Чем запомнился один из создателей финансовой системы Казахстана Даулет Сембаев

1978
Алевтина Донских
Отмечая 30-летие Независимости страны, казахстанцы отдают дань памяти и признания тем людям, чьи имена вписаны золотом в историю становления государства, и которые, к сожалению, не дожили до этой знаменательной даты. В их числе Даулет Хамитович Сембаев – один из создателей финансовой системы Казахстана. Он ушел из жизни, не дожив до юбилея страны всего месяц...

Есть исторический символизм и в том, что его не стало 15 нояб­ря – в День финансиста, в День тенге. Словно сама судьба навсегда оставила за ним эту дату перехода Казахстана на собственную национальную валюту, над созданием которой под его руководством работали казахстанские финансисты. Сегодня, спустя сорок дней после ухода из жизни, Даулета Хамитовича вспоминают его родные, коллеги, друзья.

Рыночник первого призыва
В начале 90-х годов, когда крах плановой системы уже был неизбежен, а необходимость экономических реформ очевидна, в республике был создан Высший экономический совет Казахской ССР. Поскольку в СССР практи­чески не готовили экономистов-рыночников, было очень важно, чтобы у руля экономики на сломе системы планового хозяйства оказались люди, не закостенелые в догмах, но решительные, инициа­тивные, мыслящие и смелые. В число рыночников первого призыва в 1990 году вошел и Даулет Сембаев, ставший заместителем председателя Высшего экономического совета, а в октябре 1991 года – заместителем Премьер-министра РК.

«Нас судьба свела в самом начале 90-х годов на заседаниях Правительства, где собирали заместителей глав областных администраций по экономической реформе. К тому времени развалился Советский Союз, Казахстан объявил о собственном суверенитете, у всех было понимание, что надо выбирать собственный независимый путь развития, свой вектор реформ, но никто, в принципе, не представлял себе, в каком направлении надо двигаться, – вспоминает председатель совета директоров, независимый директор АО «Народный банк Казахстана» Александр Сергеевич Павлов. – Помню, на одном из совещаний с основным докладом выступал Даулет Хамитович. Говорил зажигательно, интересно, поэтому после совещания мы задержали его и еще долго терзали вопросами. Он не увиливал, не искал каких-то обтекаемых формулировок, говорил объективно о трудностях, о том, что у нас еще нет полного понимания рынка, рыночных отношений. Его открытость и умение объяс­нять сложные вещи простыми словами, способность слышать собеседника и не оставлять без внимания ни одной мелочи были поразительными. Но если он чего-то не знал, то прямо говорил об этом, обещал разобраться и перезвонить. И действительно перезванивал, а затем до мелочей и нюансов объяснял. Меня тогда это удивило, и я проникся особой симпатией к этому человеку. Такие среди чиновников высокого уровня встречались крайне редко, и Даулет Хамитович был счастливым исключением.

Он мыслил глобально, большими категориями, в то же время разбирался в деталях. Это было его поразительным качеством, особым талантом и заставляло с уважением прислушиваться к его мнению. Вообще, Сембаевич, как мы его между собой уважительно называли, позже своим непререкаемым авторитетом мог бы, в принципе, проводить любые решения самостоятельно. Но он всегда искал компромисс и учитывал мнение оппонентов. И это не умаляло, а наоборот, добавляло ему авторитета и уважения со стороны окружающих».

Так же отзывается о Сембаеве и Валентин Назаров, бывший заместитель председателя КазГосбанка СССР, а затем – НБ РК в 1986–1991 годы, участник рабочей группы по введению национальной валюты.

«Мне приходилось общаться с Даулетом Хамитовичем, когда он работал в Госплане КазССР, затем работать под его руководством в комиссии по подготовке закона о суверенитете Казахстана, а также в рабочей группе по введению национальной валюты. И, наконец, я был его советником, когда он стал председателем Нацбанка. Где бы Сембаев ни работал, он отличался грамотностью, человечностью и полностью отдавал себя выполняе­мому делу. Я никогда не встречал людей, которые о нем отзывались бы плохо, – говорит Валентин Константинович. – С ним работалось очень легко. Он выслушивал все и всех. Но если ему что-то не нравилось, он честно и аргументированно оппонировал. Он был не жестким, а твердым и всегда доказывал свою правоту.

Помню, очень жаркие были дис­куссии по введению тенге. Дело это для нас было новым. Мы изу­чали то, что до нас уже сделали некоторые страны, вышедшие из Советского Союза. Видели их ошибки. Мы изучали экономику США, европейских государств, которые вводили евро, прислушивались к мнению англичан, которые нам печатали деньги. Но мы видели и свою реальную ситуацию, которая стремительно менялась. Так, перед тем, как заказать объем печати тенге, мы установили коэффициент обмена 1 к 100 рублям. Но к моменту перехода на собственную национальную валюту все рубли с постсоветского пространства хлынули к нам, поскольку во многих бывших республиках обмен уже произошел. И нам пришлось, учитывая этот фактор, после жарких споров поменять коэффициент обмена 1 к 500, чтобы грамотно провести обмен».

Путь тенге
В конце декабря 1993 года Даулет Сембаев был назначен председателем Национального банка. Что было логично: 15 ноября того же года Казахстан перешел на свою национальную валюту, а вся работа по созданию и вводу тенге в обращение велась под руководством Сембаева
«Я с Даулетом Хамитовичем познакомился еще при советской власти, когда он был заместителем председателя Госплана, – рассказывает Григорий Александрович Марченко, дважды возглавлявший НБ РК, а ныне советник председателя правления ЕАБР. – У нас было конструкторское бюро полупроводникового машиностроения, мы занимались волоконной оптикой и попросили его принять нас для решения ряда вопросов. Он тогда уже произвел на меня сильное впечатление. Потом, когда я в 1992 году работал в аппарате вице-президента Ерика Асанбаева, мы с Сембаевым встречались на различных совещаниях. Я их обоих считаю своими учителями. Когда Сембаев возглавил рабочую группу по введению национальной валюты, то я был включен в нее. Вначале – июнь-июль 1993 года – нас было семь человек. Но в августе на заседании госкомиссии было принято решение о том, что мы остаемся в новой рублевой зоне. И насколько мне известно, Сембаев был единственным, кто тогда убеждал, что нам нужно вводить собственную валюту. Его правота подтвердилась в сентябре, когда выяснилось, что Россия не зовет нас в рублевую зону, а наоборот, выталкивает. И в октябре 1992 года нас – теперь уже пятерых человек – снова собрали. В группу вошли Сембаев, Жандосов, Шукеев, Назаров и я. В памяти о тех событиях, когда рабочая группа готовила докумен­ты, осталось много важных и ярких моментов. Но я отмечу огромную роль, которую сыграл Даулет Хамитович в становлении финансовой и пенсионной системы. Он фактически создал коллектив Нацбанка и ту команду, которая провела все реформы. Часть людей он привел с собой, а многих приглашал со стороны. Так, Жандосов работал с ним, Дамитов трудился в Алем банке, я работал у Асанбае­ва. То есть он выбирал лучших и, придя в Нацбанк, сохранил профессионалов. Например, он не поменял руководство департамента бухгалтерского учета, поддержал работавших в Нацбанке Абдулину и Каримову. Основной коллектив остался со времен Госбанка СССР. Это были очень дисциплинированные, честные и грамотные люди. Но они были грамотные в старом формате, а вот те люди, которых Сембаев привел с собой, как раз и обеспечили реформы. То, что мы тогда провели реформу финансового сектора и объективно всех опережали в СНГ на несколько лет, в первую очередь заслуга Сембаева. Но то, что уже в зрелом возрасте он смог воспринять, поддержать и фактически возглавить реформы, – для финансового сектора очень редкий случай. Потому что людям в возрасте чисто психологически очень сложно воспринять какие-то новые вещи.

Мы же тогда были достаточно молодыми – 30 лет с небольшим, понятно, что у нас были реформаторский дух и много разных инициатив. Он же, понимая, что какие-то из них не пройдут через Парламент и Правительство, либо гасил их, либо откладывал, либо переформатировал таким образом, чтобы их можно было воспринять. Скорее всего, если бы он тогда не был руководителем Нацбанка, то очень многие вещи просто бы не получились. Депутаты к нему относились с большим уважением. Он был очень обаятельным, умел договариваться с людьми, при этом, не идя ни на какие сомнительные компромиссы.

Его роль и заслуги чрезвычайно велики. Именно он создал Национальный банк как институт. И хотя затем председатели там менялись – Сембаев, Жандосов, Дамитов, я, Сайденов, снова я – за эти 20 лет стандарты, менталитет, формы поведения были сформированы и отработаны именно в период Сембаева. Без него не было бы тех полномасштабных реформ в финансовом секторе, и Национальный банк как институт тоже был бы другим, и коллектив был бы другим».

Руководивший Национальным банком с 2004 по 2009 год Анвар Сайденов, ныне независимый директор Банка развития Казахстана, также высоко оценивает историческую роль и заслуги перед страной Даулета Сембаева.

«Конечно, судьбоносные решения о построении государственной системы финансов принимались не одним человеком. Они вырабатывались коллегиально, и не только людьми, стоящими на одной идейной платформе, – говорит Анвар Галимуллаевич. – Тогда столк­нулись позиции «рыночников» и приверженцев плановой системы финансов, «союзников» и сторонников суверенитета. Уже была «молодая» поросль финансистов, но были крепки и позиции людей, отстаивавших старую модель и ее основные принципы. Поразительным же было то, что Даулет Хамитович – человек, и тогда бывший старше по возрас­ту многих, осознанно воспринял и последовательно отстаивал рыночную модель финансовой структуры.

Его способность принять новое удивляла и восхищала. И это было очень важно, потому что как раз при активной направляющей роли Сембаева писались первые законы о банках и банковской деятельности, о Национальном банке, закладывалась и создавалась система управления золотовалютными активами, выстраивались взаимоотношения с центральными, коммерческими западными банками, МВФ, Всемирным банком. Это было горячее, можно сказать, революционное время активного формирования финансовой системы, выработки ее принципов».

«Мозговой» центр финансовых реформ
Чуть более двух лет, по январь 1996 года, Даулет Сембаев возглавлял Нацбанк. Но именно в эти два года и были заложены крепкие основы двухуровневой банковской системы Казахстана. И в соответствии с Законом «О Национальном банке РК» от 30 марта 1995 года только НБ РК – центральный банк теперь представляет верхний уровень банковской системы.

«Практически сразу после ввода тенге Даулет Хамитович возглавил Национальный банк, а я вскоре стал первым заместителем министра, а потом уже и министром финансов, – вспоминает Александр Павлов. – С этого времени наше общение стало очень тесным, мы виделись практически ежедневно, а иногда и по несколько раз в день. Вместе мы решали многие вопросы, и мне кажется, достаточно продуктивно.

Меня иногда спрашивают, почему экономические реформы в Казахстане были более успешными, энергичными и эффективными, чем даже в России, хотя потенциал – интеллектуальный, технологический и общеэкономический – был не сопоставим. Я уверен, что во многом это результат слаженной и хорошо скоординированной работы двух основных экономи­ческих ведомств – Министерства финансов и Национального банка Казахстана. Причем с самого начала 1995 года и именно по инициативе Даулета Хамитовича мы начали проводить совместные еженедельные оперативные совещания.

Их участниками были члены коллегии Минфина и члены правления НБ РК. Одну неделю совещание проходило в стенах Минфина, вторую – в Национальном банке, по переменке и постоянно. Любой важный вопрос до вынесения на рассмотрение Правительства проходил на этих совещаниях предварительную и очень жесткую экспертизу. Поэтому в Кабинете министров все уже проходило без особых обсуждений, быстро и безболезненно.

Бывали, конечно, случаи, когда даже в этих, вполне дружелюбных дискуссиях, мнения разделялись, каждый отстаивал свою точку зрения, разговор порой переходил на повышенные тона. И тогда мудрый Даулет Хамитович замолкал, не спеша раскуривал свою бессменную трубку и на правах старшего успокаивал спорящих, спокойно и методично начинал излагать свою точку зрения и как-то незаметно подводил к правильному решению. За что мы ему всегда были благодарны».
Ученики-коллеги
«Сегодня большая когорта известных казахстанских финансистов и экономистов называет себя учениками Сембаева. Ученик Сембаева – это уже бренд, марка, и многие с гордостью говорят об этом», – подтверждает Александр Сергеевич Павлов.

«Можно много, конечно, говорить о роли Сембаева в проведении экономических реформ в стране. И какой бы сферы дея­тельности мы ни коснулись, его влияние, его значение для проведения этих реформ могло быть, конечно, определяющим – продолжает финансист. – Если мы говорим о введении национальной валюты, создании независимого Национального банка и двух­уровневой банковской системы, участии в пенсионной реформе, то он был одним из главных дейст­вующих лиц. Но я все-таки убеж­ден, что основное достижение его жизни – это многие десятки молодых, начинающих карьеру специалистов, прошедших через его руки, которые стали впоследствии министрами, крупными банкирами, предпринимателями, общественными деятелями…

Это особый талант Сембаевича. Я многих в Казахстане знаю, но вот другой подобной, именно кадровой школы, говоря честно, просто не знаю. Он был коммуникабельным, умел сходиться с людьми любого ранга, причем очень быстро и легко, при этом никогда не подстраивался под слабости собеседника или оппонента и никогда не терял своего собственного лица. Наверное, он был первоклассным психологом, умел разглядеть талант под самой неприметной внешностью и всегда давал возможность реализоваться дремавшим в том или ином человеке способностям. Это его уникальное качество. Он не миндальничал с бездельниками и лодырями, мог и крепкое выражение употребить, но это никогда не унижало собеседника, всегда было по делу и только на пользу провинившимся.

Наверное, не случайно на прощание с ним, несмотря на ковидные ограничения, пришли десятки людей, чтобы отдать дань памяти своему учителю. Думаю, пока его ученики живы, пока они его помнят, память о Сембаевиче будет жить в народе. Его роль в проведении реформ, обустройстве нашей новой жизни и государственности всегда будет оставаться выдающейся. У него была очень богатая биография: от завода до Госплана и Правительства, а также работа с Первым Президентом Казах­стана, под его непосредственным руководством. Но я убежден, значение личности в истории в большей степени, чем официальная био­графия, высокие должности и награды, определяют память, оценка и любовь народная. А народ, я уверен, будет очень долго помнить Сембаевича…»
К числу учеников Сембаева себя относит и Ораз Жандосов, который возглавлял Национальный банк в 1996–1998 годах.

«С Даулетом Хамитовичем я познакомился летом 1988 года, когда он работал заместителем председателя Госплана Казах­стана, – рассказывает Ораз Алие­вич. – Помню, что решались воп­росы организации Всесоюзной школы-семинара молодых экономистов. Он разительно отличался от других чиновников его уровня широтой взглядов, неравнодушием и деловым подходом. За годы нашего знакомства, переросшего в дружбу, я узнал очень много других качеств этого человека.

Назову два: во-первых, профессио­нализм и способность воспринимать новое. Он оказался одним из очень немногочисленного круга руководителей советского периода, кто был и остается достойным вызовов времени. Во-вторых, в эти непростые годы Даулет Хамитович, несмотря на все искушения, сохранил себя образцом порядочного человека».

«Наверное, я в меньшей степени, чем мои предшественники на пос­ту руководителя Нацбанка могу говорить о том, что я – ученик Сембаева. Но неоспорим тот факт, что все мы – выходцы из одной школы. Национальной финансовой школы, фундамент которой заложил Даулет Хамитович, – подчеркивает Анвар Сайденов. – Люди, прошедшие эту школу, работают во многих банках второго уровня, в государственных и финансовых учреждениях, продолжая традиции, заложенные Даулетом Хамитовичем. Мне довелось, будучи сотрудником странового отдела Казахстана и Узбекистана Европейского банка в Лондоне, побывать на одном из заседаний Нацбанка, когда им руководил Даулет Хамитович. Несмотря на непререкаемый авторитет Сембаева, его подчиненные могли с ним спорить и не соглашаться, откровенно высказывая свою точку зрения. Он поощрял инициативу, самостоятельность, нестандартность мышления, ответственность своих молодых замов. И уже один тот факт, что трое из его заместителей и, по большому счету, учеников – Ораз Жандосов, Кадыржан Дамитов, Григорий Марченко – последовательно в разные годы возглавляли Нацио­нальный банк, свидетельствует о многом. В первую очередь – о высоких профессиональных ка­чествах финансиста, о замечательных человеческих достоинствах и о высоком педагогическом мас­терстве».

Особый дар
Даулет Хамитович был из тех людей, кто уважительно относился к чужому труду, к успехам других, и он умел доверять. Доверять в работе, доверять ученикам настолько, что в какой-то момент, поняв, что сделал все для страны, для государства, спокойно отошел в сторону, дав дорогу молодым.

«Это тоже, наверное, особый дар – вовремя уйти, – говорит Александр Павлов. – Даулет Хамитович сделал этот шаг, уходя из Национального банка, передоверив очень важный, ключевой в экономике государства пост своим ученикам. И потом поступил так же, работая в Сенате Парламен­та, где он возглавлял ведущий Комитет по экономической реформе. Когда, по его мнению, пришло время, он спокойно встал и передал все своим преемникам. Умение готовить себе смену и не бояться держать рядом с собой сильных, перспективных специалистов – это тоже очень сильная черта Даулета Хамитовича. Он, конечно же, переживал за государство, за страну, за реформы, которые он начинал вместе со своими молодыми коллегами, но он очень естественно передал бразды правления и управление реформами своим ученикам. И это тоже характерная черта Сембаевича».

Исправленному верить
И еще один штрих к портрету человека, который вошел в историю, показав, что страна – это люди. Не важно, взрослые или дети – каждый заслуживает уважения и внимания. И пусть еще одна история о Даулете Сембаеве, рассказанная в одном из журналов много лет тому назад, станет, если хотите, моральным напутствием человека, который остался в памяти не только успешным реформатором, но и человеком чести…

«…– Даулет Хамитович, расскажите ту замечательную историю, когда Вы написали «исправленному верить» и дорисовали еще один ноль на тысячной купюре...
– Нет, ноля не было. На самом деле, когда банкиры отмечали в одном из ресторанов Алматы трехлетие со дня введения тенге, был организован небольшой концерт, и выступал мальчик-скрипач, завоевавший уже несколько международных призов. Банкиры обсуждали свои финансовые проблемы, не уделяя маленькому артисту достаточного внимания, хотя он очень старался и волновался, считая, что здесь собралась музыкальная элита.

Я взял тысячную банкноту, расписался, поставил дату и подарил ее скрипачу. Никаких нолей не приписывал. После этого родился анекдот о том, что Сембаев, уйдя из Национального банка, может к любой банкноте приписать один или два ноля, написать «исправленному верить» и расписаться. Банкноты портить не надо, это все-таки деньги. Ну а мальчик действительно тронул меня, и нужно было его как-то отметить. В результате ему удалось сорвать аплодисменты, он гордо ушел, взяв тысячу тенге. Я не сомневаюсь, что он помнит этот вечер…»

А мы помним Даулета Хамитовича Сембаева, финансиста, реформатора, ироничного и мудрого, человека слова и чести, который навсегда вошел в историю суверенного Казахстана.

Популярное

Все
Вплавь покоряя моря и проливы
В пострадавшие от паводка регионы приезжали не только спасатели, но и врачи
Ежедневно тысячи жизней спасают неравнодушные люди
Овсянка, сэр!
Уральскую ТЭЦ отремонтируют без посредников
Стихия разрушила и... «запустила» строительство микрорайона
Удовлетворенных исков граждан к госорганам стало в четыре раза больше
Ледовый дворец возвращается в собственность города
Сумма возвращенных государству активов превысила 1,7 триллиона тенге
Партия «Ауыл»: ставка на молодежь
Обеспечение верховенства права – приоритет справедливого государства
Театр завершил сезон премьерой
Сауле Казыбаева: «К плодово-ягодной отрасли привыкли относиться как к делу второстепенному»
Национальные парки представлены на цифровой выставке в США
Как популяризировать образ человека труда
В Западно-Казахстанской области открыто около 500 новых спортивных секций
Сыр и кефир вопреки дефициту
Трое детей утонули в водоемах Северного Казахстана
Велопробег в поддержку олимпийцев
Многопрофильная региональная больница появится в Косшы
Преодоление. Пять лет созидания
Фанаты Димаша изучают казахский язык
Семья Кривошеевых – Клеустер вернулась из Германии в Казахстан
Новый этап развития системы здравоохранения страны
Признать БВУ соучастниками мошеннических схем предлагают юристы
Семейный психолог, руководитель психологического центра и НПО «Мое возрождение» Альвина ЮСУПОВА говорит о том, как сохранить семью
Строительство водопроводов затягивается в Костанайской области
Остановка по требованию аудита
За плечами талантливого хирурга Орала Оспанова десятки тысяч успешных операций
Очередную водную блокаду терпят жители многострадального села Жанатурмыс
Президент Казахстана выступил на казахско-корейском бизнес-форуме
Выставку «Ұлы дала алтыны» посетили президенты Казахстана и Кореи
Больница начинается с приемного покоя
За годы работы частный судебный исполнитель высудил у должников более одного миллиарда тенге
Казахстан примет участие в саммите животноводства во Франции в качестве почетного гостя
Отряд «Жасыл ел» привлекут к строительству домов для пострадавших от паводков
Совместное заседание палат парламента пройдет 14 июня
Семнадцать видов вторсырья принимали на экоакции, посвященной Всемирному дню окружающей среды
20 процентов или шанс на жизнь?
Свыше 151 млн тенге выплачено фермерам Приуралья за погибших во время паводка сельхозживотных
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Консолидация и развитие
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии
Акцию с воодушевлением поддержали жители Жамбылской области
Сегодня Герою Советского Союза Сагадату Нурмагамбетову исполняется 100 лет со дня рождения
Доходы стоматологов в Казахстане побили рекорд
У Казахстана уникальный культурный код

Читайте также

Вернуть землю государству
Как популяризировать образ человека труда
Обеспечение верховенства права – приоритет справедливого го…
Сумма возвращенных государству активов превысила 1,7 трилли…

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]