Как ввоз нелегального зерна из России отражается на рынке Казахстана

Марина Демченко

Иначе фермеры разорятся

Благоприятные погодные условия и международные санкции могут привести к перенасыщению внутреннего рынка зерновых в России, и если Казахстан вовремя не среагирует, то его бюджет недополучит более 24 млрд тенге только в виде НДС. Что еще страшнее – низкие цены разорят казахстанских аграриев, считает главный специалист АО «Информационно-учетный центр» Минфина РК Гульмира Онайбек.

– Гульмира, как так вообще получается, что «серое» зерно попадает в Казахстан?

– Это секрет Полишинеля. Ответ знают все участники рынка, но много лет проблема не решается. Ввоз нелегального зерна из России осуществляется на ближайшие от погранпереходов хранилища. Часто это нелицензированные элеваторы и зерносклады.

Здесь зерно «легализуют», то есть заключают фиктивные договоры купли-продажи с казахстанскими хозяйствами, а также оформляют накладные и складские справки. Конечно, это все не бесплатно – за такие документы местному фермеру платят 2 000–3 000 тенге с тонны.

Далее нелицензированные элеваторы и зернохранилища оформляют приемку товара по фиктивным документам, оформ­ляя транспортные накладные и складские справки покупателям. Теперь это уже «казахстанское» зерно.

– Неужели в масштабах страны такие поставки существенно влияют на местный рынок?

– Разумеется! Даже если взять официальные данные Россельхознадзора, то за последние 9 месяцев из России в Казахстан было отправлено 2,4 миллиона тонн зерна, тогда как казахстанская официальная статистика говорит о ввозе лишь 1,2 миллиона тонн. Вдвое меньше!

Это упрощенный метод, но даже он высвечивает масштабы оборота. Участники рынка оценивают годовой объем «серого» импорта в 1,5 миллиона тонн, то есть порядка 200 миллиардов тенге, если считать по 130–135 тысяч тенге за тонну. Данные деньги перетекают в сельское хозяйство соседнего государства, а должны оставаться в нашей стране, в отечественной экономике, на счетах наших аграриев.

Есть еще пара нюансов. Во-первых, «серое» зерно зачастую низкого качества, и когда оно уходит на экспорт под брендом «Выращено в Казахстане», это отражается уже на репутации казахстанской продукции. Во-вторых, зерно перемещается внут­ри страны как казахстанское, то есть по льготному тарифу, что приводит к дополнительной нагрузке на инфраструктуру, на логистику, но перевозчики при этом недополучают прибыль.

Главное, о чем необходимо говорить, – «серый» импорт искажает внутренний рынок. Казахстанские аграрии теряют прибыль. А это означает, что они не смогут завтра рассчитаться по кредитам, лизингу. Банкротство же фермеров – угроза продовольственной, национальной безопасности.

– Почему же нельзя просто взять и закрыть границу?

– Я не сторонник полного закрытия границ, введения мораториев и тому подобного. Но это мое субъективное мнение. Думаю, в рамках единого экономического пространства так сделать и не получится. Необходимо установить тотальный контроль над движением хлеба – и все! Как это, кстати, сделали недавно в самой России.

Наш северный сосед запустил систему прослеживаемости зерна. В ней консолидируется информация обо всех компаниях, которые производят, перерабатывают, хранят, транспортируют, утилизируют, продают зерно и продукты его переработки. В ней будут также содержаться данные о закупках в интервенционный госфонд.

Правда, по последним сообщениям СМИ, выходит, что пока данная система работает не совсем корректно из-за сильной нагрузки и вызывает много критики от участников рынка.

Они сделали систему раньше нас, хотя технологически Казахстан был готов осуществить это еще несколько лет назад. Да и сейчас не поздно. С учетом современных технологий, высокой степени оцифровки отрас­ли задача не самая сложная для государства. Но необходима политическая воля сверху, как минимум – инициатива казахстанского Минсельхоза.

– Гульмира, выходит, сейчас у нас этакий «проходной двор»?

– Нет, совсем уж пессимистами быть нельзя. Некоторые механизмы для борьбы с «серым» импортом у нас есть. Меры принимаются. Электронная система учета зерна внедрена на лицензированных элеваторах и ХПП, действует электронный реестр зерновых расписок.

Только в начале сентября состоялось совещание по вопросу теневого ввоза зерна из России. Пришли к тому, что необходимо внедрить обязательное оформление сопроводительных накладных на товары при перемещении зерновой культуры в рамках ЕАЭС. Кроме того, Минфином запущен проект, согласно которому все участники зернового рынка обязуются выписывать электронную счет-фактуру независимо от объемов поставок и от того, являются они плательщиками НДС или нет.

Но, как показала практика, этих мер недостаточно, так как нет соответствующих таможенных процедур в рамках ЕАЭС. Нельзя забывать и о том, что в теневом бизнесе работают целые транснациональные группировки, у которых все «схвачено» уже многие годы, у которых мощное лобби. В том числе и информационного характера. Этот незаконный и сверхмаржинальный рынок живет, меняется, подстраивается.

Нужны кардинальные и сис­темные меры для разрешения ситуации. Нужно отделить честных трейдеров, экспортеров от всякого рода дельцов, а сделать это можно только добившись прозрачности. Чтобы каждая тонна зерна отслеживалась от конкретного поля и до пограничного пунк­та пропуска при экспорте или конкретной мельницы в случае переработки. Образно говоря, нужна «белая труба», через которую будет идти все легально произведенное в стране зерно. Такие проекты когда-то предлагал и Зерновой союз Казахстана, и Информационно-учетный центр.

Повторюсь, современные технологии, уровень цифровизации в стране позволяют все это внед­рить в короткие сроки. Более того, Информационно-учетный центр, по сути, такую систему реализовал в пилотном проекте для экспортеров зерна. Экспортеры, работающие в белую, могут не ждать месяцами, а получить возврат НДС в течение 10–15 дней. Это стимул для них работать прозрачно. Стоит лишь масштабировать данную систему на всех участников рынка – и вопрос с «серым» импортом решится.

Сведения в систему будут вносить сами участники рынка. Без сопроводительных документов, оформленных в ней, нельзя будет продавать и экспортировать выращенную продукцию.

– Понятно, что запустить эффективную систему учета и оцифровать потоки движения зерна не сложно. Но готов ли сам рынок – фермеры, трейдеры, перевозчики, экспортеры?..

– Когда мы пять-шесть лет назад внедряли электронные зерновые расписки, было много критики в наш адрес. Сейчас многие фермеры благодарят и нас, и государство.

Прошло время, система должна развиваться дальше. Нужны новые подходы. Необходимо обновить все механизмы рынка с учетом новых технологий, того же блокчейна и зерновых токенов. Да и многие честные фермеры понимают, что прослеживаемость зерна и продуктов его переработки у нас назрела, а я бы добавила – перезрела.

– Как же, по Вашему мнению, можно заинтересовать аграриев предоставлять достоверную информацию?

– Согласна, фермеров нужно мотивировать. Здесь такой случай, когда нужен не кнут, а пряник. Причем пряников можно предложить несколько. Во-первых, квоты на экспорт. То есть за рубеж должно идти зерно, произведенное на наших полях, отечественными фермерами. Отследить это несложно. Во-вторых, экспортеры, работающие в системе, должны получать НДС автоматом без малейшей бюрократии и в кратчайшие сроки. В-третьих, фермеры, работающие в белую, должны иметь дос­туп к мерам господдержки. Это субсидии, льготные кредиты и лизинг. Такие механизмы сделают работу на «сером» рынке бессмысленной и невыгодной. Главное, что незаконный импорт перестанет давить на цены, и они вырастут…

– Хорошо, вырастут цены на зерно. Фермеры будут довольны. Но как же мы, потребители?

– В общем и целом это решается за счет закупа зерна единым оператором, то есть Продкорпорацией. В остальном рынок нельзя ограничивать или еще хуже – закрывать полностью. Поэтому все участники рынка с оптимизмом отнеслись к снятию ограничения на экспорт зерна и муки Министерством сельского хозяйства с 14 сентября.

Фермеры должны максимально выгодно продавать свое зерно, по хорошей цене. Задача государства – эту цену обеспечить, как минимум ограничив нелегальный импорт.

– Гульмира, сколько времени, по Вашему мнению, может занять внедрение тотального контроля над зерном? Очевидно, без изменений в законодательстве этого не сделать. Для внесения же поправок порой нужны годы, а Вы говорите: «сейчас» необходимо внедрять…

– Проведенный нами анализ показал, что изменение законодательной базы не требуется, достаточно лишь принять нормативные правовые акты на уровне ряда министерств: Минсельхоза, Минторговли и Минфина. По сути, это ключевые ведомства, участвую­щие в решении проб­лемы. Есть закон «О зерне», в котором есть ссылка на правила мониторинга зернового рынка.

Достаточно дополнить эти правила, и никаких тектонических сдвигов, революций больше не нужно. Технологии, кадры и ресурсы в стране есть.

– Итак, попробуем обобщить. Что же необходимо сделать, чтобы создать такую эффективную систему?

– Во-первых, необходим элект­ронный учет всех объектов, то есть полей, сельскохозяйственной техники, складов, предприя­тий переработки. Во-вторых, нужен учет субъектов, то есть владельцев полей, складов и предприятий переработки, трейдеров и экспортеров. В-третьих, необходима регистрация процессов производства, то есть сева культур, уборки, хранения, реализации и утилизации. Наконец, по всем этим процессам необходимо ведение элект­ронного документооборота: элект­ронных фитосанитарных и ветеринарных сертификатов, актов контроля техрегламента, экспортных деклараций, грузосопроводительных документов и так далее. Все. Могу вас заверить – большая часть из этого необходимого уже реализована.

– Гульмира, так что же можно ответить тем фермерам, которые жалуются на низкие цены? Поддержите внедрение системы?

– Аграриев понять можно. Они вложили много сил и средств, чтобы вырастить хлеб, они хотят продать свой товар дороже. Но мало только лишь нашего желания и готовности. Перейдут ли все эти разговоры в практическую плоскость? Это зависит не только от нас или аграриев. Это в первую очередь зависит от принятия решений людьми наверху.

Популярное

Все
В центре столицы горит девятиэтажка (Видео)
Пожилые супруги и 3-летний внук замерзли насмерть в области Абай
"Одни дома": двое детей сгорели в запертом доме в Шу
Склад сайгачих рогов и уникальные самоцветы нашли полицейские в частном доме в Алматы (Видео)
За салют с крыши поста полиции житель Алматы поплатился свободой (Видео)
Серийного вора аккумуляторов задержали в Алматы
"Озеро" с запахом химикатов появилось вблизи Атырау
Спецоперация по задержанию банды вымогателей попала на видео в Актобе
Открытость обществу и транспарентность – важные принципы в работе депутатского корпуса
Два комитета хотят упразднить в МВД
50-летнего иностранца подозревают в торговле наркотиками в Астане
Мосгорсуд утвердил приговор сыну экс-чиновника из Дагестана за убийство Томирис Байсафы
Памяти Аскара Забикулина посвятили победу на турнире столичные спасатели
Умер первый олимпийский чемпион среди казахов Альжан Жармухамедов
Предприниматели Алматинской области пришли на помощь жителям Экибастуза
О погоде в субботу рассказали синоптики
Вопросы районных газет обсудим в Астане – Дархан Кыдырали
Авария на ТЭЦ: 48 домов подключили к отоплению в Экибастузе
Женис Касымбек стал акимом Астаны
7 крупных предприятий восстанавливают подачу тепла в Экибастузе
Двое рабочих упали с 14-го этажа в Астане, один погиб
Дайрабаев высказался о внешней политике Казахстана
Жительница Балхаша убила свою мать за замечание
Ребенок под защитой государства – Кошанов о позиции Токаева
Ауесбаев ответил на критику оппонентами его партии
Несмотря на потерю зрения, режиссер Станислав Цих создал свой театр и пообещал Усть-Каменогорску фестиваль мирового уровня
Закон Республики Казахстан
Бабушка попросила полицию забрать у нее 3-месячную внучку в СКО
Ильин навестил в больнице огнеборцев, пострадавших при пожаре в Астане
"Учительницу с VIP-пропуском от МВД" наказали в Каскелене – видео
Где можно будет посмотреть трансляцию церемонии инаугурации Касым-Жомарта Токаева
Хотел спасти котёнка: мальчик провалился под лёд на реке в Астане
В Правительстве обсудили ход исполнения Программы повышения доходов населения
ЧП в Экибастузе: низкие тарифы могли стать причиной аварии на ТЭЦ
Спецоперация в Кокшетау: задержан хозяин "склада" с наркотиками
"Был 10 лет в рабстве": видеообращение к полиции записал житель Жетысуской области
Фотографии Бишимбаева, разъезжающего на внедорожнике, прокомментировал Антикор
Трехмесячная девочка скончалась во время забора крови в поликлинике Жамбылской области
Дочь нашла мать убитой спустя трое суток после трагедии в СКО
200 тысяч тенге за первичную регистрацию иностранных авто: Сенат принял закон

Читайте также

Президент , Международное сотрудничество , Экономика
Участие Касым-Жомарта Токаева в заседании ВЕЭС – самое глав…
Президент , Международное сотрудничество , Экономика
"Нас беспокоит "пробуксовка" процессов" – Токаев о развитии…
Президент , Международное сотрудничество , Экономика
"Такие ограничения не соответствуют условиям сотрудничества…
Президент , Международное сотрудничество , Экономика
Как антироссийские санкции влияют на экономику стран ЕАЭС, …

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]