Жизнь после смерти

7319
Алла Серикбаева

В связи с нехваткой земель сегодня для многих стран актуален вопрос об альтернативных способах захоронения. В Казахстане данная проблема касается только крупных городов, и уже построен первый крематорий, который стал в обществе яблоком раздора.

С переходом к рыночной экономике в Казахстане стали появляться частные фирмы, оказывающие ритуальные услуги. С каждым годом их количество только растет. И это весьма прибыльное дело. Оно и понятно – люди будут умирать всегда. А на чужом горе, как это ни ужасно, можно неплохо заработать.

Было даже подсчитано, что ежегодно в Казахстане умирают порядка 152 тыс. человек, на захоронение которых в среднем уходит 44,5 млн долларов. Финансовый маркетплейс Ranking сообщал, что в первом квартале 2022 года объем ритуальных услуг составил более 1,8 млрд тенге, что в 2,3 раза больше в денежном выражении по сравнению с аналогичным периодом 2021 года.

Учитывая постоянную потребность, эта сфера, как и любая другая, должна четко регулироваться. В 2019 году Министерство национальной экономики утвердило Типовые правила погребения и организации дела по уходу за могилами, которые позже были приняты маслихатами в каждом регионе. Из нормативных документов также имеются «Санитарно-эпидемиологические требования к кладбищам и объектам похоронного назначения», утвержденные приказом министра нацэкономики от 26 февраля 2015 года.

Однако за соблюдением правил фактически никто не следит. Отсутствие стандартов похоронного дела приводит к различным правонарушениям – нет контроля над захоронениями, предос­тавлением участков, благоустройство кладбищ не осуществляется должным образом. Были случаи, когда новые захоронения появлялись на месте старых заброшенных могил. Наличие на территории кладбищ воды, электричества, туалетов – это вообще из области фантастики.

Необходимость навести порядок в ритуальной отрасли назрела давно. Депутаты неоднократно обращались к Премьер-министру с просьбой разработать и принять законопроект по регулированию вопросов погребения, размещения и содержания кладбищ. Также нужен конкретный орган, который бы определял программу развития этой сферы. И не только государственный, но и общественный контроль. Кроме того, следует лицензировать эту деятельность.

Квадратные метры для кладбищ

Кроме регулирования данной отрас­ли, сегодня в мире весьма актуален другой вопрос – мест для кладбищ катастрофически не хватает. Ежегодно умирают в среднем 58 млн человек, и многие государства ищут новые способы захоронения.

В Казахстане этот вопрос еще не настолько актуален, учитывая, что наша страна занимает по территории девятое место в мире. Однако для крупных городов, где земля на вес золота, это все же проблема. Так, в Алматы насчитывается 70 кладбищ, из которых 30 планируется закрыть. Сейчас проводится их техническая оценка. Самым большим кладбищем считается Бурундайское. Его площадь составляет 300 гектаров. Места захоронения занимают в городе огромные территории, которые минимум на полвека выпадают из общего жилого фонда, а они могли бы послужить еще живым людям.

Как сообщили на наш запрос в управлении по делам религий Астаны, в столице 28 кладбищ. Но только четыре открыты под захоронения и их общая площадь занимает около 605 га.

Еще во времена Целинограда в городе было немало кладбищ. О некоторых из них в своей книге «Пройдемся по улицам Целинограда» рассказывает краевед Андрей Дубицкий. Так, на нынешней улице Абая (бывшая Ленина, а еще ранее – Церковная) находилось кладбище. «В западном конце улицы, по левой стороне, находилось обнесенное капитальной ­оградой русское православное кладбище, возникшее вместе с основанием города в 1830 году... Здесь покоились и первые строители Акмолинска – офицеры, казаки, солдаты, мастеровые и горожане, жившие в последующие годы. Кроме деревянных, металли­ческих кованых и литых крес­тов много было обелисков, чугунных и мраморных плит с надписями. Густо росли деревья и кустарники, за которыми добросовестно ухаживал сторож. В связи с тем, что Акмолинск разрастался, городская управа в 1915 году закрыла кладбище, отведя для захоронений новый участок – километрах в двух севернее. Старое кладбище содержалось в безупречном порядке. После гражданской войны с одобрения городских влас­тей кладбищенскую сторожку и ограду разобрали, кирпич увезли, насаждения вырубили, принялись за ломку памятников, сдали в утильсырье чугунные плиты и металлические кресты, а осво­бодившуюся площадь застроили», – пишет в своей книге краевед. Он также отмечает, что не менее печальная судьба постигла и кладбище, открытое в 1915 году. Его тоже уничтожили. «Проектировщикам «не хватало земли», – констатирует Андрей Дубицкий. На этом месте потом построили жилье и дорогу.

С тех пор многое поменялось, Целиноград из провинциального города превратился в столицу. Соответственно и потребности для ушедших в мир иной уже другие. В 2018 году в Астане вдоль объездной дороги Кокшетау – Костанай появилось новое кладбище. Его территория составляет 460 га. За эти годы на 70 гектарах участка уже появились захоронения. Пару лет назад на его территории были посажены деревья, газоны и заасфальтированы дороги. Однако многие деревья в этом унылом месте тоже «умерли», а асфальт быстро пришел в негодность. Весной, когда тает снег, подъездные пути к кладбищу затоплены водой, и туда могут проехать только внедорожники.

«По окончании строительства кладбища благоустройство территории будет продолжаться», – заверили в управлении по делам религий Астаны. Более того, сообщили, что в ту сторону «сейчас ездят сезонные (в зимнее время года) автобусы под номером 69».

Все дело в прахе

В Европе нехватка мест для захоронений обнаружилась еще в XVIII веке. Многие кладбища исчерпали свой лимит, в связи с этим покойных начали хоронить около их домов, что послужило распространением различных заболеваний, в том чис­ле и инфекционного характера. Именно поэтому было принято решение сжигать трупы умерших, что позволяло соблюдать элементарные санитарные нормы.

Профессор по фамилии Брунетти разработал в 1873 году первую печь для этого. Сегодня процесс кремации представляет собой сжигание тела умершего за счет подаваемых в камеру кремационных печей потоков раскаленного до высоких температур газа (в зависимости от типа оборудования она может достигать 1 000°С и выше). В итоге образуется зола с небольшими хрупкими включениями, которые измельчаются до состояния пепла. Прах в специальном контейнере-урне передают родственникам. Урну помещают в колумбарий либо закапывают в земле. Кроме того, родственники покойного могут распорядиться его прахом как угодно – к примеру, развеять.

В начале прошлого столетия во многих европейских городах даже с населением менее 100 тыс. жителей появились крематории, а в населенных пунктах с числом жителей свыше 110 тыс. его наличие давно является градостроительной санитарной нормой. Кремация – самый популярный вид погребения в Европе, где мест на кладбищах катастрофи­чески не хватает, да и обходятся они вместе с похоронами дорого. Всего в мире действуют около 15 тыс. крематориев.

Но если в Европе на кладбищах допускается перекапывать могилы и хоронить в них новых покойников, то в Казахстане такое не практикуется. Но и возможности расширять кладбища до бесконечности нет. В этом случае крематории могли бы стать выходом из затруднительного положения. Более того, они экономически выгодны. Не нужно ежегодно выделять деньги на содержание кладбищ, да и родственникам тратиться на похороны, памятники, оградки и прочее. Это с практической точки зрения. С моральной все сложнее…

Большинство казахстанцев, судя по обсуждению этой темы в различных пабликах, выступает против кремации. Приводятся в первую очередь религиозные доводы, а также экономические – мол, это «обойдется дороже, чем обычные похороны», экологические – «выбросы в атмосферу хуже, чем на ТЭЦ», а также исторические – «раньше сжигали на кострах только нечисть и ведьм, чтобы их злой дух не возвращался на Землю».

Владельцы ритуальных агентств тоже против. И у них исключительно «экономические аргументы». Ведь если крематории откроются в Казахстане, тогда дорогостоящая услуга, а кремация с урной в соседней России (сюда входит перевозка до Новосибирска «груза 200») стоит 500 тыс. тенге, станет невостребованной, и они лишатся части своего дохода.

Однако есть и те, кто поддерживает эту идею, считая, что крематории должны быть во всех городах-миллионниках. «Зачем хоронить столько болезней в земле?», «Не хочу, чтобы моим черепом играли в футбол через 100 лет», «Пусть лучше мой прах развеют над Ишимом или в степи, чем мой труп сожрут черви, а потом на месте, где меня похоронят, построят жилой дом», «Не хочется напрягать детей, чтобы за моей могилой ухаживали», – высказываются казах­станцы, ратуя за то, чтобы был выбор.

От идеи до реализации

Идея – построить крематорий в Алматы – обсуждалась еще с 1987 года. В бытность, когда город возглавлял Ахметжан Есимов, к этому вопросу вернулись. В 2011 году ТОО «Спецкомбинат ритуальных услуг» разработал проект и были проведены предварительные переговоры с иностранными компаниями, специализирующимися на возведении подобных учреждений. В частности, две европейские компании из Чехии и Германии прислали несколько вариантов будущего крематория, а также необходимого оборудования для этого. Ведь крематорий – это не только печи для утилизации тел, но и целый комплекс, в котором предусмотрены различные зоны: для кремации, прощания с умершими, а также колумбарии, которые могут устанавливаться в три-четыре ряда в высоту. Проект, предоставленный немецкой компанией, был более приемлемым и менее затратным. Но ему было суждено так и остаться на бумаге. Основная причина в том, что казахстанцы еще не были готовы к решению вопроса таким образом. В первую очередь по религиозным соображениям. Известно, что ислам, православие, иудаизм не приемлют сжигания покойных. Усопших нужно предавать земле.

Сегодня, как мы отмечали выше, отечественные ритуальные агентства предоставляют услуги по кремации, но тела покойных нужно вывозить в российские города.

Видя востребованность данной услуги, в Казахстане все же вернулись к этому вопросу. Да и чрезвычайное положение, которое было введено в связи с коронавирусной инфекцией в 2020 году, способствовало этому. Но дело затратное и сложное, ведь нужно подвести коммуникации, в том числе газ. Вокруг должна быть тысячеметровая санитарная зона.

Разработка ПСД алматинского крематория началась летом 2020 года, а уже через два года он был построен в Алатауском районе рядом с патолого­анатомическим бюро. На это из респуб­ликанского бюджета было выделено 1,3 млрд тенге. Недалеко от объекта находятся кладбище, ТЭЦ-2, промышленные предприятия. Частных жилых или многоквартирных домов поблизос­ти нет. Как ранее сообщали в акимате Алматы, в крематории будет один зал с двумя печами, а производственная мощность составит 23–24 кремации в сутки (7 тыс. кремаций в год) при двухсменной работе.

Первый подобный объект в Казахстане должен был заработать в мае 2022 года, но открытие перенесли на неопределенный срок.

Пока непонятно, как он будет функционировать, по каким нормативным актам будут отдавать прах, что с ним можно будет делать, где хранить… Правила, которые ответят на многие вопросы, сейчас разрабатывают.

Необходимость наличия такого объек­та сегодня есть и в Астане. В рамках постановления Правительства РК от 24 сентября 2018 года № 590 «Об утверж­дении Комплексного плана по компакт­ной застройке города Астана с обеспечением инженерно-транспортной инфраструктуры на 2019–2023 годы» предусмотрена реализация проекта «Строительство Патологоанатоми­ческого бюро с утилизацией биологических и медицинских отходов». Столичные власти представили проект крематория на публичное обсуждение еще 5 августа 2020 года. На его строи­тельство намерены были выделить 1,5 млрд тенге. В качестве целей отмечалось – «уменьшить площадь кладбищ с традиционным погребением». К тому же чиновники аргументировали нужду в новом «Патологоанатомическом бюро с утилизатором биологических отходов» и тем, что имеющееся здание построено еще в 1974 году и капитальный ремонт там ни разу не проводится. Помещение и его оснащение не соответствуют потребностям медицинских организаций города и СНиП.

Однако нашлось немало противников этой идеи. Но пока казахстанцы негодовали, власти претворяли в жизнь задуманное.

Как сообщили на наш запрос в управлении строительства города Астаны, «Патологоанатомическое бюро с утилизацией биологических и медицинских отходов» возводится в районе «Алматы» по улице А 431. Площадь отведенного земельного участка составляет 1,2 га. Строительство планируется завершить в третьем квартале текущего года, а сдать объект в эксплуатацию в четвертом квартале, то есть в конце 2023 года.

В управлении также рассказали, что представляет из себя проект. Это отдельно стоящее двухэтажное здание, на цокольном этаже которого расположены помещения для поступления, забора и хранения биоматериала, а также технические помещения, прачечная и кабинеты для персонала.

На первом этаже будут принимать посетителей. Там же располагаются лабораторные, складские и архивные помещения. Административная часть здания – второй этаж, где также находятся помещения для отдыха персонала.

«На территории «Патологоанатомического бюро» предусмотрен утилизационный блок с инсинератором. Утилизационный блок предназначен для временного хранения медицинских отходов перед их обезвреживанием в двухкамерном инсинераторе в уличном исполнении под навесом», – сообщили в управлении строительства Астаны.

Хоронить по-новому

Один из распространенных способов захоронения в Европе – многократное использование могил. «Последнее пристанище» в земле сдается в аренду на 10, 30 и 50 лет. После этого срока на этом месте хоронят другого человека. Останки из старых могил зарываются как можно глубже, а сверху освободившееся место используется для погребения нового тела.

В некоторых странах появились вертикальные кладбища. В Бразилии и Израиле строят высотные здания для того, чтобы в них покоились мертвые. К примеру, бразильский дом Necrópole Ecumênica для мертвых состоит из 14 этажей.

Вашингтон стал первым штатом США, разрешившим компостирование тела. Умершего помещают в специальную капсулу и зарывают в землю под травяное покрытие. Микробы, находящиеся в теле, нагревают капсулу до температуры 65 градусов по Цельсию. В течение месяца тело умершего естественным образом превращается в 0,65 кубометра удобрений. Разложению подвергается все, включая зубы. Считается, что этот способ экологичнее кремации, ведь при сжигании выделяется углекислый газ. Если близкие хотят, то могут использовать капсулу для выращивания растений. Такая услуга стоит более пяти тысяч долларов. Кроме того, в нескольких штатах США законна ресомация или технология растворения трупов. В результате процедуры остается белый порошок.

Существует также «зеленое захоронение». Оно предполагает отказ от длительной консервации тела. Для этого используются гробы из вторичной целлюлозы, хлопкового бамбука и прессованной засушенной кожуры банана. По аналогии с компостированием они полностью разлагаются за считанные месяцы. Еще есть урна Bios, которая позволяет из праха вырастить дерево. Также практикуется изготовление винила, текстильных вещей из пепла и праха.

Скорее всего, за счет таких ноу-хау похоронный бизнес в будущем станет весьма прибыльным делом.

Популярное

Все
Токаев: «Курбан айт олицетворяет идеалы добра, милосердия и справедливости»
Пусть совершаются дела благие
Творить добро и проявлять милосердие
Бектенов: «Курбан айт напоминает нам о вечных ценностях – милосердии, бескорыстии и великодушии»
Токаев поздравил работников сферы здравоохранения с профессиональным праздником
Обряд жертвоприношения от имени главы государства совершен на Курбан айт
Сбежавший с оружием солдат осужден на 5 лет в Актюбинском гарнизоне
Редкие рукописи Корана представлены в Алматы
Euro-2024: Италия, Испания и Венгрия одержали победы
Продолжается химобработка полей в Актюбинской области
В Казахстане отмечают День отца
Десять человек пострадали во время убоя скота в Уральске
День медицинского работника отмечается в Казахстане
174 жителя Актюбинской области пострадали от укусов клещей
«Таза Қазақстан»: из Астаны вывезли более 500 тонн мусора
Главы МИД стран ОДКБ соберутся на следующей неделе в Алматы
Сотни тысяч французов протестуют против ультраправых
Первому начальнику Генштаба ВС РК Сейлбеку Алтынбекову исполнилось 80 лет
Борьба с саранчой: в Туркестанской области защитные мероприятия завершены
Иран и Швеция обменялись заключенными
Преодоление. Пять лет созидания
Больше половины инвестпроектов по строительству молочно-товарных ферм в Костанайской области на грани срыва
В Индонезии сетчатый питон съел женщину
Фанаты Димаша изучают казахский язык
Семья Кривошеевых – Клеустер вернулась из Германии в Казахстан
Выход на сушу стоил позвоночным способности к регенерации
«Мы никогда не сталкивались с такими огромными площадями распространения саранчи» - вице-премьер
День животноводов отмечается в Казахстане
Димаш Кудайберген принял участие в проекте главного телеканала Китая
КазНТОБ имени Абая завершает сезон постановкой «Сильфида»
Уровень реки Жайык продолжает снижаться
Восемь дзюдоистов представят Казахстан на Олимпиаде в Париже
Пьяный пассажир авто напал на полицейских в Уральске
Сеул возобновляет вещание в КНДР через громкоговорители
Потребление мяса и мясопродуктов в РК выросло на 2%
Военные Израиля освободили четырех заложников в Газе
Ремонт дорог продолжается в столице
Беспомощную престарелую женщину спасли в Степногорске
Данилина выиграла парный турнир в Бари
Зангар Нурланулы стал первой ракеткой Азии среди юношей
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Консолидация и развитие
Международный день музеев отмечается в Казахстане
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
У Ватикана есть процедура для проверки сообщений о сверхъестественном
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Олжасу Сулейменову – 88 лет!
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Учащиеся лицея № 5 имени Панфилова стали членами Международного Панфиловского движения
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии

Читайте также

В Казахстане отмечают День отца
174 жителя Актюбинской области пострадали от укусов клещей
Творить добро и проявлять милосердие
Пусть совершаются дела благие

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]