Из капель рождается море

2409
Дина Устиненко

События, происходившие год назад, алматинцы помнят в деталях. Помнят людей, их поступки, собственные действия и мысли, которые помогли им выстоять.

Жидкий промозглый туман окутывал проезжающие машины, медленно высвобождавшиеся из его липких объятий. Тусклый свет фар – единственное доступное освещение. Всматриваться в лица проезжающих было страшно. Сарафанное радио разносило холодящие душу примеры встречи с автомобилями, набитыми ополоумевшими вооруженными «повстанцами». На заднем сиденье, максимально отдалившись от окошек и вжавшись в спинки кресел, полулежали дети. Впервые в салоне авто с такими пассажирами стояла тишина. Пять пар испуганных глаз сверлили меня сзади. Господи! Хоть бы довезти!

...Прошел год, но до сих пор, проезжая мимо заправки на Талгарской трассе, я покрываюсь испариной. Как в тот день, в начале января, когда, отправившись «на разведку», практически лицом к лицу столкнулась с чудовищем. Невидящий затуманенный взор, черная одежда, в руках ружье. Рядом с автомобилем – «убитой» «тойотой» с открытыми настежь дверями – оно размахивало оружием и смотрело по сторонам, словно выискивая жертву. В «тойо­те» находились его «коллеги». Очень медленно и спокойно развернула машину и поехала обратно. Отдаленно были слышны выстрелы, от едкого дыма слезились глаза. Боясь, что они последуют за мной, петляла по улицам, то и дело поглядывая в зеркало заднего вида.

Это потом, спустя несколько недель, когда наконец-то вернется мой супруг, буду взахлеб рыдать у него на груди, нечленораздельно пытаясь рассказать, как на самом деле было страшно, за детей, за его сестру, племянников и за себя. А тогда, как и большинство алматинцев, отключив опцию «паника», действовала по всем правилам ЧС, словно бездушный механизм.

Первым звоночком стала проб­лема с поиском такси до аэропорта, затем задержка рейса Алматы – Астана, которым планировал улететь зять. Нас это не насторожило, ведь вся страна погрузилась в затяжное празднование.

В поселке Белбулак (бывший совхоз «Мичурино») к этому делу подходят основательно. Незатейливые магазинчики с разряженными витринами, деревья во дворах украшены гирляндами, то и дело по улицам снуют «разнокалиберные» Деды Морозы. Вокруг сельской главной елки собирается ребятня и делится новогодними радостями. Длится обычно это все зимние каникулы. Отмечать любимый праздник мы уезжаем сюда уже много лет. Собираемся большой семьей и устраиваем настоящий мини-отпуск. С баней, катаниями на санях, играми в «Мафию», «Крокодила», с дымящимся самоваром, из которого так и норовят выскочить потрескивающие угольки, и с наряженной огромной елью во дворе, которую облачить в праздничный наряд без промышленной стремянки уже невозможно.

В этот раз 4 января супруг улетел в командировку. Зять в ночь с четвертого на пятое, ничуть не удивившись трехчасовой задерж­ке рейса, улетел в столицу. Разъе­хались и другие родственники. Мы же с сестрой мужа и детьми решили остаться здесь еще на денек. Наш дом относится к новостройкам и стоит немного на отшибе, этот район еще называют Мичуринскими дачами. Вокруг много недостроенных домов и заброшенных участков.

Утром к нам полились звонки. Взволнованные родственники рассказывали о том, что происходило и происходит в городе, делились слухами о возможном передвижении обезумевшей толпы, которая якобы направляется по трассе в нашу сторону, громя все на своем пути. Как оказалось, это были не слухи. Они двигались как раз в нашем направлении, оставляя после себя разгромленные магазины, разбитые автомобили и сожженные ведомственные объекты.

Где безопаснее находиться двум женщинам и четверым малолетним детям? В городских многоэтажках с центральным отоплением, надеждой на силовые структуры и относительную недосягаемость для бандитов или же в частном доме за хлипким забором в окружении многочис­ленных брошенных построек, так хорошо подходивших для преступных убежищ?

Мы отключили гирлянды, задвинули шторы и стали подсчитывать нехитрые запасы продуктов. Провизии хватило бы максимум дня на два. Наличных денег прак­тически не было. Продукты закончились быстрее, чем предполагалось – нахватавшись мамских переживаний, дети в стрессе съедали все, что не приколочено. Распотрошив детскую копилку, решилась на вылазку в поселковый магазин. Еще никогда я так не радовалась жуткой колбасе цвета фуксии на срезе со сроком годности двенадцать месяцев и упаковке нута, что делать с которым я особо не представляла. Удалось также разжиться парой десятков яиц.

Из города в наше село потянулись очереди, местные магазины, в отличие от алматинских, на свой страх и риск продолжали снабжать народ провизией. Только покупать ее было не на что. Своим давали под запись, а вот с горожанами все было сложнее. Вскоре у одного из наших детей поднялась температура, у второго началась рвота (надеюсь, производители той колбасы икают до сих пор). Мы приняли решение пробираться в город. Силовики еще не установили контроль над мегаполисом, но оставаться дальше в легкодоступном доме без какой бы то ни было защиты, не считая того, что ночевали мы с топором под подушкой, мне казалось еще пущим безумием. Ведь большая часть этой неадекватной заразы расползалась по пригородам, откуда в будущем их и будут вылавливать силовики.

Ехали мы медленно. Хотя больше всего хотелось вжать педаль в пол и максимально быстро долететь до города. Радовалась, что младшие дети боялись смотреть в окно и не видели, что творится вокруг. Глаза семилетнего старшего сына я не забуду никогда. Неподдельный страх, ужас и шепот: «Мамочка, а нас точно не убьют?» Мамочка пыталась шутить, успокаивать и врала про пуленепробиваемость автомобиля и прочие навороты. Смотреть по сторонам было больно: дымящийся экопост, раскуроченные автомобили, ранее уютные придорожные магазинчики зияли пустыми глазницами окон.

В городе картина была еще страшнее. Туман усилился, и сквозь него, как в фильме ужасов, выплывали разбитые, перевернутые автомобили, повсюду битые стекла, вдали виднелось зарево от пожара. До дома оставались считанные минуты, когда к нам приблизилась тонированная машина без номеров и со следами от пуль. Ехидно щурясь, водитель открыл окно и ехал вровень с нами некоторое время. Машина была полна таких же, как он. За эти минуты я ускоренно повзрослела, поседела, мысленно попросила прощение у всех, кого могла обидеть…

Понимаю сейчас, что это была провокация, психологическое давление, от которого они явно кайфовали. Рвани я сразу с мес­та, рассчитывая на мощь внедорожника, они бы погнались за мной. Находясь в правом ряду и проезжая спасительный съезд с ВОАДа на Толе-би, резко повернула и, выдавив педаль, буквально взлетела на мост. Мое авто ушло в занос, но мне удалось вырулить. Машина преследователей взвизг­нула тормозами, но преследование прекратилось. Видимо, у них были более грандиозные планы.

Не выдержав напряжения, оптом зарыдали дети. Успокоились они лишь тогда, когда ворота паркинга опустились за нами. Надо отдать должное – охрана нашего ЖК и сами жильцы впускали на наш подземный паркинг автомобили с соседних домов. Охрана не покинула свои посты на весь период ЧС. И хоть на стоянке яблоку было негде упасть, этот дискомфорт придавал уверенности. Поя­вилось чувство сплоченности.

Моя прабабушка всегда говорила, что лучшее средство успокоиться и снять стресс – это начать готовить еду для близких. Переступив порог дома, принялась за выпечку хлеба. Благо есть хлебопечка, в которой этот процесс ускоряется в разы. До возобновления поставок главного продукта в магазины пекла хлеб для соседей. А когда писала объявление от руки на листке бумаги о том, что к нам можно прийти за хлебом, думала, какие же мы стали уязвимые: деньги на карте, навигатор в Интернете, общение в чатах…

Соседи стали делиться друг с другом: кто-то передавал подгузники, другие снабжали кошачьим кормом, врачи бегали через паркинг делать капельницы и уколы, старикам, оставшимся одним, носили горячее питание. Стены нашего лифта стали внут­ридомовым чатом, оказавшись почти полностью обклеенными объявлениями. Вскоре стали появляться жизнеутверждающие записи о том, что неподалеку через окошечко работает аптека, а в нижний магазин привезли бананы и молоко.

Во всей этой трагичной истории нашлось место и для юмора. На свой страх и риск я отправилась в магазин. Несмотря на многолюдность, было тихо, люди учтиво перешептывались, почтительно уступая друг другу продукты. В помещение зашла дама средних лет, шумная и улыбчивая. Она шутила и громко интересовалась у продавца, где тот или иной товар. Поднеся к кассе корзину с опохмельным набором из лапши быстрого приготовления, минералки и «Тана», она на полном серьезе пыталась совершить денежный перевод на номер продавца и громко вопрошала, куда же делся Интернет и почему нет свежего батона? После своих приключений завидовала тетке я нещадно! Это ж как надо было отдаваться празднованию, чтобы пропустить даже такое?..

Говорят, что в капле воды отражается мир. На примере одного жилого комплекса, отдельной семьи, отдельного человека можно понять гораздо больше о мироустройстве, чем с высоких трибун, голубых экранов или заумных книг. В единстве – наша сила. И пока мы вместе – мы непобедимы.

Популярное

Все
Льготное автокредитование: как подать заявку
Поправки в Налоговый кодекс подписал Токаев
Казахстан планирует существенно нарастить производство товарного газа и электроэнергии к 2029 году
Токаев подписал закон о цифровых активах
Водители автобусов в Семее решили начать неделю невыходом на работу
Президент утвердил поправки в Кодекс об административных правонарушениях
Отец пытался вскрыть себе вены на глазах у детей в Таразе
Собиравшую ягоды женщину застрелили в СКО: осужден бывший полицейский
Муж застрелил жену и убил себя в Алматы
Сбой в работе сайта по автокредиту объяснили в ФРП
"Не наши сотрудники" – глава Минэнерго об инциденте в лифте
Второе за сутки землетрясение произошло в Турции. Число жертв превысило тысячу человек
Сразу в трех регионах Казахстана ощутили землетрясение
Подростку с кольцом в носу понадобилась помощь спасателей в Шымкенте
Жумангарин встретился с руководителем Wildberries
"Открыто ищут наркозакладки" – на видео очевидцев отреагировала полиция Талдыкоргана
Летевший в Баку самолет экстренно сел в Атырау
Алматинец застрелил жену и убил себя: соседи рассказали подробности
26 попыток попасть в Казахстан по поддельным и чужим документам пресек КНБ
Токаев – Эрдогану: Казахстан готов оказать помощь братской Турции
Неподалеку от Семея есть место, которое уже на протяжении трехсот лет привлекает людей
"Трое детей убили себя из-за игры в TikTok" – на рассылку ответили в МВД
Подросток из Хромтау скончался при странных обстоятельствах в лагере в Боровом
Многие знаменитости, чья слава перешагнула рубежи республики, утверждают: чтобы овладеть языком, в том числе и казахским, достаточно читать хорошие книги
Компании, управляющие жилыми многоквартирными домами, должны быть сертифицированы
Девочку-подростка жестоко избили сверстницы в Талдыкоргане – комментарии полиции и акимата
Нурсултан Назарбаев перенес операцию на сердце
Названа причина смерти сенатора Гульмиры Каримовой
Инновации на развалинах аграрной науки
На целое тысячелетие удревнилась маханджарская культура Тургайского прогиба благодаря исследованиям костанайских археологов
Избившего супругу в лифте мужчину арестовали в Астане
В Шымкенте за получение взятки задержан работник отдела образования
Какие изменения будут вводить на госслужбе в Казахстане
Скончался известный казахстанский композитор Арман Дуйсенов
Почему уголовно-исполнительную систему Казахстана можно сравнить с утлым суденышком без парусов – об этом в эксклюзивном интервью «Казахстанской правде» рассказал доктор юридических наук, правозащитник, член Общественного совета по вопросам деятельности органов внутренних дел РК Куат Рахимбердин.
Снег выпал в Египте
Комментируя прошедшие выборы в верхнюю палату Парламен­та, следует отметить, что в целом меняется функционал Сената. Полномочия каждой из палат благодаря конституционным изменениям четче разграни­чены. Законотворческая миссия будет возложена большей частью на Мажилис
Названы регионы-антилидеры по ценам на продукты питания
Еще раз о кино
"Алматинец убил свою девушку и покончил с собой": полиция прокомментировала публикацию

Читайте также

Виза С-5 как барьер для инвесторов
Все худшее – «Шаныраку»?
Нетепличные условия
Кадров нет, тепла не будет!

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]