельных (бедных) 20% населения, это ведет к росту ВВП на 0,4%.

Программа предлагает использовать возможности глобальной цепочки добавленной стоимости (ГЦДС).

В мире образовались два вида экономических сетей, состоя­щих из ГЦДС, регулируемых как производителем (producer-driven chains), так и покупателем (buyer-driven chains). ГЦДС, регулируемые производителем, характерны для технологически интенсивных и капиталоемких отраслей обрабатывающей промышленности (автомобильной, авиационной, фармацевтической, электронной). Для них мы должны разработать Дорожную карту по работе с крупными ТНК.

Что касается ГЦДС, регулируе­мых покупателем, то они более типичны для тех отраслей промышленности, в которых ведущую роль играют розничные компании, занимающиеся продвижением и продажей товара, а также производители брендовой продукции. Этот тип цепочек характерен для отрас­лей с низкими потребностями в квалифицированной рабочей силе и капитале – производства одежды, обуви, игрушек и изделий ручной работы.

Поэтому для создания в Казахстане ГЦДС, регулируемых покупателем, необходимо разработать План мероприятий по созданию и развитию розничных компаний, занимающихся продвижением и сбытом товаров, а также производителей брендовой продукции.

Программа также предусмат­ривает системные меры по совершенствованию бюджетной политики. Состояние межбюджетных отношений начинает входить в противоречие с целями и задачами отдельных реформ, касающихся 17 регионов и городов.

Например, доля бюджетов всех 17 регионов и городов страны составляет около 30%, в то время как доля республиканского бюджета – 70%. При таких условиях в стране стремительно растет особый вид предпринимательства – бизнес, основанный на госбюджете, где нет рисков. К примеру, значительная часть средств госорганов и квазигоссектора направляется на выплату аренды зданий в Нур-Султане. Владельцами отдельных зданий являются частные лица и компании, а окупаемость этих объектов гарантируется средствами госбюджета.

Действующие правила Бюджетного и Налогового кодексов (путем изъятия и распределения) разделили акимов 17 регионов и городов на две большие группы: акимы без экономической мотивации (регионы-доноры) и акимы – иждивенцы (регионы-реципиенты).

В заключение еще раз отмечу: практическая реализация правительственной программы «Новая модель экономического роста – программа удвоения ВВП до 2031 года» позволит достичь высоких темпов роста ВВП. В первую очередь за счет разблокировки 14 источников роста, путем упорядочивания всех компонентов и направлений экономической политики, локализации рисков и вызовов, связанных со структурными диспропорциями и распадом экономики на несколько групп.

Популярное

Все
Заболеваемость COVID-19 растет. Ждать ли ограничений, ответили в Минздраве РК
Таксист увёз девушку за город в Караганде
Ограничить покупку и продажу рублей в обменных пунктах предложил мажилисмен
Отстрел 80 тысяч сайгаков планируется разрешить в Казахстане
Сильный ветер сорвал кровли более чем 40 домов и школ в Акмолинской области
Депутат резко раскритиковал новые правила подушевого финансирования детских кружков
Срок перехода на ОСИ продлили в Казахстане – подписан закон
Что происходит с тенге – свежие данные
30 лет дипломатической службе независимого Казахстана – статья Мухтара Тлеуберди
Новые льготы появились у лиц с инвалидностью в Казахстане – подписан закон
Каким должен быть "правильный" исследовательский вуз – интервью с главой КАТУ
Ситуация по коронавирусу в Казахстане на 26 июня
Пересмотреть ставки некоторых налогов предлагают в Минфине РК
Повысить пенсию в Казахстане предлагает Минтруда
Электросамокаты разрушают древнюю архитектуру Рима
Пенсионный возраст: cнижать или нет?
Ограничения из-за COVID-19 снова вводят в Казахстане
В мире наступает эра глобального дефицита?
О каких новшествах нужно знать поступающим в казахстанские колледжи
Cтуденты из Индии утонули в каньоне Аксу: появилось видео, снятое за секунды до трагедии
Закон РК «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан»
Появилось видео последнего прыжка казахстанца для ролика в TikTok в Актау
Известные казахстанцы высказались о прошедшем референдуме
45-градусная жара придет в Казахстан
Шура спел на улице в Нур-Султане
Дефицит казахстанского газа через три года спрогнозировал министр энергетики
Уникальные материалы об истории Казахстана привезли из-за границы
Выступление Токаева в Петербурге вызвало большой резонанс в казахстанском обществе
"Мальчик 3 часа избивал девочку в детском центре развития": возбуждено уголовное дело
Евросоюз выступил с заявлением о референдуме в Казахстане
Цены на бензин марки АИ-95 могут вырасти в Казахстане
О Токаеве пишут влиятельные СМИ многих стран после выступления на ПМЭФ
Что осталось от Аральского моря, показал космонавт с борта МКС
Национальный курултай – возрожденная традиция для Нового Казахстана
Стихийный самозахват земель идет в Павлодаре
Планы по запрету вейпов разъяснили в Миннацэкономики
Стали известны подробности убийства подростка в Алматы
"Сбежавший" от СМИ аким Кызылординской области рассказал о своих дорогих часах
Наука как решающий фактор развития Казахстана
Доставила "испанский чизкейк": справившую нужду в лифте девушку арестовали в Нур-Султане

Читайте также

Статьи
Впереди встречи с избирателями
Статьи
Счастье в каждом доме
Статьи
Рейсов много, а нареканий и того больше
Статьи
И за, и против

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]