Инфляция: почему ожидания не сбываются?
Марина Демченко

Эффективность базовой ставки в качестве инструмента таргетирования инфляции обсудили участники заседания «круглого стола», посвященного вопросам макроэкономического регулирования и кредитно-денежной политике. Мнения экспертов по действенности применяемого Нацбанком подхода разделились.

Траектория движения ставки

Открывая мероприятие, организованное Kursiv.media, главный редактор «Курсива» Сергей Домнин напомнил, что семь лет назад Нацио­нальный банк сменил режим регулирования с валютного на инфляционное таргетирование со свободно плавающим обменным курсом. И с тех пор в качестве основного инструмен­та сдерживания инфляции регулятор использует базовую ставку.

При этом в экспертном сообществе и по сей день идет дис­куссия об эффективности данного инструмента, а также о том, подходит ли он вообще для нашей страны. Движение базовой ставки вверх продолжается 12 месяцев – только в нынешнем году ее поднимали четыре раза: с 9,75% до 14,50%, и накал споров обостряется.

Объясняя очередное решение о повышении ставки, в Нацбанке заявили, что инфляция существенно превысила прогнозную траекторию.

Действительно, годовая инфляция в Казахстане к августу составила 15%, наша страна заняла третье место по итогам первого полугодия 2022-го по уровню цен в странах ЕАЭС. Так насколько оправдан нынешний уровень ставки для решения задач по таргетированию инфляции в Казахстане? Каковы ее причины? Какие еще инструменты могут быть эффективными?

По словам советника председателя правления Национального банка РК Сабита Хакимжанова, на инфляционные процессы в республике влияет множество факторов, не учитываемых стандартными моделями. Ведь Казахстан – малая сырьевая экономика.

– Базовую ставку устанавливает Национальный банк. Мы с 2015 года превратили ее в основной инструмент, промежуточный таргет, на который нацеливаем денежный рынок и проводим на нем интервенции, – подчерк­нул эксперт. – Чтобы выйти на цели по инфляции, Нацбанк устанавливает базовую ставку в тех рамках, которые объективно задаются внешними условиями. С другой стороны, мы нацеливаем траекторию ставки, показываем, какие правила и соображения учитываются при принятии решения.

В свою очередь председатель правления компании EurasiaRED Ерлан Мукашев считает: наша инфляция – результат глобальных факторов, а не местных. Сейчас инфляция в США и странах еврозоны приближается к рекордным значениям.

– Нельзя регулировать инфляцию в Казахстане базовой ставкой, не производя фактически ничего. Основные товары в наших супермаркетах – импорт. А импорт по всему миру инфлирует. За два года пандемии планета почти ничего не производила, но выпустила массу денег, – отметил он.

Ерлан Мукашев обратил также внимание на сложность кредитования проектов при нынешней ставке.

– Доходность от 10% до 20% в Казахстане доступна только в сырьевом секторе, – отметил он. – Прочий бизнес при такой ставке обречен на провал. Компании либо выживают, либо стагнируют, либо пользуются субсидиями госинститутов развития.

При этом Ерлан Мукашев уверен, что Новый Казахстан нужно развивать по-новому.

– Базовая ставка не должна превышать 5%, а коммерческая ставка по кредитам быть не выше 7–8%. Это позволит сократить огромное субсидирование на рынке. Необходимо создать условия, чтобы население вкладывало деньги в фондовые рынки, в развитие экономики, – считает он.

Импорт как зло

Точку зрения «Фридом Финанс» о причинах инфляции представил инвестиционный аналитик компании Данияр Оразбаев.

По его словам, основной компонент инфляции – продовольственные товары (доля – 41%). Средний вклад продуктов питания в нее за последние 12 месяцев составил более 44%. Различные непродовольственные товары (доля – 30%) по большей части зависят от импорта, а значит, и от обменного курса. Свою лепту вносят и коммунальные услуги (15%), которые в основном регулируются государством напрямую и⁄или через антимонопольное ведомство. В июле вклад роста цен на услуги ЖКХ в месячную инфляцию вырос на 9%.

– Простой анализ показывает, что внешняя инфляция плюс нарушение цепочек поставок влияют как минимум на 32% инфляционной корзины, которая сильнее всего зависима от импорта. Возможно, в реальности данный показатель еще выше, – отметил эксперт. – При этом зарплаты казахстанцев во втором квартале 2022 года по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом выросли на 24% (реальный рост – 8,9%). Насколько это оправдано при годовом росте ВВП в 3–4%?

Спикер также отметил, что рынок госдолга все меньше подвергается влиянию базовой ставки.

– По логике доходность долга должна быть выше ставки. Возможно, рынок считает, что через два года ставка будет меньше, чем сейчас, – заметил он. – После повышения ставки Нацбанка рост доходности госдолга оказался небольшим. По выпуску ­МЕУКАМ-180 2 (2-летние) доходность выросла с 14% до 14,13%. По выпуску МЕУКАМ-156 5 (5-летние) доходность поднялась с 13,71% до 13,85%. Ставка Нацбанка составляет 14,5%.

Также Данияр Оразбаев подчерк­нул, что в 2020 году средний спред между доходностями и базовой ставкой по 2-летнему госдолгу был равен 1,5%, а сейчас – -0,4%. По 5-летнему долгу в 2021 году средний спред был равен 1,1%, а сейчас эквивалентен -0,7%.

В то же время затраты консолидированного бюджета растут высокими темпами. На 2022 год планируется рост расходов на 20%. С 2018-го этот показатель составит 90%.

Подобный рост фискальных стимулов, не исключает аналитик, был оправдан в 2020 году, после начала пандемии. Однако при росте экономики более чем в 3–3,5% и наличии дефицита подобный резкий рост расходов может вызывать вопросы. К тому же сильно увеличились трансферты из Нацфонда.

Что-то идет не так

– Мое убеждение: денежно-кредитная политика, практикуемая с 2015 года, не только неэффективна, не достигает тех показателей, которые были заявлены, – она контрпродуктивна, – высказал мнение директор Центра прикладных исследований TALAP Рахим Ошакбаев, окрестив эти годы «семилетним катастрофическим экспериментом».

Он напомнил, что бывший глава Нацбанка Данияр Акишев в ноябре 2018-го обещал уровень инфляции довести до 4% к 2020 году. В прошлом году финрегулятор заверял, что инфляция вернется в коридор 4–6% в 2022-м. Однако и теперь этого не произошло.

Скорее всего, и прогноз, что инфляция замедлится до 7,5–9,5% к концу следующего года, не сбудется, считает Рахим Ошакбаев.

По его данным, 64% казахстанцев в ходе одного из опросов сообщили о том, что инфляция, по их ощущениям, превышает официальные показатели.

Рахим Ошакбаев поддержал коллегу из «Фридом Финанс»: сильнее всего на инфляцию влияют все же немонетарные факторы (импорт, девальвация). А значит, насколько рационально пытаться бороться с инфляцией, ограничиваясь только базовой ставкой, тогда как наиболее распространенным режимом денежно-кредитной политики в мире является таргетирование валютного курса?

– Только 32 страны применяют режим свободно плавающего курса. И лишь десять из них перешли на режим инфляционного таргетирования, – сослался эксперт на международный опыт. – Основной фактор инфляции – волатильный «плавающий» курс тенге, который ослабляется, несмотря на рост цен на нефть. Процентный канал не работает. Несмотря на рост базовой ставки, растет кредитование физических лиц. Растет и объем субсидируемых кредитов.

Одна ставка в поле не воин

Председатель совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова подчеркнула: базовая ставка – не самостоятельный инструмент, она всего лишь один из способов осуществления денежно-кредитной политики. Процентный канал, по ее мнению, действительно недостаточно эластичен, но вины Нацбанка в этом нет.

Она считает: чтобы на практике координировать денежно-фискальную политику, необходимо постепенно отказаться, пусть это и будет болезненно, от всех госпрограмм, которые напрямую предоставляют фондирование за счет бюджетных средств, не связанных с рыночной стоимостью денег. Когда количество таких программ сойдет на нет, эффективность процентного канала, а с ним и кредитного, нач­нет работать.

– Нужно начинать с того, чтобы жить по средствам, выполнять обе­щания свои собственные и своих предшественников. Самое главное кроется в оценке бюджета. Нужно осознавать, что означают сегодняшние его траты для будущего поколения, – убеждена Елена Бахмутова.

А чтобы объяснить, почему в Казахстане появились ожидания по обесцениванию тенге, она предложила снова обратиться к цифрам.

По словам Елены Бахмутовой, впервые за долгие годы за первое полугодие 2022 года профицит текущего счета сложился в 6,6 млрд долларов.

– По идее у нас должно быть укреп­ление обменного курса. По факту мы видим снижение, – прокомментировала она.

Начиная с конца прошлого года и до 1 июня снизились валютные активы Нацфонда. На 1 января они составляли 55,3 млрд долларов, на текущий период – 53,1 млрд. Также произошло снижение золотовалютных резервов. На 1 января они равнялись 34,4 млрд тенге, сейчас – 32,8 млрд долларов.

– Получается, что, несмотря на улучшение торгового баланса и положительный текущий счет, у нас есть ожидание по снижению курса тенге, – сказала она.

Также Елена Бахмутова сообщила, что около 20% торгов по курсу идут на бирже и 80% – вне биржи.

– Все, что Нацбанк продает для перечисления трансфертов из Нацфонда, он делает только на бирже. Если идут какие-то вливания, то он тоже делает это на бирже. Начиная с 2020 года фактически на бирже продавалась валюта для целей пополнения трансфертов из Нацфонда. Где-то она варьировалась от 500–700 миллионов долларов. В июле опубликованы данные – это 599,2 миллиона долларов. Перечислено было 288 миллиардов тенге. Общий объем трансфертов – 518 миллиардов тенге, – сказала она и отметила, что остальное было перечислено в бюджет в виде трансфертов за счет тенговых поступлений.

По ее словам, квазигоссектор продал валютную выручку всего на 543,9 млн долларов. Вот, наверное, и все, что мы видим в качестве продавцов валюты в Казахстане, подытожила она.

– Несмотря на огромные суммы экс­порта, валютная выручка, которая прямо влияет в том числе и на ожидания по курсу, больше базируется на тех цифрах, которые я сказала. 80% – это внебиржевые торги. По­этому о них можно не говорить. Они не должны оказывать влияния на курс, – считает Елена Бахмутова.

Брешь не закрыта

Другие эксперты предложили искать экономические и социальные «корни» инфляции. Председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» Галим Хусаинов привлек внимание к связи инфляции и экономического роста. По его мнению, пока в Казахстане сохраняется низкая производительность труда, мы обречены на импорт инфляции из стран с более высокой производительностью. От этого закона природы экономики мы никуда не сбежим.

– Если не будет повышаться производительность экономики, то предел снижения нашей инфляции – около 7,5%, ниже мы никогда не спустимся, какую бы политику Нацбанк не проводил, – отметил Галим Хусаинов.

С ним согласился экономист Алишер Кожасбаев. Он отметил, что фис­кальная и монетарная политики противоречат друг другу, что инфляция в Казахстане импортированная, в том числе из-за низкого уровня импортозамещения и невысокой производительности труда, проблем с платежным балансом.

При этом Алишер Кожасбаев высоко оценил профессиональный уровень работников Нацбанка РК, но акцентировал внимание на необходимости стимулирования экономического роста. Инфляция – проб­лема очень слабой экономики. Для борьбы с нею необходимо развивать глубокие переделы. Развивать малый и средний бизнес. Казахстану нужны новые крупные предприятия.

В свою очередь доктор экономических наук, профессор Магбат Спанов считает важными социальные аспекты инфляции.

– Без разницы, какая инфляция – завозная, незавозная, монетарная, немонетарная. Мне важна покупательная способность населения, – отметил он. – Я всегда говорил: нам не нужны дешевые товары, нам нужны доступные товары.

И тот факт, что впервые число бедных в Казахстане превысило 2 млн человек, а в статистических данных фигурируют сведения о голодающих, нельзя сбрасывать со счетов. Согласитесь, с этим аргументом не поспоришь…

Популярное

Все
Ракета с космическим кораблем напугала казахстанцев – видео
Указ Президента Республики Казахстан
Объявлены новшества ЕНТ-2023
Почти на 10 млрд тенге снизили тарифы на комуслуги в 12 регионах
Об отправленных в Россию вертолетах высказался глава МЧС
Тарифы страховых выплат пострадавшим от медиков пациентам предложил Минздрав
Ситуация по коронавирусу в Казахстане на 18 сентября
Закон Республики Казахстан
Геннадий Головкин потерпел поражение от "Канело"
Правительство полностью потеряло контроль над развитием угольных шахт Караганды – депутат
GGG сделал заявление о своей карьере после поражения от "Канело"
Переименуют ли улицы, названные в честь Назарбаева
Президент Токаев – Головкину: Гордимся тобой!
В Семее назревает скандал вокруг здания офтальмологического центра
Российские СМИ забили тревогу по поводу задержания в Казахстане грузовиков из РФ с товарами из Европы. Мы разобрались в сложившейся ситуации
"Канело" обратился к Головкину после победы в трилогии
«Я из рода акынов…» Так о себе писал поэт и писатель Сырбай Мауленов
Какие соглашения подписаны между Казахстаном и ОАЭ в рамках визита Смаилова
В Атырауской области установили ограничения на покупку яиц
Регионы с высокой материнской и младенческой смертностью назвали в Минздраве
Отставку акима Туркестанской области прокомментировал Скляр
Продолжить традицию китайско-казахстанских отношений и открывать новые возможности
Казахстан готов ввести защитные меры против импорта алкоголя из ЕАЭС
Казахстанские специалисты выявили в архивах Венгрии документы, проливающие свет на малоизвестные страницы нашей истории
Зачем самолет ВВС США прилетал в Нур-Султан, пояснили в МИД РК
В сузакской степи археологи нашли древний храм, аналогов которому нет в Казахстане
Убийство учительницы в Шымкенте: подозреваемого задержали спустя 2 месяца
Плохие дороги: причин не счесть
Барлыбек Сырттанов – автор первой казахской Конституции
Где смотреть прямую трансляцию Послания Президента народу Казахстана
Новая инициатива Президента Токаева: Нацфонд – детям
Где и во сколько смотреть трансляцию поединка Головкин – "Канело"
Токаев выступает с Посланием народу Казахстана – онлайн-трансляция
Торговля людьми: более 20 преступлений выявили полицейские Казахстана
Как получить компенсацию по тенговым депозитам – утверждены правила
Ситуация по коронавирусу в Казахстане на 14 сентября
В Костанайской области огнем уничтожено и повреждено более 100 жилых домов
Меняемся вместе с Конституцией
Когда столица Казахстана вновь станет Астаной
Пожар уничтожил рынок в Жетысае

Читайте также

Проблемная зона
Асфальт сам себя не положит
Проблемная зона
Быстро движимая недвижимость
Проблемная зона
Как живет Аулиекольский район после крупного пожарища, увид…
Проблемная зона
«Точечные эксперименты» градостроительства

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]