Политика

Институт президентства в Казахстане. Успех, доказанный историей

Представляем вашему вниманию интервью об истории развития института президентства в Казахстане с Ержаном Салтыбаевым, директором Института мировой экономики и политики (ИМЭП).  

– Добрый день Ержан Айдарович. Вчера 1 декабря Казахстан в очередной раз отметил важный государственный праздник День Первого Президента. Скажите пожалуйста, какова значимость этой даты, чем она отличается от других особенных дней в национальном календаре страны?

Здравствуйте, спасибо за возможность поделиться своими соображениями с Казправдой.

Если говорить о предыстории прошедшего вчера праздника, то надо вспомнить, что одной из важнейших символических точек отсчета нашей Независимости стало 1 декабря 1991 года. Именно в этот день состоялись первые в истории нашей страны всенародные, демократические выборы президента, на которых с подавляющим поддержкой казахстанцев победил Первый Президент Нурсултан Назарбаев.

Ровно двадцать лет спустя в декабре 2011 года на пленарном заседании Сената был принят закон, в соответствии с которым каждое 1 декабря страна отмечает день Первого Президента, как дань признания исторических заслуг Елбасы в создании и становлении современного независимого Казахстана.

И это решение чрезвычайно важно и глубоко символично. По сути, именно институт президентства стал той стержневой конструкцией всей государственной системы, которая впоследствии и обеспечила уверенное и стабильное развитие нашей страны.

Кроме того, как верно отмечают некоторые отечественные политологи, Елбасы стал той фигурой вокруг которой был во многом выстроен весь символический дискурс современной казахстанской политической и гражданской нации.

Таким образом, у этого праздника также есть и другая важная идеологическая функция – укрепление гражданского мира и внутринационального согласия в Казахстане.

– Да действительно роль Первого Президента для формирования современной казахстанской нации сложно переоценить. Однако как известно сильная президентская форма правления не пришла в одночасье и, по сути, была впервые чётко оформлена только в Конституции 1995 года. До этого момента роль института президента была в значительной мере ограничена. На ваш взгляд, с чем были связаны эти изменения?

Если кратко, то в первой конституции независимого Казахстана, которая была принята в 1993 году, не были учтены многие серьезные риски.

Ключевой проблемой тогдашнего Основного закона страны стало то, что законодательный орган получал чрезмерно широкие полномочия, вполне сравнимые с президентскими. Таким образом, самой конституцией в политическую систему был заложен риск возникновения двоевластия.

Кроме того, в Конституции 1993 года не были проработаны механизмы разрешения конфликтов между законодательной и исполнительной ветвью власти. Это делало процесс выработки и согласования государственных решений весьма сложным, а где-то хаотичным и, в итоге, достаточно неэффективным.

По сути, наряду с президентской вертикалью власти выстраивалась параллельная структура Советов, которая, как мы помним, впоследствии нередко вступала с Президентом в конфликт по вопросам рыночных реформ и дальнейшего развития государства в целом.

В итоге всё это серьёзно мешало стране, находящейся на критическом этапе становления, проводить реформы, необходимые для преодоления острейшего социально-экономического кризиса.

Более того, слабые механизмы сдержек и противовесов позволяли Верховному Совету произвольно вмешиваться в деятельность Правительства или даже подменять его. Всё это крайне негативно сказывалось на стабильности только формирующейся политической системы Казахстана.

- Соглашусь, девяностые были весьма непростым периодом в истории Казахстана. Как известно после выборов 1994 года, проработав менее года, Верховный Совет 13-го созыва был признан нелегитимным, в стране начался политический кризис. Как вы считаете, с чем это было связано?

Это было связано с элементарным нарушением ряда норм избирательного законодательства. В результате, как мы помним, законотворческая деятельность в стране оказалась фактически парализованной.

И как раз в этот критический момент институт президента в полной мере проявил свою огромную стабилизирующую функцию, по сути,
заполнив образовавшийся вакуум власти и приняв на себя законотворческие полномочия.

Это был вынужденный, но необходимый шаг, который позволил сохранить стабильность и необходимую динамику реформ.

Тогда Первый Президент фактически взял на себя «ручное управление» страной, издав 136 указов, имевших силу закона, и направленных на продвижение важнейших рыночных преобразований.

По итогам пережитого страной политического кризиса стала очевидной необходимость кардинального пересмотра подходов к функционированию механизмов государственной власти. Как результат этого переосмысления обществу был предложен обновленный проект Конституции, который учитывал ключевые системные изъяны предыдущей политической модели управления.

На этот раз Основной закон республики предлагалось утвердить уже не в рамках Парламента, а путем общенационального референдума. Это придало ему необходимую степень легитимности.

В результате, 30 августа 1995 года Казахстан получил новую, действующую и поныне Конституцию, за которую проголосовало 90% граждан страны.

- В чем состояли главные особенности новой Конституции?

Главной особенностью Конституции 1995 года стало намного более продуманное и рациональное распределение властных полномочий между исполнительной и законодательной властью.

В статью 4-ю Основного закона, наряду с принципом разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную был включен и новый, принципиально важный пункт, который гласил о том, что «государственная власть в Республике едина».

Был также сделан особый акцент на координирующей роли Президента в функционировании всех ветвей власти.

– Тем не менее, в обществе по сей день можно услышать споры о целесообразности концентрации власти в руках президента. Есть мнение, что стране необходимо было развиваться на основе парламентской модели. Что вы думаете по этому поводу?

Если честно, мне не нравится выражение «есть мнение»: такой эвфемизм часто использовался в эпоху правления КПСС (смеется). Конкретно вот это мнение вызывает достаточно много вопросов относительно его обоснованности применительно к нашим реалиям.

На самом деле, если говорить предельно серьезно и откровенно, 30-летний опыт развития нашей страны убедительно доказывает, что политическая система с сильной президентской вертикалью власти является для нас наиболее подходящей моделью. Особенно на этапе становления новой государственности, и с учётом исторической специфики казахстанского кейса.

- А в чем заключалась эта специфика?

Во-первых, на заре независимости страна столкнулась с колоссальным социально-экономическим кризисом.

В этих условиях новое государство критически нуждалось в эффективной и централизованной власти, которая могла бы оперативно реализовывать антикризисные меры.

При этом, как мы знаем, из всех либерально-демократических экспериментов в странах СНГ в те годы ни один не стал по настоящему успешным.

Во-вторых, на беспрецедентный социально-экономический кризис в стране накладывалась потенциально еще более опасная проблема – сложный этно-демографический состав населения, который исторически достался Казахстану от Советского Союза.

Напомню, что на момент провозглашения Казахстаном своей независимости доля титульного государствообразующего этноса составляла чуть более 40%.

Не случайно в первой половине 90-х годов прошлого века многие высоколобые комментаторы на Западе называли нашу страну «центральноазиатскими Балканами», «пороховой бочкой», которая, по их мнению, могла взорваться в любой момент из-за межэтнических противоречий.

В этой ситуации сильная президентская вертикаль была просто безальтернативна с точки зрения удержания гражданского мира и стабильности в стране.

Наконец, в-третьих, нельзя забывать о сложном геополитическом окружении, в котором пришлось создавать основы государства.

Казахстан находится по соседству сразу с двумя крупнейшими мировыми ядерными державами – Россией и Китаем, с которыми было необходимо выстраивать отношения, практически с нуля. Кроме того, на южных рубежах региона находился неспокойный Афганистан.

Стране предстоял сложнейший процесс юридического оформления международно-признанных государственных границ, а это, напомню, более 13 тысяч километров только сухопутной линии.

Но и это – не всё. На тот момент также существовала «ядерная дилемма», которая также требовала безотлагательного решения.

Мне даже сложно себе представить, что было бы, если ядерный вопрос стал заложником внутриполитических баталий в результате отсутствия единого сильного лидера.

По сути, Казахстану, как и всему миру, повезло, что у руля государства в этот период оказался именно такой политик как Нурсултан Назарбаев, способный к нахождению компромиссов и обладающий объединяющей харизмой общенационального лидера для всех граждан независимо от национальной принадлежности и политических предпочтений.

- Действительно, институт президентства и сама личность Нурсултана Назарбаева сыграли важнейшую стабилизирующую роль в те крайне сложные этапы развития 1990-х и 2000-х годов. Однако сегодня можно часто услышать, что мол с тех пор ситуация изменилась, а значит и сам институт президентства уже не имеет того значения.

Думаю такая оценка является по меньшей мере поверхностной. Прежде всего, не изменилось наше геополитическое окружение. Да, определены и признаны наши границы со всеми соседями, но ситуация вокруг этих границ и в мире в целом не стала проще. Более того сегодняшняя ситуация в мире является намного более опасной и сложной по сравнению с тем, что было еще 15-20 лет назад.

Кроме того, практика политических процессов в мире показывает, что в сложные и кризисные моменты наиболее оптимальным ответом является консолидация власти. Именно централизованные политические системы намного лучше и эффективнее справляются с критическими вызовами.

Это, кстати, весьма чётко продемонстрировала и пандемия, во время которой именно централизованные политические системы в Азии оказались намного успешнее в реагировании на возникший вызов.

Кроме того, нельзя упускать из вида постсоветскую специфику. На примере многих наших соседей мы ясно видим, что попытки механического переноса западных моделей демократии на общества, возникшие на обломках СССР, абсолютно не работают.

В этом отношении показателен опыт «ускоренной» политической модернизации таких стран, как Украина и Кыргызстан. Поспешная либерализация политической системы и ослабление президентской власти привели к тому, что эти страны вошли в цикл перманентного политического кризиса, который буквально парализовал их социально-экономическое развитие.

К примеру, по данным Всемирного Банка, в 1990 году ВВП Украины превышал ВВП Казахстана более чем в 3 раза. Однако уже в 2010 году экономика Украины была меньше казахстанской.

Смена 5 президентов и переход на парламентскую форму правления в Кыргызстане лишь дестабилизировали политическую ситуацию. В результате мы видим, что кыргызское общество позитивно восприняло возврат к более централизованной президентской форме правления.

Вообще либеральная демократия и парламентская форма правления не могут появится в одночасье без реально глубоких для этого культурных и экономических предпосылок.

И, кстати, немаловажную роль в этом процессе порой играет сама власть в лице сильного, харизматичного лидера, который выступает главной направляющей силой политической трансформации. Роль личности в истории еще никто не отменял.

- Соглашусь, что благодаря правильно выстроенному курсу Нурсултана Назарбаева наша страна не только смогла сохранить стабильность, но и выйти на траекторию устойчивого роста. Сегодня Казахстан продолжает развиваться, соответственно обновляется и его политическая система. Как эти трансформации соотносятся с уже сложившимся институтом президентства?

Создание сильной президентской власти никогда не было самоцелью, но лишь инструментом, необходимость в котором возникла в силу объективных исторических причин, о которых я говорил выше. Первый Президент всегда это понимал, и поэтому регулярно вносил точечные, но важные изменения в политические механизмы функционирования власти в нашей стране.

По сути, институт президентства в Казахстан за 30 лет прошел несколько ключевых этапов своего развития.

Первый этап – это период становления президентской власти, который охватывает временной промежуток с 1990 по 1995 годы.

Точкой отсчета можно считать принятие Закона Казахской ССР от 24 апреля 1990 года «Об учреждении поста Президента Казахской ССР».

Дальнейшее юридическое оформление президентской власти, как мы уже говорили, произошло в процессе принятия двух Конституций в 1993 и 1995 годах.

В частности, действующая ныне Конституция закрепила положение о том, что Президент «обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей государственной власти и ответственность органов власти перед народом».

Второй этап, с 1995 по 2007 годы – это период трансформации президентской власти в «суперпрезидентскую». Как я уже отмечал, это было вынужденной исторической необходимостью.

Благодаря централизации власти в этот период были осуществлены наиболее важные реформы по трансформации экономики из плановой в рыночную, произошло формирование основ государственной системы.

Благодаря сильной президентской власти был заложен стратегический фундамент для дальнейшего устойчивого роста и развития Казахстана.

Третий этап - этап либерализации, который охватил период с 2007 по 2017 годы.

То есть по мере роста экономического и социального благосостояния, естественным образом начался процесс постепенной децентрализации власти, перераспределения ряда функций от президента в пользу парламента и правительства.

Так, конституционная реформа 2007 года существенно расширила полномочия парламента в сфере контроля правительства. Очередной раунд перераспределения полномочий от президента в пользу правительства и парламента прошёл рамках конституционной реформы 2017 года накануне транзита верховной власти в стране.

В результате была заложена основа для более сбалансированного и рационального распределения властных полномочий между тремя ветвями власти, что полностью отвечало интересам развития нашего общества и государства.

- А как Вы можете охарактеризовать текущий период нашего развития?

Сейчас мы переживаем новый, четвертый этап этого исторического процесса. Начало ему было положено в марте 2019 года, когда Первый Президент Казахстана принял историческое решение о досрочном прекращении своих полномочий. Таким образом был запущен процесс транзита высшей политической власти в стране.

Значимость данного события сложно переоценить, ведь как говорят классики политологии, мирная и цивилизованная передача власти является одним из главных критериев реальной зрелости той или иной политической системы.

- С того момента прошло почти два года. Как Вы оцениваете ход и итоги процесса политического транзита в стране?

Судите сами. Совсем недавно произошло важное историческое событие – Нурсултан Назарбаев анонсировал передачу своих полномочий Председателя правящей партии “Nur Otan” действующему Главе Государства Касым-Жомарту Токаеву, подчеркнув, что «партию должен возглавлять Президент страны».

Ранее подобным образом Президенту было передано руководство Ассамблеей народа Казахстана.

Думаю, что в этом заключается одна из важных граней исторического наследия Назарбаева: Елбасы целенаправленно прикладывает усилия для того, чтобы государственная модель развития Казахстана имела, прежде всего последовательный и устойчивый характер.

Сегодня, благодаря мудрому и взвешенному курсу Елбасы, институт президентства стал системным фактором политической и экономической модернизации страны, которая, я в этом уверен, ещё будет изучаться политологами по всему миру, как один из самых успешных мировых примеров модели государственного строительства в новейшей истории.

- Спасибо за интересную беседу!
13:20,1 Декабря 2021
0
3189
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное