На прощание аким, видимо разозлившись, заявил: «В следующем году у нас будут выборы акима, пусть поставят другого человека, может, он быстрее сделает»

Асель Муканова

Во Зеленом во Бору

В пяти километрах от Бурабая расположился уютный поселок Зеленый Бор. Раньше здесь была гремевшая на весь Союз птицефабрика. Населенный пункт в народе до сих пор так и зовется – Птичник, хотя фабрику давно сровняли с землей, а вместе с ней ушли и былая слава, и процветание, и благополучие сельчан.

Крепкий хозяйственник

Поселок, который через два года отметит 60-летие, не входит в Щучинско-Боровскую курортную зону. Но отдыхающих здесь летом немало – тех, кто хочет сэкономить и не прочь добираться до озера на авто. Арендуют жилье и боровчане, которые в сезон сдают свои «прибыльные» квартиры и дома, а сами снимают подешевле «на птицефабрике».

Официально в поселке числятся 3 тыс. человек. Это 1 400 частных домов и 25 многоэтажек. В середине 1980-х сюда переехали мои родители. Отцу-каменщику сразу дали однокомнатную квартиру в новенькой пятиэтажке, маму приняли воспитателем в детский сад.

Зеленый Бор в те годы процветал! Специалисты здесь очень ценились, и для простых рабочих делалось все – только трудись. А каким чудесным выглядел поселок  – даже функционировали фонтаны и красовались две шикарные советские мозаики, которые сейчас своим разноцветием и монументальностью смотрятся очень странно на фоне общего упадка.

Основал в начале 1960-х и долгое время по-хозяйски грамотно управлял поселком Николай Петрович Цой, посланный сюда для создания населенного пункта, который должен был кормить и снабжать курортную зону свежими овощами, мясом и яйцами. Здесь сложилась крепкая корейская диаспора, в мире и дружбе жили казахи, русские, немцы...

Сауле Оспанова с семьей перебралась в Зеленый Бор из Караганды в 1984 году и сегодня с грустью вспоминает лучшие для поселка времена. Щучинская птицефабрика тогда входила в десятку крупнейших в Союзе и стала целым птицеобъединением, так как помимо куриной здесь стали развивать гусиную и индейкофабрику.

– Все должны были держать скот: тогда около тысячи голов в поселке было! А сейчас и четверти от того не осталось, – рассказывает старожил. – При этом сараи строили отдельно, в самом поселке было чисто, цивильно. С 20.00 до 22.00 часов все управляются со скотом, после – кино и танцы. О самочувствии людей Николай Петрович думал больше всего. Человек труда очень ценился. Не поверите – простого кочегара отправлял отдыхать в Венецию!

О крепком хозяйственнике Цое, которого люди называли просто  – «генерал», сегодня впору слагать легенды. Вот гонит он утром корову, а по пути присматривает, в каком дворе что не в порядке. А потом на планерке дает подчиненным нагоняй, мол, почему у слесаря такого-то забор валится.

– Я лично видела, какие разборы полетов он устраивал! – вспоминает Сауле. – Считал, что рядовой сотрудник не должен переживать о каких-то неурядицах. Так что пока хозяин дома придет с работы, у него уже и забор починен, и мусор убран. Рабочих знал поименно, у кого что в семье происходит. Слесари и птичницы получали коттеджи под 200 «квадратов», коммуналка – с большой скидкой, дачные участки бесплатно выдавали. А инженеров и замов своих гонял.

На субботниках, которые были в ту пору регулярными, работали только среднее и старшее звено. И попробуй кто не выйди на уборку территории или прополку – тут же лишали премии!

Зато местным разрешали брать с фабрики и птицу, и яйца, и корма, но только не для перепродажи, иначе самая настоящая депортация из поселка в течение 24 часов. А за место в Зеленом Бору люди ох как держались!

У каждого в доме было по два холодильника, чему приезжие очень удивлялись и завидовали. Молоко, сметана, масло, творог – все делали сами. Мяса и яиц было вдоволь, овощей сажали много.

В детском саду – пятиразовое питание, зимой и летом – бананы, апельсины, персики. Один из первых сельских гимназических классов Казахстана открылся именно здесь. Малыши изучали компьютерную грамотность и английский язык, старшеклассники ездили на экскурсии по всему Союзу.

На птицефабрике все работало как часы. Кстати, строили ее лучшие архитекторы, с учетом особенностей ландшафта, а потому неприятного запаха в поселке почти не было.

Цыплят кормили всем натуральным. Функционировала собственная лаборатория. Лучшие ветеринары следили за безопас­ностью и здоровьем птицы. Со временем построили цех по переработке птицы, консервный цех, стали разводить песцов, чернобурок и норок. Первые норковые шапки появились у рабочих птицефабрики!

Каждый сотрудник раз в полгода обязан был отдохнуть в местном профилактории «Майбалык». Сельчане пытались вечерами сбегать домой, все-таки хозяйство, дети. Но «генерал» строго следил за этим, считал, что люди обязательно должны поправлять свое здоровье.

– Старожилы вспоминают Николая Петровича только добром, – говорит Сауле Оспанова, стоя у мемориальной доски основателю поселка на здании Дома культуры. – Простых работяг никогда не унижал и не обижал. Когда развалился Союз, налетели «прихватизаторы». Николай Петрович к тому времени перенес три инсульта. И как-то на собрании с новым управляющим, уже еле поднявшись на сцену, обратился к нему: «Я тебя только об одном прошу – людей моих не обижай! Я каждого принимал лично, с ними можно хоть что построить!» Но в итоге всех разогнали, все распродали…

Действительно, история Зеленого Бора показательна. Здесь было все, нужно было лишь сохранить и поддерживать. Но такого руководителя, который бы душой болел за дело и людей, больше не нашлось. Каждый пытался лишь урвать что-то для себя, не заботясь о дальнейшем процветании поселка. Легендарная птицефаб­рика переходила из рук в руки, а в итоге и вовсе обанкротилась.

– Зеленоборцы были избалованы, ни о чем не беспокоились, главное – ходить на работу. Тебя учили, лечили, поощряли, отправляли отдыхать. И когда все рухнуло, многие потерялись, не знали, как жить, – рассказывает Сауле. – Птичницы и слесари ушли с минимальными пенсиями, которых не хватало даже на оплату коммуслуг. Мужики стали пить. А поселок начал приходить в упадок…

Красота природы и безалаберность людей

Летом Зеленый Бор прекрасен. Нет шума и запахов переполненного Бурабая, воздух свеж, а виды открываются не хуже боровских. Неподалеку – новая зона отдыха «Акбура», мараловодческое хозяйство, село Кымызынай, где всегда можно купить свежего кумыса. Я бываю здесь каждое лето и тоже с грустью отмечаю, что не хватает селу крепкого руководителя.

Да, можно сколь угодно сетовать на нерадивых сельчан, равнодушных бизнесменов и отсутствие финансирования. Но при грамотном управлении и при ограниченных вложениях можно содержать хозяйство в порядке, было бы желание.

Одна из главных проблем, видных, так сказать, невооруженным взглядом, это мусор. Переполненные мусорные баки, горы неубирае­мого месяцами хлама возле них и разносимые ветром и бездомными животными отходы  – безрадостная и, к сожалению, привычная картина для поселка, расположившегося рядом с курортом.

Есть в этом, конечно, вина и самих жителей, которые порой не доносят мусорные пакеты до контейнера, складывают крупные бытовые отходы, ящики, ветки деревьев возле баков, а обслуживающая компания не обязана все это вывозить.

Но вот то, что грязно в самом центре, в двух шагах от сельского акимата, думаю, забота не только сельчан. Дело в том, что здесь был старый детский сад, который давно выкуплен частным лицом. Здание то потихоньку разваливалось, то вроде вновь обретало вторую жизнь – начинались какие-то строительные работы, даже окна пластиковые вставили. Но недавно почти отстроенное здание вновь разобрали до основания. А большая заросшая территория вокруг стала пристанищем для, так сказать, маргинальных элементов. Там даже днем страшно проходить. Повсюду бутылки, окурки, отходы жизнедеятельности человека.

Нечто подобное происходит и с территорией бывшего кафе «Лакомка». Стены, выстроенные на совесть, стоят, а внутри – большая мусорка. Зимой там умер человек. И все это «великолепие» – прямо за стеной монументальной стены в память о Великой Отечественной войне.

Местные предприниматели готовы привести в порядок и запус­тить и это кафе, и банкетный зал, бывший когда-то лучшим в районе для проведения торжеств. Но акимат разводит руками: у объектов есть хозяева. Так и стоит это все в самом центре, зарастая зеленью и мусором, и наводя уныние на местных жителей и гостей.

Засыпан осколками прекрас­ный фонтан. Поваленные ветки деревьев валяются по обочинам дорог. Урны можно сосчитать по пальцам, а потому повсюду пус­тые бутылки, фантики, окурки. В общем, ситуация хоть и не редкая для провинции, но уж очень контрастирующая с природными красотами здешних мест.

Проекты есть, финансов нет

В августе попала я на сход жителей, объявленный по случаю смены мусоровывозящей компании. Столичное ТОО «Clean City NC», предлагая свои услуги, обещало очистить поселок от грязи. Для этого нужны заявления от жителей, но на сход собралось не больше десятка человек.

Аким Зеленоборского сельского округа Бурабайского района Мади Баженов не преминул мне об этом сообщить, мол, видите, какой народ у нас безответственный.

– И субботники, которые мы регулярно объявляем, так же проходят – всего несколько человек. Был месячник по санитарной очистке, машины, мешки предоставляли, так вышли только организации. На детской площадке молодежь пьет пиво, ломает снаряды – никто не реагирует. Выйдите, скажите, это же не чужие дети! – сокрушается аким. – Да, урны не везде есть. Требуем от торговых точек, но они тоже не хотят выносить. Чтобы свой подъезд убрать, можно же уборщицу нанять, но нет, не хотят. Недобросовестные хозяева, квартиросъемщики не хотят платить, долги за вывоз мусора огромные. Конечно, где-то у нас не получается, не доходит. Проблемы мы видим, это наша боль. И хочется их решить хотя бы на 50%, тогда легче было бы. Но сознание людей тоже нужно менять, мы живем в одном доме, и все должны быть заодно.

В словах акима правда, конечно, есть. Выражение «чисто там, где не сорят» ведь не зря придумали. И все же конкретного ответа на то, почему в Зеленом Бору такой бардак, я так и не получила.

Зато Мади Баженов попытался показать другую свою работу. Так и сказал: «Что в наших силах, мы делаем». Это значит, формируют и подают заявки, постоянно их обновляют. «Но если в бюджете денег нет, то мы ничего не можем сделать», – признался он.

Возьмем дороги. По сравнению с другими селами здесь они поч­ти все асфальтированные. Но большинство из них – яма на яме. Периодически их, конечно, латают. По информации областного акимата, в 2021 году в поселке Зеленый Бор отремонтировано 1,8 км дорог до пожарной части № 9 на сумму свыше 68 млн тенге. Там в основном ездят только пожарные, но скорость для них, несомненно, важна.

В том же году начат средний ремонт внутрипоселковых улиц Садовая, Маметовой, Сарыарка общей протяженностью три километра. Договор с подрядчиком заключен на два года на общую сумму 87,5 млн тенге, однако в 2022-м финансирования не ожидается, соответственно, срок его действия продлен на трехгодичный период.

Разработана проектно-сметная документация на средний ремонт улиц Березовая, Терешковой, Пролетарской, Строительная общей протяженностью 1,3 км на сумму свыше 41 млн тенге. Однако несложно понять, что объемы эти совсем уж мизерные даже для небольшого поселка.

К примеру, большая улица, по которой я еду с трассы до своего дома, не ремонтировалась уже не знаю сколько лет. В прошлом году на этом участке появилось уличное освещение. Правда, прогуливаться по вечерам все равно небезопасно: в округе развелось столько бродячих собак, что лично я без палки из дома не выхожу.

Проект по освещению еще пяти километров улиц в данный момент находится на государственной экспертизе. Дело нужное. Вот только когда будет свет, не ясно, опять же –бюджет.

В 2021 году проведен текущий ремонт трассы теплоснабжения села Зеленый Бор на сумму 13 млн 393 тыс. и ремонт котельной на сумму 31 млн 250 тыс. тенге. На котельную в 2022-м выделено еще 39 млн тенге, идут конкурс­ные процедуры. Надеюсь, это позволит лучше отапливать дома. Пока же центральное отопление в селе греет не особо, хоть и стоит недешево. Без дополнительной печки не обойтись.

Что касается досуга, то гордос­тью села всегда были большой Дом культуры и спорткомплекс. Я еще успела застать времена, когда по вечерам на киносеансы собиралась половина поселка. А на дискотеки приезжали жители со всей округи. Для детей работали многочисленные творческие и спортивные кружки.

«А что сейчас?», – спрашиваю у молодых мам. «Не знаем, – отвечают. – Иногда какие-то секции открываются, одно время даже работал бассейн, но быстро закрываются».

Долгое время и Дом культуры, и спорткомплекс были предназна­чены лишь для воспитанников расположенного в этом же поселке детского оздоровительного цент­ра. Местной детворе вход был заказан. И только совсем недавно, говорят, усилиями областного акима эти соцобъекты стали доступными для всех.

Детей здесь много, и, к слову, все здороваются с каждым прохожим. Так повелось еще со времен Цоя. Школа-гимназия до сих пор сильна, территория ухоженная, за чем пристально следит управление образования.

Пару лет назад на радость детворе построили огороженное футбольное поле со специальным покрытием. А теперь планируют оборудовать спортивную площадку для волейбола и баскетбола с тренажерами, бюджетная заявка на 26,5 млн тенге подана в район. И все же в большинстве дети предоставлены сами себе.

– Работа нелегкая, поддержка нужна, чтобы хотя бы процентов тридцать этих проектов финансировалось, – говорит аким Зеленоборского сельского округа Мади Баженов. – Дороги, например, уже поздно делать, теперь запланировали все на следующий год. Спортплощадки, думаю, поддержат, Президент уделяет большое внимание детскому спорту. Если на эти проекты дадут деньги, уже будет прекрасно. Камеры видеонаблюдения тоже нужны, но это большие средства. Если свободные остатки будут, хотя бы в центре поставим.

Мади Баженов рассказал, что в этом году Центр занятости, наконец, предоставил им двух женщин для уборки территории. Люди на эту работу идут неохотно, зарплата – 74 тыс. тенге. Территория большая. Обещал аким заняться и откосом травы по обочинам дорог, мол, фирма уже найдена. А вот что делать с нерадивыми жильцами, заваливающими мусорку негабаритным хламом, не знает.

– Кровати, диваны, унитазы, строительный мусор, ветки люди не должны выносить. Да еще и мимо урны кидают. С начала года три раза полностью вычищали – на следующий же день опять собирается. Люди говорят, не хватает баков. Но у нас на это средства не заложены. И если другая фирма придет, то со своими баками, – рассуждает о мусорном вопросе Мади Баженов. – На данный момент не хватает бюджета. Недоимка по налогам – четыре миллиона. Мы поднимали вопрос о создании коммунального хозяйства, но оно опять-таки не оправдает себя. Надо технику, погрузчик держать, КамАЗ, зарплату платить водителям, а такого объема работ для них нет.

Ну, на нет, как говорится, и суда нет.

На прощание аким, видимо разозлившись, заявил: «В следующем году у нас будут выборы акима, тогда можете приехать, поучаствовать, пусть поставят другого человека, может, он быстрее сделает». Да, крепкая хозяйская рука, как у Николая Петровича Цоя, Зеленому Бору очень нужна.

Популярное

Все
В центре столицы горит девятиэтажка (Видео)
Пожилые супруги и 3-летний внук замерзли насмерть в области Абай
"Одни дома": двое детей сгорели в запертом доме в Шу
Склад сайгачих рогов и уникальные самоцветы нашли полицейские в частном доме в Алматы (Видео)
За салют с крыши поста полиции житель Алматы поплатился свободой (Видео)
Серийного вора аккумуляторов задержали в Алматы
"Озеро" с запахом химикатов появилось вблизи Атырау
Спецоперация по задержанию банды вымогателей попала на видео в Актобе
Открытость обществу и транспарентность – важные принципы в работе депутатского корпуса
Два комитета хотят упразднить в МВД
50-летнего иностранца подозревают в торговле наркотиками в Астане
Мосгорсуд утвердил приговор сыну экс-чиновника из Дагестана за убийство Томирис Байсафы
Памяти Аскара Забикулина посвятили победу на турнире столичные спасатели
Умер первый олимпийский чемпион среди казахов Альжан Жармухамедов
Предприниматели Алматинской области пришли на помощь жителям Экибастуза
О погоде в субботу рассказали синоптики
Вопросы районных газет обсудим в Астане – Дархан Кыдырали
Авария на ТЭЦ: 48 домов подключили к отоплению в Экибастузе
Женис Касымбек стал акимом Астаны
7 крупных предприятий восстанавливают подачу тепла в Экибастузе
Двое рабочих упали с 14-го этажа в Астане, один погиб
Дайрабаев высказался о внешней политике Казахстана
Жительница Балхаша убила свою мать за замечание
Ребенок под защитой государства – Кошанов о позиции Токаева
Ауесбаев ответил на критику оппонентами его партии
Несмотря на потерю зрения, режиссер Станислав Цих создал свой театр и пообещал Усть-Каменогорску фестиваль мирового уровня
Закон Республики Казахстан
Бабушка попросила полицию забрать у нее 3-месячную внучку в СКО
Ильин навестил в больнице огнеборцев, пострадавших при пожаре в Астане
"Учительницу с VIP-пропуском от МВД" наказали в Каскелене – видео
Где можно будет посмотреть трансляцию церемонии инаугурации Касым-Жомарта Токаева
Хотел спасти котёнка: мальчик провалился под лёд на реке в Астане
В Правительстве обсудили ход исполнения Программы повышения доходов населения
ЧП в Экибастузе: низкие тарифы могли стать причиной аварии на ТЭЦ
Спецоперация в Кокшетау: задержан хозяин "склада" с наркотиками
"Был 10 лет в рабстве": видеообращение к полиции записал житель Жетысуской области
Фотографии Бишимбаева, разъезжающего на внедорожнике, прокомментировал Антикор
Трехмесячная девочка скончалась во время забора крови в поликлинике Жамбылской области
Дочь нашла мать убитой спустя трое суток после трагедии в СКО
200 тысяч тенге за первичную регистрацию иностранных авто: Сенат принял закон

Читайте также

Общество
На 6 лет осудили двух подростков за закладку "синтетики" в …
Общество
"В любое время и из любой точки мира": тестирование на госс…
Общество
Рассылку о выплате казахстанцам по 193 тысячи тенге распрос…
Общество
Акмолинка собирала через соцсети деньги на лечение вымышлен…

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]