Октай Букейхан – забытый первый казахский геолог-разведчик, коллега Каныша Сатпаева

3468
Султан Хан Аккулы

Обширный доклад по проблемам комплексного изучения и освоения природных ресурсов Джезказгано-Улытауского района Казахстана, с которым Октай Букейхан в 1934 году выступил на сессии Академии наук СССР, сыграл ключевую роль в дальнейшем освоении Джезказганского месторождения. Но его имя незаслуженно вычеркнуто из истории науки и геологии Казахстана.

Первая встреча Октая (Сергея) и Евгения в Москве – сына и второго внука лидера «Алаш» А. Н. Букейхана. Москва, 1952 г.

В текущем году вся страна, и прежде всего научное сообщество, широко отмечает 125-летие выдающегося ученого-геолога, организатора науки и общественного деятеля, доктора геолого-минералогических наук, профессора, академика Академии наук Казахской ССР и АН СССР, первого президента АН Казахской ССР Каныша Сатпае­ва. В исследованиях о жизни К. И. Сатпаева отмечается, что он в 30–40-е годы ХХ века изучал Джезказганское месторождение меди, ставшее на то время крупнейшим по прогнозируемым запасам.

Но при этом нигде и никогда не упоминается имя другой личности, сыгравшей ключевую роль в освоении Жезказганского месторождения меди и других цветных металлов. Это Октай (Сергей) Алиханулы Букейхан – сын выдающегося государственного деятеля, отца-основателя современного Казахстана и первого его руководителя Алихана Нурмухамедулы Букейхана.

Махмут Жарылгап в свою бытность редактором Актогайской районной газеты летом 1992 года побывал в гостях у Димаша Кунаева и записал рассказ о его первой и последней встрече с Алиханом Букейханом в Москве, где лидер «Алаш» проживал с декабря 1922 года вопреки своей воле.

Как выяснилось, Д. А. Кунаев был знаком по работе с сыном лидера «Алаш». «От Алихана остался сын по имени Октай (в русской транскрипции Угедей. – С. А.), – говорил бывший коммунистический лидер Казахстана. – С потомком лидера нации общались по работе. Внешне смугловат, чем очень напоминал своего отца, крепко сложенный, невероятно выносливый. По профессии был геологом. В свое время наряду с Канышем Сатпаевым внес весомую лепту в освоение Жезказганского месторождения. За год до реабилитации отца Алихана умер на земле Карелии, где жил. Там же похоронен.

Помню слова Каныша Сатпае­ва, высказанные им с сожалением: «Он ведь был потомком великой личности. Ему тоже не суждено было найти вечный покой на казахской земле». Так вот от Октая тоже есть потомок. Как мне говорил Хайдар Айрыс­танбек, он вроде живет в Москве. В целом, по доносившимся до меня слухам, этот ваш аға близко общался с потомками Жакыпа (Акбайулы – Акпаев. – С. А.) и Алихана (Букейхана)...»

Сын Алихана, по рождению Октай, при выдаче паспорта в Москве ставший Сергеем, родился в 1905 году в Петербурге. Его крестным отцом стал князь Дмитрий Шаховской – близкий друг семьи, политический соратник по Конституционно-демократической партии народной свободы (1905–1917), І Государственной думе, масонскому ордену «Великий Восток народов России» (до преобразования в 1910 г. – «Полярная звез­да». – С. А.) и Временному правительству (с мая по июль 1917 г. Д. И. Шаховской – министр государственного призрения Первого коалиционного состава Временного правительства, А. Н. Букейхан с марта по декабрь 1917 г. – комиссар Временного правительства в Тургайской области. – С. А.). Октай-Сергей действительно был геологом по образованию. Сам отец при заполнении «Анкеты арестованного» 26 июля 1937 года указал, что «сын служит в Главцветмет. управлении, специальный разведчик по цветмету». На первом допросе от 28 июля 1937 года добавил, что «сын Букейханов Сергей Алиханович – инженер Главцветметаллов» (Центральный архив ФСБ РФ: Следственное дело № 12066 по обвинению А. Н. Букейхана Р-34862).

Необходимо добавить, что его трудоустройству в Главцветмете в Москве содействовал другой видный деятель «Алаш» – известный политический и общест­венный деятель, языковед и дипломат, первый посол СССР в Саудовской Аравии Назир Торекулулы (Тюрякулов).

В своих показаниях от 26 сентября 1937 года он написал следующее: «В течение 1936–1937 гг. я виделся с ним (А. Н. Букейханом) раза 3–4. Раз на моей квартире в присутствии членов моей семьи, и никаких политических бесед с ним не вел. Он просил меня лишь о том, чтобы я согласился взять на себя рецензирование казахско-русского словаря некоего Маргуланова, пришедшего вместе с ним... Другой раз заходил ко мне его сын Сергей – геолог-инженер (его я не видел приблизительно 12 лет) и просил о моей протекции в смысле устройства его на службу в Москве» (ЦА ФСБ РФ: Следственное дело № 12631 по обвинению Тюрякулова Н. Т. Р-4975).

Позднее внучатый племянник Алихана Букейхана, ныне покойный Срым Букейхан, близко знавший его дочь – свою тетю Зейнеп-Елизавету (он называл ее тетей Лизой) в годы учебы в вузе в Ленинграде и аспирантуре в Москве, в своих воспоминаниях писал: «Сергей (Октай) окончил Московский горный институт и стал геологом. Долгое время работал в Казахстане, в городе Сатпаеве. Тогда, правда, этот город назывался иначе. Каныш Имантаевич Сатпаев сам был в составе комплексной бригады, в которой работал Сергей».

В пятой главе своих воспоминаний Срым цитирует рассказ известного геолога Героя Социа­листического Труда В. И. Штифанова: «Сергея (Октая) Алихановича в Джезказгане не застал. Он работал здесь до меня. Но я его хорошо знал. Впервые я увидел и услышал его в Моск­ве в 1944 году на одном из авторитетных совещаний, проводимых Министерством цветной металлургии СССР. Сергей Алиханович выступал на нем с содержательным докладом. В то время он возглавлял большую геологическую экспедицию на Южном Урале».

В этой же главе Срым о своем дяде Октае пишет следующее: «Он был известным геологом. О его плодотворной научной и производственной работе свидетельствует выступление в Моск­ве на сессии Академии наук СССР с докладом «Структурные и рудные районы Джезказгана». Этот доклад занял целый раздел в монографии «Большой Джезказган» объемом в 700 страниц, вышедшей в 1935 году». Это мнение Срыма Букейхана дополнил Динмухамед Кунаев, утверждая в вышеприведенном интервью, что Октай Букейхан «внес весомую лепту в освоение Жезказганского месторождения».

Но все же, если исходить из обстоятельного научного док­лада Сергея-Октая Букейхана «Структурные и рудные райо­ны Джезказгана», изданном в сборнике материалов сессии Академии наук СССР «по проб­леме комплексного изучения и освоения природных ресурсов Джезказгано-Улутавского района Центрального Казакстана» под общим названием «Большой Джезказган», то он, пора заявить об этом открыто и громогласно, одним из первых стоял у истоков Жезказганцветмета.

То есть именно его обширный доклад сыграл судьбонос­ную роль в дальнейшей судьбе Жезказганского месторождения. Любопытно, что в данном сборнике были опубликованы две заметки Каныша Сатпаева – «Месторож­дения полиметаллов в пределах Джезказганского райо­на» и «Место­рождения рудного золота Джезказган-Улутавского района», которые представляли собой дополнение к докладу Сергея-Октая Букейхана.

Отметим, что в 1934 году, когда они выступали на сессии АН СССР, Канышу Сатпаеву было 35 лет, он в 1917–1920 годах являлся активным сторонником партии «Алаш» и ее пропагандистом. За этот «грешок» в 1951-м был обвинен «в сокрытии социального происхождения при вступлении в партию, опеке националистов и сокрытии того, что в 1917 году он был агитатором партии «Алаш», вследствие чего снят с поста президента и члена президиу­ма АН КазССР. Восстановлен на этой должности в 1955 году лишь благодаря смене партийного руководства КазССР, а в 1956-м избран членом ЦК КП Казахстана.

Октай был единственным сыном идейного основоположника национально-освободительного движения, основателя и политического лидера партии «Алаш». Ему не суждено было пожинать плоды своей научно-производст­венной деятельности на Жезказганском месторож­дении цветных металлов ни при жизни, ни после нее. Через три года после той памятной сессии АН СССР, 27 сентября 1937-го, Алихан Букейхан по сфальсифицированным обвинениям был приговорен к смертной казни. А Октай Букейхан не только был уволен с работы на Жезказганском место­рождении, но и навсегда удален с территории Казахстана как «сын врага № 1 советской власти в Казахстане».

Зейнеп (Елизавета) и Ескендир (Искандер) Садуакас после казни отца и деда Алихана Букейхана. Москва, 1938 г.

Он не мог вернуться и в Моск­ву, не без основания опасаясь ареста как сын «врага народа». Там остались беременная суп­руга Зинаида (Зина) Букейхан и родная старшая сестра, вдова покойного Смагула Садуакасулы Зейнеп-Елизавета с несовершеннолетним сыном Ескендиром (по паспорту Искандер, для родных Кенка. – С. А.) Со своим сыном Евгением, родившимся 26 октяб­ря 1938 года, Октай повидался впервые, когда мальчику было уже больше десяти лет.

После неоднократных, но безус­пешных попыток вернуться в родную Великую степь, чтобы продолжить начатую в Жезказгане работу, сын «врага № 1 советской власти в Казахстане» по службе вынужденно скитался по бескрайним просторам России (Южный Урал, Карелия, Хакасия и т. д.), в основном в приграничных с Казахстаном областях, не теряя до конца жизни надежды вернуться.

Алихан Букейхан с первым внуком Ескендиром-Кенкой. Москва, 1935 г.

По сведениям племянника Срыма Букейхана, в последние годы жизни (1954–1957) он работал в Хакасии. Будучи талантливым и деятельным ученым-геологом, опытным руководителем, он выступал по вопросам разведки и освоения месторождений цветных металлов на различных совещаниях всесоюзного уровня. Тяжело переживал расставание с казахской степью, работой, семьей. Умер Октай Букейхан в 1957 году, едва дожив до 52 лет. Похоронен не в Карелии, как предполагал Д. А. Кунаев, а в Абакане – столице Хакасии. Важно заметить, что в 1958 году Верховный суд СССР отказал Елизавете Алиханкызы Садуакас в реабилитации отца. Алихана Букейхана реабилитировали лишь 31 год спустя – 16 мая 1989 года.

Судя по тому, что Динмухамед Кунаев запомнил слова Каныша Сатпаева об Октае-Сергее Букейхане, высказанные по случаю его безвременной смерти, и что ему как «потомку великой личности» «тоже не суждено было найти вечный покой на казахской земле», они вместе поминали покойного. По всей вероятности, в глубокой тайне. Поскольку необходимо подчеркнуть, что, во-первых, в момент смерти Октая-Сергея Букейхана, в 1957 году, первый из них являлся председателем Совмина Казахской ССР, второй – президентом Академии наук КазССР и членом ЦК КПК. Во-вторых, в 1951-м К. И. Сатпаев сам был обвинен в связях с партией «Алаш».

Весьма любопытен и такой факт: в 1962 году президиумы АН КазССР и АН СССР совмест­но выступили с инициативой присвоить К. И. Сатпаеву звание Героя Социалистического Труда, однако Д. А. Кунаев в присвоении ему этого звания отказал. Не исключено, что при отказе он исходил и из того, что знал: покойный Октай Букейхан внес не меньший вклад в освоение Жезказганского месторождения, чем Каныш Сатпаев…

Д. А. Кунаев в своем интервью утверждал, что во время похорон С. Смагулулы в декабре 1933 года виделся с Алиханом Букейханом «первый и последний раз». Но в одном из своих последних показаний, записанных следователем ОГПУ НКВД 6 августа 1937 году в Бутырке (Москва), А. Н. Букейхан говорил: «В Москве в разное время я имел связь с некоторыми студентами-казахами. Они посещали меня на квартире... В 1933 году, я помню, я говорил о гибели казахского народа» (ЦА ФСБ РФ, дело Р-34862, л. 31). Не был ли среди этих студентов и Димаш Кунаев?.. По всей вероятности, этот далеко не риторический вопрос останется без ответа.

Популярное

Все
Значительного повышения тарифов опасаются жители Северного Казахстана
Euro-2024: Италия, Испания и Венгрия одержали победы
В Казахстане отмечают День отца
Астана и Сеул возобновили прямое авиасообщение
Обряд жертвоприношения от имени главы государства совершен на Курбан айт
Определены победители первой республиканской геологической универсиады
Токаев: «Курбан айт олицетворяет идеалы добра, милосердия и справедливости»
День медицинского работника отмечается в Казахстане
Личность и наследие Шынгыз-хана остаются в центре внимания ученых
Главы МИД стран ОДКБ соберутся на следующей неделе в Алматы
Токаев поздравил работников сферы здравоохранения с профессиональным праздником
Бектенов: «Курбан айт напоминает нам о вечных ценностях – милосердии, бескорыстии и великодушии»
Борьба с саранчой: в Туркестанской области защитные мероприятия завершены
В Алматы приветствовали чемпиона мира Казыбека Ногербека
Сотни тысяч французов протестуют против ультраправых
Редкие рукописи Корана представлены в Алматы
Продолжается химобработка полей в Актюбинской области
Тело пропавшей экс-судьи из Казахстана нашли в Германии
Сбежавший с оружием солдат осужден на 5 лет в Актюбинском гарнизоне
174 жителя Актюбинской области пострадали от укусов клещей
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Консолидация и развитие
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии
Акцию с воодушевлением поддержали жители Жамбылской области
Доходы стоматологов в Казахстане побили рекорд
Сегодня Герою Советского Союза Сагадату Нурмагамбетову исполняется 100 лет со дня рождения
Фанаты Димаша изучают казахский язык

Читайте также

Покупатель отсудил более 16 млн тенге за бракованный автомо…
Судебное реформирование: реалии и перспективы
«Нет ничего невозможного!» – уверен полицейский Габит Байжа…
В Караганде почтили память погибшего при исполнении служебн…

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]