Главная страница

Финансы как процесс

В стране близится окончание налоговой амнистии для малого и среднего бизнеса; растут государственные и корпоративные долги, но в бюджете прибавка 545 млрд тенге и ожидается еще по предварительным итогам приватизации; по-разному трактуется коммерческое размещение акций «Казатомпрома», а малый бизнес получил амнистию. Это малая часть тем из числа возможных, поднятых в интервью с первым вице-премьером – министром финансов Алиханом Смаиловым.
– Алихан Асханович, начнем с неприятного: Правительство, да и Казахстан в целом, имеют огромные долги. У нас уже есть повод для опасений?

– Само по себе образование государственного долга и рост его не являются негативным фактором для экономики страны. Возможность заимствования государством лишний раз подтверждает наличие доверия со стороны инвесторов к суверенным инструментам привлечения заемных средств на внутреннем и внешнем рынках ссудного капитала.

Поясню. Государственное заим­ствование, являющееся причиной образования госдолга, это необходимый процесс, требуемый для поддержания финансовой обеспеченности и сбалансированности бюджета, а также основной ориентир (бенчмарк) для долгового рынка страны. Политика эффективного управления долгом и его рисками строится на основе поддержания долга на безопасном уровне с точки зрения относительных параметров. Объем заимствования не дает повода для опасения, когда показатели устойчивости долга соблюдаются в условиях принятых макроэкономических и бюджетных параметров, соответствующих экономическому росту.

У нас есть стратегические документы, которыми установлены определенные индикаторы, и в соответствии с ними осущест­вляется непрерывный мониторинг устойчивости долга и его поддержания на экономически безопасном уровне.

– Назовете их?

– Эти индикаторы не являются секретом. В частности, предус­матривается, что госдолг не должен превышать 50% от ВВП (к 1 июля госдолг составил 22,9% к ВВП); расходы бюджета на погашение и обслуживание долга не должны превышать 15% от доходов бюджета (за 2018 год расходы составили 12,2% от доходов); верхний предел госдолга и долга квазигосударственного сектора должен составлять в совокупности не более 60% к ВВП (на 1 июля долг составил 43% к ВВП).

Кроме того, Правительство ежегодно осуществляет сог­ласование объемов внешнего заимствования квазигосударст­венного сектора через установление лимитов долга для любых крупных субъектов данного сектора. Все эти меры позволяют поддерживать государственный и квазигосударст­венный долг в приемлемых объемах, не создающих негативных рис­ков для устойчивого развития страны.

В Послании Президент Касым-Жомарт Токаев отметил, что, несмотря на проводимую Минфином оптимизацию государственных закупок, необходимы меры законодательного характера. По его словам, госзакупки таят в себе резерв, который мог бы пойти на решение острых социальных воп­росов. Какие меры принимает министерство?

– Глава государства говорил о резервах, кроющихся в экономии бюджетных средств по итогам госзакупок. То есть в положительной разнице между выделенной суммой и фактически потраченной суммой на государственную закупку. Экономия в первую очередь возникает благодаря наличию широкой конкурентной среды. Что делает министерство в этом отношении?

Во-первых, мы обеспечиваем прозрачность и открытость процессов госзакупок.
Все госзакупки переведены в электронный формат, при этом все сведения о них находятся в открытом доступе. Введено электронное обжалование, и теперь восстановить нарушенные права можно, не выходя из офиса. Статус рассмотрения жалобы и результаты также можно проследить на веб-портале. Этот функционал эффективен в части восстановления нарушенных прав поставщиков, поскольку больше половины жалоб удовлетворяется.

Самих жалоб насчитывается больше, почти в 10 раз. Но это как раз свидетельство улучшения прозрачности. Контроль соблюдения законодательства о госзакупках осуществляется в онлайн-режиме, что позволило существенно расширить охват. При этом широко используется автоматическая система управления рисками. Этот механизм имеет превентивный характер, поскольку заказчикам предоставляется возможность оперативно устранять нарушения в момент их допущения.

Также введен институт предварительного обсуждения конкурсной документации. Все желающие участвовать в госзакупках могут предварительно изучить конкурсную документацию и направить заказчику вопросы и замечания. Вместе с тем поставщикам предоставлено право исправить ошибки в своей заявке. Все это позволило нам увеличить конкурент­ную среду в госзакупках. Так, среднее количество заявок на 1 конкурс увеличилось с 1–2 до 4–5, а максимальное количество доходит до 60.

Второе – это снижение доли госзакупок из одного источника. С 1 января 2019 года исключено 5 оснований для закупок из одного источника путем прямого заключения. Установлена обязанность заказчиков проводить повторные закупки в случае признания их несостояв­шимися. Ранее, если закупка не состоялась, то дальше можно было проводить госзакупки из одного источника. Теперь доля госзакупок из одного источника снижена с 72% в 2018 году до 49% по итогам 9 месяцев 2019 года.

В результате обеспечен устойчивый рост ежегодной экономии в госзакупках, несмотря на относительно стабильный объем госзакупок. Если в 2015 году экономия составляла 50 миллиардов тенге, то в 2018 году уже 311 миллиардов тенге, а на данный момент она составляет 319 миллиардов тенге.

Сокращение доли закупок из одного источника продолжается. Планируются изменения в закон «О госзакупках», где в том числе будут сокращены закупки из одного источника малоценных товаров, работ, услуг.

Надо отметить, что пока не исключены злоупотребления основаниями для закупок из одного источника. Для их недопущения на веб-портале будет установлен автоматический контроль, который обяжет заказчика проводить такие закупки в конкурентной среде. Появится Реестр заказчиков и поставщиков, которые вправе заключать договоры из одного источника. Все эти меры позволят обеспечить добросовестную конкуренцию, увеличить экономию, которую, как сказал Президент в своем обращении, можно направить на решение социальных вопросов.

– Налоговая амнистия также имеет соцнаправленность: малые и средние бизнесмены рады самому факту – на них обратили внимание на уровне Правительства. Предварительные итоги уже есть?

– Замечу, что не впервые: развитию и становлению МСБ в стране внимание уделяется на протяжении ряда лет. Это не первая налоговая амнистия по списанию пеней и штрафов. Государство несколько раз (в 1997–1999 годах, в 2011 и 2015 годах) предоставляло бизнесу возможность избавиться от накопленных долгов и продолжить предпринимательскую деятельность.

В текущем году Комитет госдоходов Министерства финансов без устали напоминает: налоговая амнистия для субъек­тов малого и среднего бизнеса проводится до конца года. Списывают­ся пени и штрафы при условии уплаты налогоплательщиком суммы основного долга по состоянию на 1 октября 2018 года. Предварительные итоги таковы: почти 44 тысячи налогоплательщиков оплатили недоимку на общую сумму 15,3 миллиарда тенге. Им списаны пени на сумму 5,2 миллиарда тенге и штрафы на сумму 296,2 миллиона тенге.

– Однако факты таковы, что есть налогоплательщики, оставшиеся, что называет­ся, за бортом спасительной амнис­тии. Им что делать?

– Здесь, видимо, вмешивается пресловутый человеческий фактор. Им самим надо быть активнее. Еще в августе моим приказом № 829 были внесены дополнения, распространившие налоговую амнистию на плательщиков, которым были доначислены налоги. Имеется в виду налоговый период до 1 октября 2018 года, но при том, что к этой дате недоимка отсутствовала. Поскольку расширен круг лиц, подпадающих под амнистию, уже около 2,2 тысячи налогоплательщиков получили списание пени на сумму 2,5 миллиарда тенге и штрафов на сумму 133,5 миллиона тенге в связи с уплатой основного долга на сумму 7 миллиардов тенге.

– Предложу Вам ряд воп­росов по ККМ: следует ли считать удачей для бизнесменов тот факт, что сейчас фискальные органы плотно и активно взялись за внедрение
онлайн-ККМ? Не опоздали ли мы с этим явлением?

– Обязанность по применению хозяйствующими субъектами ККМ введена с 1 августа 1993 года. В соответствии с Налоговым кодексом налогоплательщики обязаны применять ККМ независимо от категорий субъектов предпринимательства. Пока требование по применению ККМ не распространяется на денежные расчеты физических лиц; адвокатов и медиаторов; индивидуальных предпринимателей, осущест­вляющих деятельность на основе патента и плательщиков единого земельного налога. Есть также ряд услуг: по перевозкам в общест­венном городском транспорте; услуги Национального банка РК; банков второго уровня.

Но с 1 января 2020 года применять онлайн-ККМ обязаны субъекты, действующие на основе патента, и плательщики единого земельного налога.

– Насколько охотно бизнесмены идут навстречу фискалам при внедрении ККМ?

Внедрение онлайн-ККМ идет с учетом возможностей предпринимательского сообщества поэтапно с 1 июля 2015 года. С 1 января 2018 года на учет в органах госдоходов ставятся только онлайн-ККМ, за исключением налогоплательщиков, чья деятельность находится в местах отсутствия сети телекоммуникаций общего пользования.
По республике зарегистрировано около 579 тысяч ККМ, из них доля онлайн-ККМ составляет 96,55%.

ККМ – это инструмент контро­ля со стороны государства за налично-денежным оборотом, полнотой и своевременностью оприходования субъектами предпринимательства наличной выручки. Их внедрение позволяет сократить контрольную нагрузку со стороны органов госдоходов. Соответственно, сама сфера деятельности налого­плательщиков, работающих с денежными расчетами, более прозрачна.

И предприниматель имеет возможность контролировать свой бизнес, в том числе в других городах через личный кабинет.

– Вы говорили об объединении онлайн-ККМ и POS-терминалов с функционалом авто­матического заполнения и отправки налоговой отчетности, а бизнесмены растерялись. Поясните, какое участие в формировании отчетности при введении нового функцио­нала будет принимать владелец бизнеса? Как он сможет контролировать свои суммы условного прихода-расхода?

– Здесь в практику входят банковские продукты: планируется создание функционала, который объединит в одном продукте функции ККМ, POS-терминала, а также разработанного

API-сервиса по приему налоговой отчетности.

Предполагается, что налогоплательщику будет представлена возможность предзаполнения налоговой отчетности с учетом полученных сведений о денежных расчетах при применении онлайн-ККМ и POS-терминала. Проект стартует в пилотном режиме в будущем году.

– Предпринимателей у нас все же в процентном соотношении меньше, чем рядовых граждан. Разве не мимо пос­ледних проходит все, что касается формирования и расходования бюджета?

– Напомню, что совместно с Министерством национальной экономики мы работали над пилотным проектом по «бюджету участия» на местном уровне. Сейчас они реализуются в райо­нах городов Нур-Султана и Алма­ты и направлены на развитие и благоустройство территорий.

Минфин совместно с Миннац­экономики и местными исполнительными органами готовит единые правила формирования и использования «бюджетов учас­тия», масштабирования работы по их внедрению, активное разъяснение принципов всем гражданам.

Тот, кто интересуется работой Минфина, может видеть граж­данский бюджет на официальных интернет-ресурсах местных и центральных государственных органов и на интернет-портале Открытых бюджетов. Там есть инфографики, схемы, диаграммы и другие презентационные формы.

А правила составления и представления гражданских бюджетов утверждены моим приказом № 15 в 2018 году.

– «Приватизация» – термин, ставший привычным. Распродано уже все? А если распродано, то что именно и на какие суммы?

– Приватизация является основным инструментом разгосударствления национальной экономики, способствующим переходу от директивного гос­управления к другим его формам, регулируемым рыночными механизмами.

В нашей стране начало процесса приватизации было продиктовано требованиями времени, когда в 90-х годах Казахстан стал независимым государством. Требовалось скорейшее реформирование экономической системы, основанной на тотальной цент­рализации экономической и политической жизни.

Приватизацию, проведенную в начальный период становления национальной экономики, можно обозначить как «первую волну» приватизации. На тот период 100% ВВП экономики страны формировалось государственными предприятиями.

За период «первой волны» приватизации (1991–2013 гг.) была осуществлена приватизация более 43 тысяч объектов госсобст­венности, доходы от которых сос­тавили около 360 миллиардов тенге. Помимо этого, аукционная продажа объектов розничной торговли, общественного питания и бытового обслуживания насытила рынок продуктами питания, потребительскими товарами и необходимыми для населения услугами.

Ведущие промышленные предприятия, такие как ГАО «Карметкомбинат», нефтедобывающие предприятия «Актобемунайгаз», «Каражанбасмунай», «Мангис­таумунайгаз», крупнейшие угольные разрезы «Богатырь», «Восточный», АО «Алюминий Казахстана», став частными, привлекая финансовые средства и новые технологии, успешно преодолели кризис переходного периода. Они модернизировались и выросли в крупных игроков на мировых рынках в горнодобывающей, металлургической, нефтяной и других отраслях.

Успехом «первой волны» приватизации можно считать формирование частного сектора и старт малого и среднего предпринимательства. Кроме того, в политической сфере республика завоевала статус государства с эффективно действующей и динамично развивающейся рыночной экономикой.

Сейчас мы видим «вторую волну» приватизации, которая направлена на снижение доли государства в национальной экономике до 15% к ВВП, как в большинстве стран ОЭСР, и поддержку частного предпринимательства.

Приватизация не преследует цель «распродать» всю государственную собственность. Посредством приватизации государство выходит из тех сфер национальной экономики, где уже присутствует частный бизнес. Конкуренция приводит к снижению издержек, повышению качества управления и положительно сказывается на качестве услуг для конечного потребителя.

Тем самым государство, используя различные механизмы, в том числе приватизацию, сужает сферу влияния в различных областях экономики через передачу в конкурентный рынок непрофильных активов, а также активов, деятельность которых неэффективна (либо малоэффективна).

– IPO «Казатомпрома»: оценки экспертов идут в разбросе от «продано мало» до «куплено не теми». Итак, факты и Ваша трактовка?

– Я читаю наши СМИ, и мне, собственно, неясно, почему идет некая невнятная трактовка однозначного события.

Да, в ходе приватизации вывод акций на IPO начат с АО «НАК «Казатомпром». Так, 14 ноября 2018 года проведено успешное размещение 15% акций данной компании: на Лондонской фондовой бирже – 13% и впервые на бирже МФЦА – 2%.

Акции приобрели 49 иност­ранных и 16 казахстанских юридических лиц, а также около 2 700 граждан страны. Совокупная доля казахстанских инвесторов составила 47,5% от предложенного объема акций АО «НАК «Казатомпром». Общая выручка привлеченных средств составила 168 миллиардов тенге, или 451 миллион долларов США.
26 сентября текущего года посредством IPO размещено еще 3,8% акций АО «НАК «Казатомпром» на сумму 49,8 миллиарда тенге, или 128 миллионов долларов США.

– Какими стали иные итоги приватизации? Что страна обрела от продажи гособъектов частникам и что потеряла?

– Приватизация идет в соответствии с Комплексным планом приватизации на 2016–2020 годы, который включает 863 объекта республиканской, коммунальной собственности и квазигосударственного сектора.

Из этих объектов реализован и передан в конкурентную среду 501 объект различных сфер деятельности на сумму 545 миллиардов тенге. В их чис­ле 54 объек­та республиканской собственности на 65 миллиардов тенге; 250 объектов коммунальной собственности на 64 миллиар­да тенге; 197 объек­тов квазигосударственного сектора на 416 миллиардов тенге.

Кроме того, 293 объекта нап­равлено на реорганизацию и ликвидацию, что также являет­ся одним из способов сокращения участия государства в экономике.
В целом исполнение Комплекс­ного плана приватизации, включая реорганизуемые и ликвидируемые объекты, на текущую дату составляет 92%.
К реализации подлежат еще 69 объектов, из которых по 32 – торги уже проводятся, 37 – на предпродажной подготовке.

В числе этих объектов 6 крупнейших компаний АО «ФНБ «Самрук-Казына», передача в конкурентную среду которых запланирована путем вывода на IPO⁄SPO до 25% от общего количества акций каждой из компаний. Это такие компании, как АО «Эйр Астана», АО «НАК «Каз­атомпром», АО «Казахтелеком», АО «НК «КазМунайГаз», АО «Казпочта», АО «НК «Қазақстан темір жолы».

Относительно того, что страна обрела от продажи гособъектов частникам и что потеряла, то основные выгоды, ожидаемые от «второй волны» приватизации, состоят из нескольких слагаемых.

Во-первых, граждане получают решение вопросов занятости, дополнительный доход в виде дивидендов при продаже акций на IPO и широкий спектр качест­венных услуг.
Во-вторых, бизнес обретает доступ к госзаказу, получает «готовый бизнес» с возможнос­тью его расширения, а также участие в механизмах ГЧП.
В-третьих, государство создает условия функционирования эффективной рыночной экономики, повышает инвестиционную активность, наращивает стабильность в экономике и формирует широкий средний класс.
Автор:
Ирина Нос
09:12, 20 Декабря 2019
0
2646
Подписка

Популярное

Читайте также