Целый квартал в Таразе, имеющий историческую ценность, сегодня находится на грани исчезновения

1831
Михаил Тё, Жамбылская область
Вот уже более 15 лет ряд общест­венных деятелей и неравнодушные граждане пытаются спасти, казалось бы, никому не нужные, неприметные и обветшалые здания, расположенные в центральной части города и явно выделяющиеся из современной застройки. Прохожие обращают внимание на то, что эти одноэтажные дома очень старые, а некоторые даже заброшенные, но мало кто знает, какую они имеют огромную историческую ценность.

На первый взгляд эти сооружения трудно назвать памятниками, если бы не информационные таблички, установленные перед фасадами зданий. Сохранившие­ся фрагменты застройки, большая часть которых находится по улицам Пушкина и Бектурганова, а также по проспектам Толе-би и Абая, не просто ветхие сооружения, отживающие свой век, а лучшие образцы градостроительства аулиеатинского периода, сохранившие архитектурные элементы и исторические сведения о развитии города конца XIX – начала ХХ века.

– Может, сегодня они не так привлекательны. Но когда-то эти строения считались самыми красивыми в городе, – констатирует заместитель директора Государст­венного историко-культурного заповедника-музея «Памятники древнего Тараза» Анна Крокошева, указывая в направлении от начала нынешней улицы Бектурганова, в свое время называвшейся Главным переулком, к некогда известной аптеке № 1 на углу улицы Бейбитшилик (бывшей Ленина). – В них жили европейские промышленники и купцы, привнесшие свою культуру в азиатский регион. Среди них – Мордуханов, Ложечников, Валиханов, Ермолаев, Гуляев, Мухамадов и другие. Дома были ухоженными, территория перед ними – благоустроенной. На наружных стенах вывешивались фонари. На некоторых домах даже обнаружены специальные крепления для них в виде подков, которые, к сожалению, со временем были срезаны.

В аулиеатинский период крупной промышленности не было. Работало несколько крупорушек, действовали маслобойни… В основном это был скотоводчес­кий регион. И город, как правило, стал застраиваться в тех местах, где производились торговые сделки. Перед домами высаживали деревья. К слову, одно из них можно увидеть и сегодня.

В 20-х годах прошлого века все постройки отобрали и национализировали. В них разместились муниципальные органы: транс­портный трест, биржа труда, уголовный розыск, школа, банки, рабочий клуб, лесничество, интернат и другие. Бывшие владельцы домов подверглись репрессиям.
– Улицы несколько раз переименовывали, достраивались здания, из-за чего менялась их нумерация, поэтому сегодня трудно определить, чьи именно это дома, – говорит Анна Крокошева.

Между тем улицы, вдоль которых расположены эти здания, были не только излюбленным мес­том отдыха и прогулок местных жителей, но и их гордостью, чего не скажешь о них сегодня. В настоящее время это практически заброшенный участок, недалеко от которого находится и мавзолей Карахана, также известный как мазар Аулие-Ата. Именно вокруг него когда-то и стал застраиваться город.



– В конце 90-х годов прошлого века многие старинные здания были приватизированы, – продолжает Анна Крокошева. – К сожалению, из-за халатного отношения собственников и коммерческих интересов некоторые из них уже утрачены. В настоящее время идет спор вокруг старой мельницы в центре города. Скорее всего, ее тоже снесут, поскольку там начато строительство жилого массива.

Сегодня сохранилось всего 13 зданий аулиеатинского периода, которые представляют историческое и архитектурное наследие. Они доводятся до естест­венного разрушения, хотя при этом теряется самобытный облик старого города.

А ведь на сегодня одним из прио­ритетных направлений развития региона является исторический туризм.
Старейшие в городе каналы Туйте, Капал и Карасу также являются историческим наследием того периода, ведь аулиеатинские улицы проектировали именно вдоль них. Через каналы были переброшены красивые пешеходные мостики. Старожилы помнят, что в них когда-то текла чистая вода, купались дети и даже водилась рыба. На канале Туйте стоял целый каскад водяных мельниц, была построена первая гидроэлектростанция. К сожалению, сегодня эти водные артерии, как и дома вдоль них, заброшены.

Область все чаще посещают гос­ти из разных стран. Такие памятники, как средневековые мавзолеи Карахана, Айша-биби, Бабаджи-хатун и Тектурмас, а также древние города Тараз, Акыртас, Мирки и Кулан, стали уже узнаваемыми брендами региона и Казахстана. И сегодня еще есть возможность сохранить памятники архитектуры старейшего квартала, который тоже может стать перспективным туристическим маршрутом.

Часть объектов выглядит довольно неплохо и даже функцио­нирует. Среди них – здания бывшей аптеки № 1, магазина № 20, библиотеки, городского трехкласс­ного училища, бывшего Дома офицеров и некоторых других. Большинство же – в плачевном состоянии. К примеру, здание почтово-телеграфной конторы, построенной в 1911 году, от которого остался, по сути, только фасад. Памятник находится на балансе АО «Казпочта», но даже такая крупная компания не может навести порядок на охраняемом объекте. Постепенно разрушаются и другие строения. Так, у здания больницы № 1 обвалилась крыша. А на месте бывшего паспортного стола сравнительно недавно вдруг возник ресторан.

– Так происходит из-за безответственности, – считает Анна Крокошева. – Эти сооружения представляют интерес для истории, а для собственников же выгоднее, чтобы они быстрее разрушились и чтобы на их месте открыть очередной бизнес.

– Во время приватизации нынешние собственники брали на себя охранные обязательства, которые предусматривали ремонт и сохранность объектов, в особенности их фасадов, в первоначальном виде. Но, к сожалению, не все их выполняют, – говорит руководитель Областной дирекции по охране и восстановлению историко-культурных памятников Куаныш Даурембеков. – Прошло 33 года, мы уже несколько раз обращались к владельцам зданий, но все тщетно. Ссылаются на отсутствие денег для проведения ремонта. Мы же не имеем права вмешиваться.


По всей видимости, большинство собственников заняли выжидательную позицию. Ведь гораз­до удобнее дождаться момента, когда строение само разрушится, его посчитают неподлежащим ремонту и исключат из списка памятников.

Так это происходит уже сейчас. Дирекция по охране и восстановлению историко-культурных памятников была вынуждена подать документы в Министерство культуры и спорта на исключение из реестра ряда памятников. По словам Куаныша Даурембекова, приезжала госкомиссия, провела экспертизу и подтвердила неудовлетворительное состояние большей части строений, потерявших историко-культурную ценность. Таким образом, на сегодня из общего числа остается только семь памятников аулиеатинского периода.

– Дома того времени строились в основном из сырцового и реже из жженого кирпича. Сегодня им уже более века. Неудивительно, что они разрушаются. Тараз – один из древнейших городов Казахстана. Именно поэтому важно сохранить аутентичность архитектуры каждого исторического периода, – подчеркнула Анна Крокошева.

Известно, что здания аулиеатинского периода строили австро-венгерские военнопленные, которые оказались в городе после Первой мировой войны. Возможно, поэтому в них просматривается синтез двух архитектурных направлений – азиатского и европейского.
По мнению председателя историко-краеведческого центра «Обе­лиск» Галины Выборновой, без вмешательства местных исполнительных органов в этом деле не обойтись. Она считает, что региональная дирекция вместо того, чтобы охранять памятники, обратилась в вышестоящее ведомство с целью поскорее от них избавиться.

– Не нужно было их вычеркивать из списка памятников. Наверное, они им просто не нужны. Ведь есть такая практика: если здание в аварийном состоянии, то его можно снести, а на его мес­те построить точно такое же. К примеру, так у нас поступили с Домом-музеем Скрябина. Это пример решения проблемы. Какие-то дома можно отреставрировать, а какие-то – отстроить заново, – считает руководитель общественного объединения.

Куаныш Даурембеков объяс­нил, что поступить, как с музеем Скрябина, не получится, поскольку все эти дома находятся не на балансе дирекции.
А недавно на территории таразской школы № 22 было утрачено еще одно старинное здание.

– Руководство региона обещало сохранить его и даже предложило создать на его базе музей, но каким-то таинственным образом оно исчезло. Кто, зачем и почему его снес – непонятно, – недоумевает Галина Выборнова. – То же самое может произойти и с памятниками аулиеатинского периода.

Обеспокоен судьбой погибаю­щего квартала и известный в области археолог и краевед Искандербек Торбеков:
– Уже несколько лет поднимается проблема разрушения уникальных памятников, но, к сожалению, она до сих пор не нашла соответствующего решения.
– У нашего города разные периоды истории. Немаловажный из них – тот, когда он носил имя Аулие-Ата, – подчеркивает Анна Крокошева. – В строительстве зданий использовали местные материалы: жженый и сырцовый кирпичи, бутовый камень, дерево. Понятно, что больше 100 лет ни одно здание, построенное из них, без должного ухода и реставрации не простоит. Но в здании админист­рации нашего музея мы провели ремонт, и сейчас его состояние признано удовлетворительным. Таким же образом можно было сохранить и другие сооружения.

На недавней встрече с общест­венностью мнения разделились. Одни не считают нужным сохранять объекты – «эти развалюшки» – и выступают за то, чтобы снести их и построить что-нибудь современное. Другие убеж­дены, что делать так ни в коем случае нельзя, ведь это – часть истории. Прозвучало предложение – провести благоустройство улиц в том стиле, в котором они были построены, чтобы воссоз­дать облик города XIX века. Тогда появилась бы возможность показывать туристам образцы архитектуры разных эпох. Тем более что они находятся недалеко друг от друга.

– Можно было бы разработать пеший турмаршрут, в который включить и археологический парк под открытым небом, и образцы средневекового зодчества, и квартал аулиеатинского периода, и современный Арбат. Если в ближайшее время этот вопрос не решится, то мы просто потеряем этот период истории. Уверена, европейцам было бы интересно увидеть частицу своей культуры в одном из небольших городов Азии. Об этом мы рассказали акиму Тараза Ержану Жилкибае­ву, который поддержал нашу инициативу, – отмечает Анна Крокошева.

В восстановлении квартала аулие­атинского периода заинтересованы и местные туроператоры.

– Эти сооружения на самом деле уникальны. Они восхищали людей тогда и не оставили бы никого равнодушным сегодня, – уверена председатель Ассоциации внут­реннего и въездного туризма Жамбылской области Альбина Веймер.

Она работала в бюро путешест­вий и экскурсий и помнит, как все обзорные прогулки по городу всегда начинались с аптеки № 1. Аулиеатинский квартал можно было бы включить в пеший марш­рут и сейчас, уже разработан проект. Но, к сожалению, квартал пока не в том состоянии, чтобы демонстрировать гостям.

– Здания находятся в частных руках. Возможно, их владельцам неудобно или невыгодно вкладывать свои средства в них, – сказала Альбина Веймер. – Но можно было бы на законодательном уровне предусмотреть компенсацию. К примеру, в Германии, если человек поселился в охраняемом государством доме, представляющем историческую ценность, и сделал ремонт, то ему выплачиваются определенные деньги за сохранность памятника.
В этих старинных зданиях можно было бы открыть небольшие кофейни или сувенирные лавки.

– Сохраняя историю, мы отдаем дань нашим предкам, – отметила Альбина Веймер. – Наш долг – сберечь и передать культурно-историческое наследие другим поколениям, научить их ценить и оберегать его.

Чтобы сохранить памятники, возможно, необходимо заключить государственно-частное партнерство, считает Анна Крокошева. По мнению Куаныша Даурембекова, единственно верный вариант решения вопроса – отремонтировать объекты через какой-либо фонд за счет спонсорских средств. Соответствующий проект был готов еще 3 года назад.

– Наглядным примером сохранения и успешного использования можно считать исторические кварталы, например, в Венеции или Вене, – говорит Анна Крокошева. – В нашей стране тоже предпринимаются такие попытки. В Кокшетау и Петропавловске здания того же периода реставрируют. В Ташкенте сумели сохранить купеческие дома прошлого столетия. Аналогично нужно поступить и нам. Самое главное – сберечь здания и при реставрации выдержать единый архитектурный стиль.

Местные власти уже неоднократно пытались сдвинуть дело с мертвой точки, но, как говорится, воз и ныне там. В настоящее время городской акимат разрабатывает соответствующий проект и планирует поработать с каждым владельцем недвижимости отдельно. Сохранят ли жамбылцы часть своей истории в образцах архитектуры аулиеатинского периода или потеряют ее навсегда – время покажет. Только жаль, что сейчас оно играет против защитников истории.

Популярное

Все
Забег Tau Jarys: 1 300 участников из 18 стран покорили алматинские горы
Покорять горы и реки с «Джунгарией»
В фигурном катании появятся новые имена
Открыть двери в чудесный мир кино
Почему Алия Молдагулова стала казахской Жанной д’Арк
Он заложил фундамент казахстанской археологии
Незакрытая тюрьма. Как Тарас Шевченко провел семь лет в ссылке в Казахстане
Писатель из Англии чувствует себя казахстанцем
Изучение казахского омолаживает мозг
Спасатели приступили к мониторингу моренных озер
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
Активисты разъясняют предпринимателям, как правильно оформлять вывески, меню и прейскуранты на государственном языке
У лудомана жизнь – игра. Лечение зависимости требует индивидуального подхода
Мегамост шагает через рукотворное море
Сирот и особенных детей учат азам будущей профессии
Более 200 человек эвакуировали из-за паводка в Атырауской области
Порядка двух миллиардов долларов привлекут в промышленность Шымкента
Законопроект по борьбе с наркопреступностью обсудили на заседании Общественной палаты при Мажилисе
Жители 60 аварийных домов в Астане переедут в новые квартиры в этом году
Сенаторы вернули в Мажилис закон о снижении закредитованности населения с рядом поправок
Международный день музеев отмечается в Казахстане
Олжасу Сулейменову – 88 лет!
Учащиеся лицея № 5 имени Панфилова стали членами Международного Панфиловского движения
Анастасия Куценко из Кокшетау утверждает: казахский язык не так сложен в изучении, как поначалу кажется
Одно громкое «доколе»?
Министр просвещения встретился с претендентами на «Алтын белгі»
Токаев провел телефонный разговор с Путиным
Боец из Узунколя Сергей Воропаев в фашистском плену не сломился
19 подростков задержаны полицией за участие в наркоторговле с начала года
Уроженка Кении завоевала лицензию на Олимпиаду для Казахстана
Люблю говорить на казахском, а еще больше – петь
Миграционное законодательство решает комплекс проблем
Александр Усик стал абсолютным чемпионом мира по боксу
У Ватикана есть процедура для проверки сообщений о сверхъестественном
Территорию, которую ныне занимает Восточный Казахстан, древние греки называли Четвертым углом Ойкумены
Отмена утильсбора подорвет долгосрочное развитие экономики Казахстана – Шарлапаев
Президент назначил акима Мангистауской области
Казахстан заинтересован в поставках во Вьетнам высококачественной сельхозпродукции
Вопросы энергодефицита откладывать нельзя
Представители комиссии «Игр будущего» посетили нашу страну
Какой приговор могут вынести Бишимбаеву присяжные, рассказала адвокат
Дом дружбы в Актау принимал эвакуированных
Тест на прочность: держаться вместе!
Их свадьбу родня вспоминает до сих пор
Пик паводка в Атырауской области ожидают в ближайшие дни
В Косшы открыли первый государственный спортобъект
Против танка ходил он с карабином и саблей
Меньше месяца не дожил до Дня Победы Владимир Колесниченко
Военнослужащие устроили «парад Победы» для фронтовика
Подвигу казахстанцев посвящается...
О солдате, который уничтожил четыре танка на Курской дуге
Ветеранам – везде почет
Штурмовики идут в бой с пехотой
Почти 400 фильмов создали в Казахстане за прошлый год
Успех летчика куется на земле
Новобранцы Капшагайской десантно-штурмовой бригады приняли присягу
Текущую ситуацию на рынке ГСМ обсудили в правительстве
Ребенок получил пулевое ранение в Алматинской области
Думе предложили запретить в России организацию обращения криптовалют
Депутаты Казахстана и СУАР обсудили вопросы межрегиональной торговли

Читайте также

Эксперты Нацкомиссии обсудили актуальные проблемы репродукт…
Самую большую городскую мечеть открыли в Шымкенте
Около 6 тысяч кандасов вернулись в Казахстан с начала года
Полезные ископаемые незаконно добывали в Актобе

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]