Нестареющий дед

2959
Галия Шимырбаева

Ерболату Тогузакову исполнилось 75 лет, а картине «Шал» Ермека Турсунова, которая сделала его узнаваемым, в конце прошлого года – 10 лет со дня выхода на экраны. В 2013 году она выдвигалась на соискание премии «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

фото из открытых источников

Актер, который своим присутствием украшает любую картину, известен тем, что начал делать свою кинокарьеру перед выходом на заслуженный отдых – близко к 60 годам.

– Вещи надо воспринимать реально, я ведь выигрываю за счет фактуры – небольшого роста и морщинистого лица, – говорил он когда-то. – Но скоро этих морщин будет еще больше, а древний старик – кому он нужен?

Сегодня, когда морщин прибавилось, он по-прежнему востребован.

– «От» Айжан Касымбек – последняя полнометражная картина, где я снялся, но много снимаюсь в коротком метре у молодых режиссеров. Конечно, отсутствие профессионального актерского образования всегда чувствовалось, мне приходилось играть по наитию, нельзя же отказываться, если предлагают. Это будет некрасиво, если профессиональные режиссеры великодушно зовут тебя в свои картины, а ты еще и кочевряжишься. Нет, были, конечно, моменты, когда пытался отказываться, но это от страха. К примеру, очень боялся сниматься в «Шале». Когда Ермек предложил главную роль, я сказал, что не потяну, не смогу создать такой масштабный образ, да еще и по мотивам повести Хемингуэя, но он настоял, и фильм получился. Когда я с группой кинематографистов ездил по республике с пропагандой казахского кино, Досжан Жанботаев, директор Жезказганского музыкально-драматического театра, человек, имеющий за спиной гигантский опыт по завораживанию зрителей, поклонившись мне в пояс после фильма «Шал», произнес слова, которые взволновали меня до слез: «Я видел великолепную игру великого актера».

Режиссер картины Ермек Турсунов вспоминает: «Когда автор идеи Маулен Ашимбаев предложил экранизировать Хемингуэя, то я думал, что он имеет в виду «Прощай, оружие» или «По ком звонит колокол?». Но когда он сказал, что это «Старик и море», я отказался. Эта очень литературная вещь настолько самодостаточна, что ее сложно перекладывать на язык кино. Если смотреть на нее с этой точки зрения, то там ничего не происходит. Внутренние монологи, которые Старик произносит, – убийство для кино, потому что это статика. Я так и сказал Маулену, но он продолжал отстаи­вать свою идею, ему, как он приз­нался, важны были адресные послания своим современникам. Так и сказал: эта повесть, так же как и музыка Моцарта и Бетховена, будет современна всегда. Вот так он заставил меня думать о сверхзадаче, которая на первый взгляд казалась невыполнимой. А я от таких вещей ведусь.

Стал думать о приемах и методах съемки, представлять вместо моря степь. По сути, это одна и та же стихия, связанная с огромными пространствами. А чтобы внутренний монолог заработал, я просто переложил его на язык действия. В итоге сюжет стал развиваться, и тогда я сел писать сценарий, где вербальные литературные образы переложил на язык визуальных».

Казахский Рэмбо

– Так как это была монороль, то я, как тот боксер, который вышел в финал, чувствовал заботу со всех сторон, – вспоминает Ерболат Тогузаков. – Вся съемочная группа – а это 75 человек – работала на меня. Мне, не давая шевельнуть и пальцем, меняли костюмы, бегали с горячим чаем, чтобы я, не дай бог, не замерз.

Ермек Турсунов поясняет, что когда говорят «непрофессиональный» – это означает только лишь то, что у человека нет актерского диплома:

– Герой Тогузакова подкупает тем, что со спины смотрится совсем ребенком. Но когда он поворачивается лицом, то видишь не просто морщины – за каждой из них кроется тяжелая жизнь. И все же, как бы она его ни била, в нем осталась шкодность. Это такой мальчик в возрасте, а с другой стороны – старик, в котором надолго – лет на 20–30 – зас­нул Рэмбо: его герой дерется с волками, падает в ледяную горную речку.

Кстати, сценарий «Шала» писался под народного артиста РК Касыма Жакибаева (1929–2011), легендарного исполнителя роли Дерсу Узала в первой экранизации по мотивам книг русского ученого Владимира Арсеньева «Дерсу Узала» и «По Уссурийскому краю».

– Касым-ага органично вписывался в образ моего героя, весь его облик подходил на эту роль. Так уж получилось, что когда сценарий был закончен, актер заболел, а к началу съемок его уже не было среди нас. Не все знают об этом, но по сценарию старика звали Сарсембай, но после смерти легендарного народного артиста в память о нем мой герой стал Касымом.

Герои Жакибаева и Тогузакова – несгибаемые пацаны по жизни и уходят из нее такими же. У них нет благообразности, солидного говора, внушительного брюшка. Завершая свой жизненный круг, они словно еще раз возвращаются в свое детство. Таких стариков – наивных, добрых и задиристых одновременно – я знаю не понаслышке. Я рос среди них. Молодые, не захотев жить в той дыре, каковой считался тогда наш аул, поуез­жали, там остались одни старики и с ними я – позднее дитя своих родителей. Это был такой микромир, где все было общим, даже я, единственный на 20 дворов ребенок – соседи ругались из-за того, у кого сегодня я буду ночевать. Осознавать себя я начал лет в пять. Бывало, утром в понедельник, когда родители уходили на работу (они работали учителями в соседнем селе), за мной выстраивалась очередь из соседей. Эти старики были моими друзьями. Я с ними стриг баранов, косил траву. Мы друг с другом были на «ты», я к ним не проявлял никакой почтительности, не поделив асыки, мы, бывало, ругались и спорили до хрипоты. С них, своих «кентов», я и срисовал своего старика Касыма, а вечно ссорящийся с дедом мальчишка Ералы по прозвищу Шайтанбек – это я сам.

Помню, как в нашем ауле проходила перепись поголовья скота. У нас не очень хорошо знали русский язык. И вот когда член комиссии, приехавшей из района, спросил: «Как зовут собаку?», наша соседка Кульжамиля-апа заявила: «Иманалиев Алимжан, 1906 года рождения, воевал, брал Берлин…»

Мое детство до сих пор дает знать о себе – я чувствую себя комфортно в стариковской среде. Как только выпадает возможность, стараюсь бывать в своей деревне. Услышать чистый казахский язык, поговорить с теми, с кем когда-то жил по соседству, – это словно у родника с чистой водой посидел, – рассказывает режиссер.

Попал в десятку

Чтобы сыграть старика Касыма, Ерболату Тогузакову пришлось пересмот­реть все свое актерское прошлое, а оно у него в основном комедийное. Как вспоминает Ермек Турсунов, ему пришлось долго работать с актером, вести буквально по каждому жесту, фразе, думать над каждой позой и взглядом.

– Давно известно, что паяц внутри себя очень печальный человек, – считает режиссер. – Вытащить его – большой труд, но такие примеры в кино уже были. В фильме «20 дней без войны» Алексея Германа в главной роли снялся Юрий Никулин. Это был очень смелый эксперимент. Всенародный Балбес из «Самогонщиков» Гайдая, Семен Семеныч из «Бриллиантовой руки» и… вдруг Никулин вместе с Гурченко выступает в драматической роли. Были и другие перевертыши. Смоктуновский, например, после роли Гамлета снялся в картине «Берегись автомобиля» в образе романтика-идеалиста. Метаморфозы, когда клоун превращается в Гамлета, очень опасны, но при удачном стечении обстоятельств получается что-то интересное.

Это было, по словам режиссера, невероятно трудно – совместить двух совершенно разных людей: рафинированного горожанина, каковым был исполнитель главной роли, и старика Касыма – носителя национальных традиций, дитя своего народа. Но Ерболат Тогузаков справился, попал в десятку. То, что «Шал» вышел изначально на колоритнейшем – таком, на котором говорили наши деды и отцы, – казахском языке, только подчеркивает, насколько эта картина народная и глубоко нацио­нальная.

– «Кстати, как у тебя с родным языком?» – спросил меня Ермек, когда приглашал в свою картину, – рассказывает Ерболат Тогузаков. – Я признался, что плохо. Нет, язык-то я знаю, но так, чтобы родная речь лилась как песня, – этого нет, хотя и мать, и отец говорили дома только на казахском. И все же режиссер решил остановиться на мне.

Его героя озвучивал актер Казахского ТЮЗа имени Габита Мусрепова Кадырбек Демесин.

– Мне дали сценарий и на казахском, и на русском языках, – говорит Ерболат. – Но текст надо было проговаривать в движении, а я так не мог – все, что заучивал, во время съемок вылетало из головы.

Великолепный казахский язык и интонации Кадырбека Демесина так органично вяжутся с актерской игрой и обликом героя Тогузакова, что звучащий за кадром голос переводчика только его портит, но титры Ермек Турсунов тоже не любит: «Человек не знает, то ли ему читать, то ли смотреть».

– Я так и остался до сих пор шала-казахом, – признается Ерболат. – Ну не дается мне музыка родного языка. По этой причине и интервью на родном языке, признаюсь, стесняюсь давать. Стыдно, когда молодые журналисты с удивлением спрашивают: «Ағай, неу­жели вы не говорите на казахском?»

Он коренной алматинец. Его отец, Касым Тогузаков, – писатель и переводчик, был личным секретарем Жамбыла, консультантом первой казахской картины «Амангельды».

– У меня два брата, – говорит актер. – Старший, Бахытжан Касымович Тогузаков, родился от первой жены отца – Раисы Ивановны. Мне было лет семь, когда они уехали в Ленинград, на ее родину. Моя мама родила отцу двоих сыновей – меня и младшего, Адибека. Мать, Зияда Алимбекова, была артисткой театра оперы и балета имени Абая до 1947 года. Почти сразу после моего рождения отца сослали в Сибирь, а ее как жену врага народа из театра уволили. Первые мои детские воспоминания – это реки Ангара и Енисей. Мама, подобно женам декабристов, в 1951 году со мной трехлетним поехала к отцу в Красноярский край.

В 1954 году мы вернулись в Алма-Ату. За указ о реабилитации совершенно невинных людей, в числе которых был и мой отец, я с тех пор очень уважаю Никиту Сергеевича Хрущева. Дальше у меня судьба складывалась, как у всех. Окончил школу, поступил в институт народного хозяйства. После окончания немного поработал на торговой базе, потом пришел на киностудию. Хотел стать кинооператором, но меня попросили временно, всего с месяц, поработать администратором, а потом обещали сделать ассистентом кино­о­ператора. Но так уж получилось, что на разных административных долж­ностях я проработал 30 с лишним лет. Сниматься начал уже перед пенсией. Сначала по рекомендации киноактера Ерика Жолжаксынова мне предложили эпизод в фильме «Подарок Сталину» (играл роль старого дунганина). После этого стали приглашать и на другие картины. Эпизод в «Келин» (я сыграл там отца невесты), потом был молодежный фильм «Сказ о розовом зайце», где я играл гастарбайтера из Узбекистана. Вот так я подошел к звездной, как все говорят, роли старика Касыма.

Съемки были сложными, компьютерной графики в фильме практичес­ки не было.

– Я не люблю этого, мы стали сразу играть в реал, – говорит Ермек Турсунов. – Поэтому и волки, и драки, и кровь были настоящие, и старик – персонаж Тогузакова – на самом деле падал в горную февральскую речку. Получилось это со второго дубля. Для этого и камни со дна вычищали, и каскадеры вначале пробовали прыгать, и скорая на всякий случай дежурила.

Съемки шли два с половиной месяца, зимняя натура да еще с животными – волками и баранами – все время менялась. Даже профессиональные дрессировщики, по словам Ерболата Тогузакова, опасались идти на прямой контакт с ними.

– Тяжелее волков дрессировке поддаются, наверное, только бараны, поэ­тому в цирке нет ни тех, ни других, – говорит Ерболат Тогузаков. – А я и собак-то боюсь, не то что волков, но в фильме была предусмотрена сильнейшая система безо­пасности. Вот, например, в эпизоде, где я вырываю у хищника овцу, волк был на привязи, да к тому же два снайпера по бокам стояли наготове. Прямого контакта с хищником вообще не было. Нет,
волк-то был настоящий, но его усыпили, когда я его в момент борьбы забрасываю на спину.

Ерболат Тогузаков считает, что жизнь у него удалась, потому что он очень удачливый человек:

– Мне везет на встречи с хорошими людьми. В таком возрасте делать карьеру в кино, да еще у таких режиссеров, как Рустем Абдрашов, Фархат Шарипов, Ермек Турсунов, Айжан Касымбек, – редкая удача.

Актер не скрывает, что личная жизнь у него не задалась – никогда не был женат. Этому мешали разные обстоятельства: то отсутствие своего жилья, то трудные 90-е с их безденежьем и безработицей (приходилось даже таксистом подрабатывать). И если лет 10 назад еще мечтал встретить понимающую его женщину, чтобы провести с ней «остаток жизни без ругани, дрязг и упреков в неумении жить», то теперь, когда стукнуло 75, Ерболат Тогузаков уже окончательно убежденный холостяк.

– Да, напишите еще, что с жильем проб­лем у меня сейчас нет, – спохватывается актер. – После «Шала» Ермек Турсунов купил мне квартиру на «Казахфильме» (микрорайон. – Ред.), но время идет, в последнее время здоровье начало подводить, и сейчас я живу с семьей племянницы. Мою квартиру мы продали, они взяли трехкомнатную, а я в доле с ними. Оговорюсь: недуги чисто возрастные, а в целом не скажу, что совсем ослаб или потерял форму, поэтому если предлагают, то не отказываюсь ни от одной роли.

Популярное

Все
Преодоление. Пять лет созидания
Признать БВУ соучастниками мошеннических схем предлагают юристы
Семейный психолог, руководитель психологического центра и НПО «Мое возрождение» Альвина ЮСУПОВА говорит о том, как сохранить семью
Остановка по требованию аудита
Семнадцать видов вторсырья принимали на экоакции, посвященной Всемирному дню окружающей среды
Свыше 151 млн тенге выплачено фермерам Приуралья за погибших во время паводка сельхозживотных
Привели в порядок окраину
Отряд «Жасыл ел» привлекут к строительству домов для пострадавших от паводков
20 процентов или шанс на жизнь?
Посевную кампанию завершают фермеры Северного Казахстана
Впустите радость в свою жизнь!
Акцию «Обменяй мусор на подарок» провели в парке Караганды
Объединяя усилия: ГЧП призвано органично дополнять реформы в сфере привлечения инвестиций
9 млрд тенге выделили на теплосети Павлодара, Экибастуза и Аксу
11 стройкомпаний начали строить дома для пострадавших от паводков в селе Иргиз
Быть сильными, ловкими, смелыми
Учат быть солдатом
Бег делает мир чище и добрее
Чистоте в городах мешает мусор в головах
Еще одна напасть – саранча
Консолидация и развитие
В Алматинской области продолжается снос незаконно построенных сооружений
Акцию с воодушевлением поддержали жители Жамбылской области
Дело Бишимбаева: Брат Салтанат Нукеновой рассказал о подготовке к апелляционному суду
Делегация Penn State прибыла в Казахстан для переговоров с Satbayev University
Знание государственного языка сыграло для Марины Сахаровой судьбоносную роль
Для бабушки она всегда құлыншақ и ботақан
Студенты Satbayev University стали победителями республиканского конкурса
В Актюбинской области отремонтируют 866 км автодорог
Аида Балаева рассказала о создании Казахстанского культурного центра в Пекине
Касым-Жомарт Токаев подарил реанимобиль НКЦЭМ
Дистанционная работа: быть или не быть?
Яркий мотопробег и выступления парашютистов создали праздничную атмосферу в Алматинской области
95-й сезон Алматинского ипподрома обещает стать самым зрелищным
Карина Мамаш заявила об угрозах от родственников мужа–дипломата
Массовые нарушения выявлены в системе образования
Кого винить, если у поварихи маникюр, а школьная посуда – в трещинах?
Без вести пропавшая студентка колледжа нашлась в Акмолинской области
Президент ознакомился с ходом строительства нового корпуса ННОЦ
Председатель Мажилиса назвал обоснованной критику в адрес правительства
Иностранные компании открывают заводы в Северном Казахстане
В Косшы вместо «маятниковой» занятости появились постоянные рабочие места
Международный день музеев отмечается в Казахстане
Снегопад парализовал движение транспорта в двух регионах
Триумф и трагедия казахских баев
Костанайские археологи бьют тревогу
Максим Фадеев выпустит песню в память о Салтанат Нукеновой
В целях ускорения реформ и улучшения бизнес-климата
У Ватикана есть процедура для проверки сообщений о сверхъестественном
3,4 тыс. нарушителей границы задержаны за месяц в Казахстане
Олжасу Сулейменову – 88 лет!
Эдуард Ким выиграл этап Кубка мира по артистичному плаванию
Учащиеся лицея № 5 имени Панфилова стали членами Международного Панфиловского движения
Выпускник школы из Костанайской области – призер десятков математических олимпиад
«Умные» теплицы смогут получать инвестсубсидии в Казахстане
Бизнесмены останутся без лимитов на вылов рыбы?
30 килограммов конфет раздали в Астане ко Дню защиты детей
Сезон атлантических ураганов в 2024 г. может стать самым активным в истории наблюдений
Казахстанские десантники удостоены нагрудного знака «Доблесть и мастерство» в Белоруссии
Сегодня Герою Советского Союза Сагадату Нурмагамбетову исполняется 100 лет со дня рождения

Читайте также

Пример отцов – сыновьям наука
Участники горного фестиваля SHAGAN FEST 2024 преодолели выс…
Уголь нуждается в трансформации
Второй хлеб заявил о себе на полях

Архив

  • [[year]]
  • [[month.label]]
  • [[day]]